Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Игорь Назаров: «Отношения между людьми важнее, чем официальные договоренности»

20.06.2019, Персона Автор: Юлия Шафранская

Директора представительства Brown Forman в Украине и главу комитета Wine&Spirits Европейской Бизнес Ассоциации Игоря Назарова Drinks+ знает давно. И если бы пришлось давать г-ну Назарову характеристику одним словом, то корневым было бы «сам»: он самодостаточен, самоуверен, стал самым молодым CEO легендарной американской компании, а, главное, – создал себя сам. Застать его в Киеве не просто: то он объезжает на лошадях плантации голубой агавы, то мчится на оленях в Заполярье, – но мы это сделали и узнали, как удается не только самому держаться в числе самых успешных бизнесменов алкогольного бизнеса страны, но и приносить успех всему, за что берется.


D+: Игорь, как Вам удается совмещать такие виды деятельности, как ведение бизнеса в качестве руководителя компании-импортера и работу на посту главы Комитета Европейской Бизнес Ассоциации. Какие плюсы такого совмещения?

Игорь Назаров (И.Н.): Я бы скорее говорил не о совмещении, а о дополнении и даже более того. 11 лет назад я попал в американскую компанию Brown-Forman и у меня год ушел на то, чтобы понять, как иностранные компании смотрят на развивающиеся рынки, в частности, на Украину. В то время мы периодически встречались с другими импортерами, другими мировыми брендами – для обсуждения тенденций и проблем индустрии. Уже тогда, в 2008-2010 гг., я говорил, что мы по отношению друг к другу, конечно, выступаем конкурентами, но, на самом деле, конкурируем больше с дешевым украинским алкоголем или с контрафактом. Тогда я интуитивно понимал, что нужно объединить индустрию и развивать культуру потребления алкоголя в стране.

И 6 лет назад, когда появился Комитет Европейской Бизнес Ассоциации, мне было достаточно легко и интересно туда зайти (вначале на правах члена ассоциации) и понять, что там происходит. Год спустя меня избрали главой и с тех пор я расцениваю это, как некоторое дополнение к моей основной должности. У меня получается аккуратно подталкивать всю индустрию импортного алкоголя в одном направлении не столько с точки зрения развития бизнеса, сколько – ради формирования имиджа этой индустрии в стране. И это касается скорее не рынка сбыта, а государства и наших чиновников в целом. Во избежание каких-либо антимонопольных нарушений мы на комитете не обсуждаем потребителей, каналы сбыта или тем более клиентов. У нас табу говорить о ценах или о коммерции. Мы можем обсудить тенденции, но никогда не переходим на частные случаи, в общем…

…работаем как единое целое и выступаем единогласно.


D+: …И плюсы?

И.Н.: Из плюсов назову возможность расширять горизонты своего восприятия рынка, страны, а также постоянно быть в курсе событий и новостей. Возможность использовать хорошую базу, которую сейчас EBA предоставляет для разных инициатив, нужных не только моей компании, но и другим.


D+: Какие актуальные проблемы решает ассоциация?

И.Н.: Первое и наиболее важное в долгосрочной перспективе – это то, что ассоциации за последние пять лет удалось наладить диалог правительства с бизнесом, причем в значительных масштабах. Меня это не может не радовать – раз в полгода, раз в квартал мы встречаемся с президентом, налаживается диалог с премьер-министром. При необходимости я могу инициировать встречу с министрами или другими высокопоставленными чиновниками.

В общем, бизнес и государство начинают друг друга слушать

Вот уже несколько лет, как удалось преодолеть действовавший ранее подход: «вы нам должны и мы вас будем кошмарить, потому что вы все нас обманываете».

Приведу конкретный пример.

Одна из основных проблем в индустрии алкоголя

– это контрафакт, подделки, торговля через интернет продукцией в пластиковых пакетах

– жесточайший рынок «серого алкоголя».

