Франсуаза Фриссан-Ле Кальве: «Мы умножаем энергию»

30.05.2018

Об аппелласьонах, Château Coupe-Roses, Vinifilles и не только…

Марина Маевская

Одна из интереснейших гостей среди 28 иностранных винных экспертов Silpo Wine Fest – первая из ныне действующих женщин-виноделов аппелласьона Минервуа, автор запоминающихся вин Château Coupe-Roses, хранительница семейных традиций. А еще заядлая путешественница, отменившая вечеринку в честь своего дня рождения ради приезда в Киев – и очарованная им. Франсуаза Фриссан-Ле Кальве ответила на вопросы шеф-редактора D+Марины Маевской.

D+: Расскажите, пожалуйста, о Вашем шато и о том, как это сегодня – быть виноделом-женщиной.
Ф.Ф: Я хозяйка Château Cope-Roses в аппелласьоне Минервуа. Поместье принадлежит моей семье уже 400 лет. Сегодня у нас немногим более 40 га – это среднее хозяйство, не маленькое и не большое. Вообще, мы планируем расширяться, так как у меня двое детей – сын, который уже делает вино, и дочь. Так что семейное дело будет продолжаться, и нужны еще виноградники. Бразды правления перешли ко мне от отца 30 лет назад – тогда я была единственной женщиной в регионе среди мужчин-виноделов. Было тяжело. Сегодня ситуация меняется. Нас 18 виноделов-женщин, что менее 10%, и у нас есть свой союз – Vinifilles. Но все равно довольно сложно существовать в этих структурах – юг Франции очень, очень мачистский. Поэтому хорошо, что мы объединились. Это позволяет нам развиваться. И когда мы добиваемся успеха, мужчины нам завидуют (смеется).

D+: Расскажите об организации Vinifilles.
Ф.Ф: Это объединение женщин-виноделов нашего региона. Во время собраний мы решаем вопросы продаж, маркетинга, делимся опытом. Это особенно важно для органического и биодинамического виноделия, так как здесь наука бессильна и нет права на ошибку. Мы сами в Château Coupe-Roses занялись биодинамикой с 2013 года. У нас растет Кариньян – крайне чувствительный сорт, которому угрожает милдью. Благодаря советам коллег мне удалось избежать этой катастрофы. Мы работаем вместе. Мы женщины, и все очень разные, у каждой свои идеи, эксперименты. Между нами нет конкуренции. Мы с удовольствием проводим время вместе. Во время дегустаций у нас все оформляется в наших цветах – это оранжевый и черный. У нас есть и свое лого, мы его тоже используем во время дегустаций, но на бутылках не размещаем. Vinifilles – региональная организация Лангедока – Руссильона. Это 18 женщин-виноделов от Перпиньяна до Нима. В других регионах есть похожие организации: в Провансе это Éléonores de Provence, в Долине Роны – Femmes Vigne Rhône, в Божоле – Etoiles en Beaujolais, в Шампани – Fa’Boulleuses de Champagne, в Эльзасе – Divines d’Alsace. Раз в год происходят общефранцузские собрания. Место проведения каждый год меняется. Когда мы собираемся вместе, энергия возрастает в разы. Мы умножаем энергию и обмениваемся взглядами.

D+: Расскажите о винах, которые Вы производите.
Ф.Ф: Для начала попробуйте Les Plots. Это 2015 год. Гренаш и Сира. Горный виноградник. Белый известняк и смесь глинозема и известняка. Выдержка в стали.

D+: Обаятельное вино, такое фруктовое, свежее и округлое. Смородина, черная вишня, немного специй. Здорово!
Ф.Ф: Теперь Oreiance. Это 100% Сира.

D+: Богатое вино. Интенсивное, фруктовое с оттенками специй и очень интересным кокосовым тоном.
Ф.Ф: А теперь попробуйте Nature. Это тоже Сира, но биодинамика. Виноград мацерируется вместе с гребнями. Первый релиз. Это вино полностью сделал мой сын.

D+: Какое интенсивное, необычное и смелое вино!
Ф.Ф: Всего мы производим более 10 вин. Не только красные, которые вы попробовали, но и белые. Поскольку мы расположены на вершине горного плато (а это высота около 430 м), они отличаются от других южных вин свежестью. Создавая свои вина и кюве, мы следуем за терруаром. Например, Oreiance делается из Сира с особой почвы, почти полностью глинистой, с северной экспозицией виноградника. Другие участки расположены на каменистых и известняковых почвах. Вообще, Château Coupe-Roses – это такое лоскутное одеяло разных почв. Les Plots – это кюве, тоже «северное», с самой верхушки плато, очень ветреной. Работая на винограднике, мы стараемся дать почве выражение, это очень важно. Попробовав наши вина, вы чувствуете, что терруар – это не просто маркетинг. Для нас это важно, потому что мы хотим и далее развиваться в направлении органики.

D+: Сохранились ли у Вас в семье записи о том, как делались вина предыдущих поколений? Какими они были?
Ф.Ф: Сложно сказать. Старейшие вина, которые мы пробовали, были еще в 90-х. Это были вина из Гренаша и Кариньяна, сорт Сира в те времена не использовался, он новый и молодой в Минервуа. Вина были очень мощные, танинные, с сильным потенциалом. В них сохранялся фруктовый нос – красные фрукты, переходящие в сливу, вишню, garrigue. Этим словом мы называем весь букет дико растущих местных трав: тимьяна, лаванды, розмарина, можжевельника. Все они растут у нас в поместье – и чувствуются в вине, будто впитались. У нас есть одно особенное традиционное местное вино. Оно делается из Гренаша позднего сбора. Ферментация останавливается при 16° – дрожжи погибают, сахар остается. После чего мы «забываем» вино в барриках на 10-15-20 лет. У готового вина великолепный баланс.

D+: Это, наверное, эликсир! Скажите, а насколько распространено в Вашем регионе сегодня производство органических, биодинамических вин?
Ф.Ф: Этим активно занимается молодое поколение. У нас в регионе есть молодые и новые виноделы, человек 30, которые стараются производить вино максимально натурально. Иногда у них получается, иногда не очень.

D+: Вы производите традиционное вино, затем вина собственные современного стиля, ваш сын делает биодинамику. Три таких разных направления в одном хозяйстве. С каким из них Ваше сердце?
Ф.Ф:
С винами, которые я начала делать, – современными. Я это сделала, потому что считала, что это хорошо и по-прежнему убеждена в этом. Мне самой очень нравится Oreiance, хотя одно любимое вино выделить, конечно, сложно.

Booking.com

Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!