Роберт Гулиев: «Реформы – это значит, жить по счетам!»

08.04.2017

И дело не только в обаянии личности. Прогнозы и позиция главы корпорации «Одессавинпром» – отражают лидерское мнение отрасли. А его вина представляют флагманский отряд отечественного виноделия. Поэтому мы надеемся, что его беседа с главредом D+ Ольгой Пиневич будет прочитана и понята не только операторами рынка, но и теми, от чьего разума и воли зависят перспективы нашей страны.

D+: Каким был прошлый год для Вас? Изменения, которые произошли в законодательном поле на винодельческом рынке Украины, – какие из них можно назвать зеленым светом для развития отрасли?
Р.Г.: Оценивать реформы непросто. В свое время, когда Саакашвили начинал реформы, у него поддержка была 80 %. А когда провел то, что успел, то его рейтинг снизился, потому что реформы – серьезная и не для всех приятная штука. Ведь что значат реформы? Это, в конечном счете, значит – жить по счетам. Поэтому все, что делалось в минувшем и уже этом году, нас устраивает.

Например, повышенная минимальная зарплата в 3200 гривен – хорошо способствует наполнению бюджета. Эта реформа меня сильно обрадовала. Ведь мы-то всегда платили такую зарплату, а нашим конкурентам, которые ее не платили и у них издержек было меньше, так что они вино могли продавать по цене воды «Моршинской», сейчас придется платить и людям, и в бюджет. И в бюджете появятся деньги. Это значит, что у людей появятся деньги, они придут ко мне и купят вино. Я эти деньги тоже потрачу – вложу в бизнес, рассчитаюсь с долгами. Как вы думаете, куда я сейчас вкладываю средства? В бизнес и рассчитываюсь по долгам, которые образовались на скачках курса доллара. Сейчас все работают на выживание. Так что чем больше денег у людей, тем лучше бизнесу. Да, зарплата 3200 – это и соответствующие налоги. Но я их плачу уже давно. Почему плачу, если многие не платят? Во-первых, наша компания – очень трусливые люди, поэтому мы делаем все честно (улыбается – прим.ред.). Во-вторых, я просто не люблю общаться с прокурором или налоговым инспектором, хотя бы потому, что не люблю, когда мне задают вопросы, – если это, конечно, не дружественные журналисты. Я плачу налоги, и плачу давно, и считаю, что надо не только требовать платить, но и сажать в тюрьму за неуплату. Минимальная розничная цена – это тоже неудобная многим, но необходимая система. Мы долго бились за МРЦ, потому что в условиях, когда у тебя нет европейских стандартов, нет МРЦ – нет качественной продукции. Так что принятие такого решения – тоже позитивное изменение.

D+: Для достижения результатов и стандартов качества на уровне европейских стран нам необходимо еще очень многое изменить. Что, по-Вашему, должно поменяться в законодательстве страны, чтобы виноделие могло развиваться и стать конкурентоспособным продуктом на мировой арене.
Р.Г.: О каких европейских реформах мы можем говорить, если главная реформа не проведена! Это земельная реформа. И как только она пройдет, даже если запретят покупать иностранцам, то найдутся свои ребята, которые в оффшорах держат деньги. Я даже где-то читал интересную статистику: если местные выведут деньги из оффшоров, то страна получит где-то $ 2-3 млд в год. Конечно, если еще и зарубежных инвесторов впустить сюда, – то это огромный ресурс. И почему этот вопрос не решается, как вы думаете? Не только потому, что это противоречит чьим-то частным интересам, а  и потому, что оппозиция, какая бы ни была, будет против. Ведь каждый понимает: та власть, при которой произойдет земельная реформа, останется на долгий срок. Поэтому, если Порошенко хочет переизбраться, то ему надо немедленно это делать, потому что другого источника привлечения средств в бюджет на сегодня не существует… Для того, чтобы переизбраться, нужно иметь ресурс, показать людям, что вот - мы стали лучше жить. Приватизацию земли надо делать немедленно, тогда мы вздохнем. Да, 20 латифундистам будет плохо, но всем остальным станет лучше. Это я говорю, человек, у которого 50% виноградников находится на арендной земле. Вроде бы я и не заинтересован в приватизации, но понимаю, что если деньги появятся у людей, то они появятся и у меня. Закон, который нужен, это приватизация земли, возможность получения кредитов под землю, ведь сейчас  земля не является залогом, и все – экономика простаивает. (К слову, не хотелось бы, конечно, упоминать эту страну всуе, но даже в России земля является товаром, а значит – объектом залога с 2004 года!)