Два года назад мы заметили, что эта проблема действительно несет угрозу – не столько для нашего бизнеса, сколько для страны. Мы обращались во всевозможные органы: антимонопольный комитет, киберполицию, налоговую, просто полицию и при этом все разводили руками – «куда прийти с проверкой, если это интернет-магазин?». Мы провели более десяти встреч на местных уровнях с различными ведомствами, министерствами и службами – и все безрезультатно. Но, когда состоялись 3-4 встречи Европейской Бизнес Ассоциации с Гройсманом и Аваковым, – удалось вынести эту проблему на достаточно высокий уровень и они поняли, что это реальная проблема для государства, при которой бюджет теряет порядка 250 млн евро, – сумму, соизмеримую с теми деньгами, которые Украина просит у ЕС и прочих доноров.

К нам начали прислушиваться, и мы видим инициативы со стороны различных органов, которые просят нашего совета, – как с этим бороться. Один из конкретных примеров: прошлым летом мы узнали, что задача налоговой полиции – найти производство и склад подпольной алкогольной продукции, завести дело и передать его в исполнительную службу. А уже потом эта служба доводит до суда, конфискует, утилизирует эту продукцию. Каким-то чудом оказалось, что налоговая и исполнительная службы до ноября между собой не были знакомы. Мы взяли на себя инициативу их познакомить, и они в итоге начали понимать, кто и что делает. Так ассоциация помогает государству выявить его внутренние проблемы, а взаимодействие власти и бизнеса приносит плоды.

Параллельно с этим решаем задачи в плане регуляторики: где-то запятая в законе неправильно поставлена и читается двусмысленно, и мы ее убираем (правда, это занимает порой полгода). Также, если старые кадры пытаются третировать белый бизнес, ассоциация разбирается – справедливы ли претензии, или это попытка оштрафовать, получить взятку и прочее… И в 95% случаев контролирующие органы понимают, что лучше убрать безосновательный штраф.


D+: Сколько составляют членские взносы в ассоциации?

И.Н.: Абсолютно адекватная цифра – чуть больше тысячи евро в год. ЕБА – неприбыльная организация. Благодаря демократичности членских взносов, у организации уже более тысячи членов, и ее голос стал слышен на всеукраинском уровне.


D+: Поговорим о Brown-Forman – сказался ли кризис?

И.Н.: Как ни странно, когда мы говорим о кризисе, понимая, что у нас девальвация гривны и страна все время в стрессе, – каким-то странным образом это не касается премиального алкоголя. Начиная с 2014 года, мы не наблюдаем никакого кризиса, наоборот, у нас невероятный рост, которого не было ранее.


D+: Как Вы для себя это объясняете?

И.Н.: Одна из основных причин в том, что наш потребитель меняется. Люди больше путешествуют, видят мировые тренды, интересуются напитками, открывают для себя коктейли. В общем, четко прослеживается растущее желание «не напиться, а расслабиться и получить удовольствие».

Это первая и самая важная причина – она больше ментальная,

народ начинает тянуться к лучшему

Вторая причина – у нас пропала контрабанда.

Пусть не вся, но когда скакнул курс доллара, контрабандистам стало невыгодноработать. Весь неофициальный объем перетек в официальный, и это сказывается на росте наших продаж.

Третья – улучшение инфраструктуры самого рынка.

Открываются новые супермаркеты, наблюдаем барный бум: только в Киеве за год открывается как минимум 100 баров. Количество людей, которые хоть раз в неделю посещают заведения HoReCa, растет из года в год. Это не означает, что люди начали тратить больше, просто культура растет. Если два года назад люди тратили на рестораны в месяц 500 грн, то сейчас звучит та же сумма, но зато ходят чаще. Также рост рынка обусловлен физической доступностью премиального алкоголя для среднестатистического украинца. Если 30 лет назад его можно было купить только в Duty Free или «Березке», то сейчас едва не в каждом магазинчике можно найти самые популярные напитки.


D+: Какова структура компании Brown-Forman?

И.Н.: Еще 20 лет львиная доля продаж приходилась на американский рынок, сегодня же продукция Brown Forman представлена более чем в 160 странах. На больших рынках у нас свои полноценные структуры, на остальных работаем с местными дистрибьюторами, в зависимости от размера бизнеса может быть небольшое представительство из нескольких человек. В Украине у нас достаточно нестандартный сетап – Brawn Forman Ukraine занимается импортом и продвижением наших брендов, а дистрибуцией занимается Coca-Cola Hellenic.