И вот, в этих, можно сказать, антисанитарных условиях Украина произвела 64 миллиона тонн зерна! Можете представить, как бы мы жили, если бы земля была приватной!.. Кроме того, если говорить о политике, то я думаю, что Петру Алексеевичу выгодна приватизация земли, потому что это основное требование МВФ. Ведь МВФ говорит: если до апреля не примите закон о продаже земли, то мы вам денег не дадим. А в 2019 году  мы должны будем огромные деньги начинать выплачивать. То есть, если не найти ресурс, то, сами понимаете… Поэтому власть очень заинтересована, чтобы закон прошел, и  они будут давить вовсю, лишь бы склонить к этому парламент.

…Я уже не говорю, кстати, о таком аспекте данного вопроса, как память о жертвах голодомора, когда большевики забрали землю у его хозяев, заменив продразверстку продналогом. Уже хотя бы память о той трагедии должна нас подвигнуть  решить наконец вопрос о земле – и отдать ее таки крестьянам!

D+: Какие еще вопросы, возможно, более узкопрофильные, стоят перед отраслью?
Р.Г.: Сегодня мы в основном работаем через дистрибьютора, потому что это определенные логистические затраты. На данный момент мы полностью, эксклюзивно отдали реализацию в руки дистрибьютора «Альянс Дистрибьюшн». Понятно, что хочется больше, хочется лучше, хочется расширяться, но везде требуется ресурс на вход в сети. Скажем, сейчас не присутствуем в сети «Билла», и нам на днях прислали новые условия: чтобы завести 12 позиций, нужны 680 тысяч грн просто единоразовых вложений.  А затем начнется: дебиторочка 60 дней и прочие радости сотрудничества. Ну, да это всего 60 магазинов по всей Украине, так что поживем пока так. Мы этот год балансируем, но потом уже начнем вкладывать в расстановки. Уже сейчас выделяем ресурс, потому что без этого развития не будет. Некоторые сети очень цинично к этому подходят: есть прайс за вход, – заплатите, а там посмотрим, как вы будете продаваться. Будете продаваться плохо, – выведем, несмотря на ваши деньги.

D+: Как считаете, что нам глобально мешает становиться разумнее, цивилизованнее?
Р.Г.: Интересы и интересишки латифундистов местечковых.

D+: Находить пути решения вопросов проще, объединившись с теми, кто стремится изменить ситуацию. На Ваш взгляд, какие шаги должны предпринять украинские виноделы, чтобы их объединения не становились очередными клановыми бизнес-предприятиями, а действительно формировали имидж украинского вина на международной арене?
Р.Г.: Нас объединяет и разъединяет присутствие ресурсов для работы и развития или их отсутствие. Когда формируется нищее объединение, то все разваливается, когда богатое, – все работает, как швейцарские часы. Поэтому такие организации-объединения должны выполнять функцию обслуживания тех предприятий, которые туда входят. Собственно, так мы и заявили «Укрвинпрому»: «Если согласовываем  списки наших проблем, – а это МРЦ, один процент на развитие виноградников, НДС, частная собственность на землю, еще какие-то моменты, – и хотя бы две трети этого списка совпадают с вашей активной деятельностью, то мы соответственно будем поддерживать вашу организацию. Мы будем в вашей жизни участвовать, если вы будете идти в тренде этих проектов.

Если нет, то почему я должен кому-то дарить деньги? Вот, на последнем собрании была попытка договориться о каких-то вещах, которые объединяют отрасль, ну, например, коньячную. Там сейчас идет спор о процентном содержании украинского сырья: 15%, 85% или 51.Что самое забавное, складывается впечатление, что всех все устраивает, потому что реальные производители выставляют требования, которые невозможны для фейков, и наоборот. И я говорю: «Ребята, ну успокойтесь, давайте сделаем 51, но главное, чтобы пошел процесс, это как с МРЦ – главное начать». И при этом сидит «миротворец», представитель министерства, и говорит: пока вы не договоритесь, ничего не произойдет… В результате сегодня коньяки Украины можно производить без украинских спиртов! Конечно, надо договориться! И чиновник министерский правильно говорит – договаривайтесь сами: что ему, это мы здесь с 1857 года, а он там три месяца назад назначенный и через еще три, может, уйдет…