D+: Не ощущаете ли усталость потребителя от таких брендов-аксакалов, как «Финляндия» и «Джек Дэниелс»?

И.Н.: Мы об этом думали и даже на всякий случай провели исследования, которые однозначно подтвердили мою неизменную позицию – «как можно устать от хорошего?». Качество всегда является определяющим, а при правильном продвижении качественный продукт становится брендом и обречен на успех. «Джек Дэниелс» более 150 лет производится в одном единственном месте (городок Lynchburg в штате Теннесси) по технологии, которую придумал сам мистер Джек.

Аналогично – «Финляндию» разливают более 50 лет только там, где она впервые появилась (городок Раямаки недалеко от Хельсинки). Уж с чем-чем, а с качеством проблем точно нет, да и маркетинг не сидит на месте, так что про усталось говорить вообще не приходится.


D+: Но потребитель периодически хочет пробовать новинки и они тоже хорошие? Вы проводили исследования, что говорит статистика?

И.Н.: Я вам больше скажу, потребитель переключается на новое очень часто, в этом и состоит прелесть конкуренции. Именно она движет стремлением делать лучше, быстрее, качественнее. Без преувеличения могу сказать, что на сегодня «Джек Дэниелс» – это самый популярный виски в Украине, при этом процент лояльных потребителей очень низок: из 100 человек, которые пили «Джек» за последний год всего около 10 человек пили только «Джек», то есть в «рационе» потребителя всегда присутствует несколько брендов и это абсолютно нормально.


D+: То есть Вы не чувствуете оттока спроса?

И.Н.: Ни в коем случае! Но при этом мы очень внимательно следим за этим. Например, 2 года назад Jack Daniel’s перестал показывать положительную динамику узнаваемости и лояльности среди молодежи, соответственно, наши маркетологи больше усилий направили на эту целевую аудиторию. А если брать в общем, то все измеримые маркетинговые показатели растут из года в год.


D+: И что это за конкретные усилия?

И.Н.: Как оказалось, на тот момент молодежь не рассматривала Jack Daniel’s как потенциальную покупку и на то была конкретная причина – слишком дорого, чтобы даже попробовать. Мы корректируем стратегию и переносим фокус из дорогих мест в молодежные дискотеки, где предлагаем совершенно бесплатно пробовать новый вкус Jack Daniel’s. На тот момент это был «медовый», год назад мы привезли Jack Fire. Мы пытаемся достучаться до молодежи, хотим дать понять, что это качественный продукт, с которым можно отлично провести время.

D+: Понравился медовый вкус молодому поколению?

И.Н.: Да, он более молодежный, более унисекс. Кстати, оказалось, что в плане успеха Jack Daniels Honey по Европе Украина занимает второе место после Чехии. Как показал кризис, последние несколько лет бренды, которые построили хороший имидж и при этом обладают достойным качеством, перешли на новый уровень. Если 5 лет назад потребитель готов был пробовать что-то новое, тратить деньги на неизвестные ему ранее бренды, то сейчас мы видим сокращение выбора до 2-3, причем из ряда элитного алкоголя. И когда речь идет о новинках, то предпочтения отдаются новым вкусам проверенных брендов.


D+: Как думаете, что сформировало этот тренд: потребитель окончательно определился, или не хочет тратить деньги на пробы, которые могут оказаться неудачным экспериментом?

И.Н.: Я четко уверен – потребитель никогда не определится, особенно в наше время, когда изобилие товаров уже превышает способность осознать масштаб этого изобилия. Мы просто стараемся верно реагировать – если есть посыл от потребителя, мы отвечаем, если нет – мы пытаемся достучаться и предложить.


D+: О Вас рассказывают легенды – будто Вы, знакомясь с производством текилы, бороздили на лошадях плантации агавы – так ли это необходимо, чтобы просто продавать?

И.Н.: Я два раза был в Мексике и да, два раза катался на лошадях по плантациям агавы. Я погрузился во все этапы производства. Видел агаву, которая должна расти минимум 7 лет до того, как пойдет на производство текилы.