D+:  Сегодня у грузин, и у молдаван идет работа над созданием бренда «Вина Грузии», «Вина Молдовы», и в этом принимает активное участие государство. Чиновники не сидят пассивными «миротворцами», как Вы говорите, а носятся по миру, продвигая национальный бренд – открывают центры вина, договариваются с выставками, винными журналами. И это – волевое решение государства, заинтересованного в развитии потенциальной с точки зрения экспорта отрасли. Там, например, работает агентство грузинского вина – оно не собирает дань с виноделов и не кладет себе, или жене своей в карман, а работает на продвижение бренда «Грузинское вино». Вот как-то у них это получилось? А что  у нас должно случиться, чтобы вот такое произошло?
Р.Г.: Я не знаю как в Грузии, я знаю как во Франции. Во Франции, в провинции Шампань много лет уже действует организация, объединяющая производителей шампанского, ее сотрудники занимаются продвижением всех виноделов Шампани во всем мире.

D+:  Европейские виноделы давно договорились и везде получили зеленый свет. А у грузин, вот, прямо у нас на глазах, в отличие от нас, что самое обидное, произошли разительные перемены.
Р.Г.: Вы правы, в таких странах, как Грузия и Молдова, реформы прошли, при этом субсидирование виноградарства продолжается. И если говорить об Украине, то я бы при встрече с Гройсманом, сказал: «Почему у них есть преференции, а у нас нет? Из-за того, что у них есть преференции, их продукты могут сюда попадать по цене ниже, чем наши, это же нечестно… Мало того, есть преференции и у испанских производителей, итальянских, у всех европейских. Потому, что там датируется сельское хозяйство вовсю, а у нас нет. У нас даже НДС вот сейчас забрали, полуторапроцентный сбор забрали. Словом, у нас внутренний рынок падает, и на международном нас уже вовсю опережают даже соседи – грузины и молдаване.

D+: И, тем не менее, сегодня в винодельческую страну №1, Францию, в ее сердце – на Лазурный Берег поставляется вино ТМ «Вина Гулиевых». Прокомментируйте, пожалуйста, результаты, есть ли уже отзывы?
Р.Г.: Да, это правда – мы делаем поставку своих вин во Францию. Много одесситов живет за границей, и когда эти люди приезжают, они с удовольствием пробуют местное вино. Наша нынешняя заказчица живет много лет в Монте-Карло. Но мы с ней познакомились в Одессе, у Михаила Жванецкого. Я пришел со своим вином, она пробует и говорит: «Это Ваше? Я очень хочу иметь возможность  поставить это вино в карты моих ресторанов». Bот мы и заключили контракт на поставку. Мне настолько понравился этот подход, что я стал говорить со всеми своими друзьями, которые живут в Венгрии, в Австрии… И вот результат: сейчас еще будем в Австрию  отправлять наше вино, в Венгрию, Англию. Теперь этот процесс пойдет, и мы точно проторим дорожку. Боюсь даже, что «Шардонне Reserv» и «Каберне Reserv» 2015 года на всех желающих не хватит. 

D+: На нашем портале drinks.ua мы размещали отчет о дегустации, которую мы организовали для ведущих винных экспертов страны – чтобы протестировать Ваше «Шардонне Reserv» 2015 года (кстати, обратите внимание – публикация собрала рекордное число лайков). Все отзывы были исключительно положительные, но ребята нам задавали вопросы, которые мы теперь адресуем Вам. Скажем, существуют ли выделенные участки на винограднике для Reserv?
Р.Г.: Конечно! Но лучше бы показать им все непосредственно на винограднике. Мы приглашаем всех сомелье, заинтересованных увидеть наши лозы и винодельню. Сомелье – по сути своей профессии – продвинутые ребята, пытливые. Я бы хотел с ними встретиться в  нашей долине, чтобы показать – для Reserv, лучших вин с селектированных участков, подходит южный склон. Там даже при большом выпадении осадков, вода не образует луж, иначе –  сразу вспышка мильдью. Поэтому без склонов приготовить вино хорошего качества невозможно, особенно в наших условиях. Чернозем сам по себе очень жирный, как пластилин, влагу плохо пропускает, дренажа не хватает. Там, в долине, у нас на склонах высажены лучшие виноградники, которые предназначены для «Вин Гулиевых» и для special edition. Приглашаем,  покажем это очень интересно!

Я недавно был во Франции, и в течение десяти дней в ресторанах заказывал очень разные вина 2015 года. Он оказался для многих хорошим: 90% вин имели яркую ароматику, но встречался окисленный вкус. Почему? Намного легче работать с виноградом, который слегка не дозрел, – он целый, не гниет. Однако это хорошо для шампанских, но для тихих не годится. И я, признаюсь, радовался за наши продукты. Наше вино пьется хорошо, потому что сделано из вызревшего винограда, с великолепным накоплением сахара, что позволило выпустить богатое «Шардонне» и мощное «Каберне».

D+: А насколько большие получились объемы?
Р.Г.: Наверное, не такие большие, как хотелось бы. Но, если говорить о предприятии в целом, сравнивать по годам, то у нас прирост в 170% по сравнению с прошлым периодом. И должен сказать, что с «Винами Гулиевых» мы неплохо охватили рынок Одессы и Одесской области. Важным достижением назову представленность наших вин в «Good wine». Я считаю его  лучшим винным магазином в Украине. Мы обсуждаем активную дистрибуцию наших вин во всех городах-миллионниках.

На самом деле, итоги прошлого года (учитывая общую ситуацию в стране) грандиозные: по реализации игристых на внутреннем рынке мы занимаем долю в 27 процентов, с объемом 830 000 дал. Самый близкий к нам производитель – КЗШВ с 796 000 дал и 25 процентами. Проведу аналогию: 30 процентов рынка – считайте, как «Газпром», естественная монополия… В текущем году мы планируем нарастить производство шампанского еще на 20 процентов, то есть собираемся произвести под миллион. Вина в прошлом году мы произвели 6 млн дал, а в этом году планируем 8 млн, причем, по самым пессимистическим  прогнозам. А что касается «Французкого бульвара», то мы в этом году на 17 процентов выросли со special edition и минус 10 процентов по «Гранд  кюве». Почему минус? Потому что не дейсвовали МРЦ, сейчас, после принятия соответствующего решения, сразу пошел рост.  Думаем к концу года сделать рестайлинг «Гранд кюве». Но будем держать цены до последнего, у нас для этого есть все возможности – свои виноградники, производственные площадки. В этом году мы, дай Бог,  получим хороший урожай – будет свое отличное сырье. И мы, учитывая ситуацию с НДС в нашем секторе, получим преференцию по отношению к тем, что работает с чужим виноградом. Не говоря уже о выигрыше в качестве вин. Ведь, на самом деле, гарантом рыночного процесса является потребитель. Вся зачистка рынка произойдет  не потому, что хорошо или плохо работает государство, а потому, что у потребителя есть возможность выбирать. Я, например, не боюсь конкуренции – ни с французами, ни с итальянскими винами. Мы отправляем сегодня наши вина на самые авторитетные конкурсы и дегустации в рамках европейских выставок, где оценку дадут  самые взыскательные комиссии. И я уверен в своем вине – оно будет хорошо оценено.

D+: Вы постоянно работаете над современным образом Ваших вин, какой бутылке, какому стилю отдаете предпочтение?
Р.Г.:  Мне хотелось бы работать с бургундской бутылкой для белого вина, для селекта она была бы поизящнее, для резерва – потяжелее. Мы регулярно ведем переговоры со стекольными заводами. Сегодня мы тару из Молдовы привозим. И я, кстати, хочу спросить наших стекольщиков: ребята, сколько нам можно из Молдовы бутылки возить?! Мы валюту платим, так почему такую бутылку не сделать здесь?!
У нас шикарные заводы, делают качественную тару, мы работаем и с «Ветропаком» в Гостомеле, но они не делают такую бутылку, как нам сегодня нужна. Потому что, мол, нет спроса... Нет спроса – потому что не предлагаете, предложите красивую бутылку, а то все вино идет в одной: и красное, и белое – какой-то унисекс… Надеюсь, наша промышленность подтянется к нашим запросам, а мы будем все лучшее, что есть в оформлении и в технологиях, с удовольствием применять. Ведь нам удалось уже многое – сделать образцовые виноградники, заполучить лучших технологов, установить самое современное оборудование, выпускать высококачественный продукт и даже  удалось сломить хребет социалистической системы ведения хозяйства, мы нейтрализовали производственно-технологическую мафию. Самое время украинскому виноделию начать развиваться на внутреннем рынке и заявить о себе на мировом.

D+: Мы уверены, что так все и будет. А Вам и Вашему предприятию, которому приходится идти непростым флагманским курсом, легкой дороги. И побед!

Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!