Если ты хочешь заниматься чем-то достойно,

– ты должен знать все от «А» до «Я»

Я знаю, в каком штате она должна расти, сколько времени, как она ферментируется, как запекается и какие бренды и как ее используют. Как формируется себестоимость, каким образом она попадает из Мексики в Европу, а из Европы к нам… Все детали.

D+: Но это не было поиском чего-то нового?

И.Н.: В 2007 году Brown-Forman купил завод Casa Herradura, производящий в том числе текилу el Jimador – на тот момент текилу №1 в Мексике. Я начал изучал эту тему больше для себя, чтобы понять этот напиток и быть готовым, когдав Украине начнется текильный бум, а он начнется, рано или поздно. Текила – это не тот примитивный напиток, который пьют с солью и лаймом. Хорошую текилу можно сравнивать с самими достойными напитками мира.

Меня очень удивляло, что Украина находится на последних местах в понимании этого напитка. Во всех странах доминирует настоящая текила – на 100% из агавы. По-моему, у нас меньше 1% потребителей текилы понимают, в чем разница между текилой из 100%-ой агавы и прочей. Есть над чем работать: мы постепенно будем внедрять этот напиток, он сильно недооценен в нашей стране.


D+: А как правильно пить элитную текилу?

И.Н.: Если в чистом виде, то, однозначно, не с лимоном.

Мы пропагандируем потребление как в Мексике:

с сангритой – это напиток из томатного сока, фрэша апельсина, лайма и тобаско.

Текилу нужно подавать в шотах, идеальный бокал – винный или коньячный. Надеюсь, текила займет достойное место в коктейльных картах Украины, ведь наши бармены продолжают открывать ее как ингредиент для достойных коктейлей.


D+: Каковы корпоративные правила формирования портфеля, насколько жесткие?

И.Н.: Мы, как представители Brown-Forman (у которого 30-40 брендов по всему миру),– сами приходим раз в три года и говорим главному офису, чтобы из корпоративного ассортимента хотели вывести на рынок. То есть, никто никого не заставляет расширять портфель, как правило.

Меня часто спрашивали: почему медовый Jack так поздно появился в Украине?

Просто выставить такой бренд на рынок без подготовки и стратегии было бы опрометчиво. Подобную историю прошел Jim Beam – все вкусы, которые были в природе, хаотично завезли на прилавки. Они постояли год, два, три и пришлось делать по 40-50 % скидки, чтобы начать их двигать. Мы же год изучали рынок, на два года вперед планировали промоушн по дегустациям, медиа и другим активностям,и как результат – на сегодня это уже самостоятельный и самодостаточный бренд.

Я спокойно могу привезти в Украину все бренды Brown-Forman. Но, учитывая лимитированный ресурс,– получится распыление фокуса.

Я предпочитаю быть сфокусированным,

– если ты что-то делаешь, делай это хорошо!

Таким образом достигнуты результаты по Jack Daniel’s и водке Finlandia.


D+: В какой мере главный офис диктует, какие бренды продавать?

И.Н.: Локальная инициатива всегда идет от меня. У компании есть свои мировые фокусы, фокусом №1 всегда был, есть и будет Jack Daniel’s, тут без вариантов. А дальше многое зависит от региона или страны: где-то на 2-м месте стоит Finlandia, в Америке – вкусовой Jack, в Мексике – текила.

Раз в год мы обновляем свое трехлетнее виденье. Если компания хочет запустить что-то новое, – она может обратить на этот проект внимание. Но меня никто не может заставить привезти ирландский виски, который стоит тысячу гривен за бутылку, хотя он есть в портфеле у Brown-Forman. Я могу сказать, что у нас это не пойдет и указать причину – мне никто ничего не скажет в упрек. Точно так же я могу заявить, что нам нужен хороший недорогой бурбон – в этом случае меня могут попросить прописать мини-кейс – почему мы именно так видим, показать долгосрочную перспективу.


D+: Несколько лет назад Вы нам говорили, что выводите на рынок французский ликер?

И.Н.: Да, это было 5 лет назад, и я поспешил 🙂 Планировалось привезти премиальный французский ежевичный ликер Chambord, предполагалось, что его цена будет 50 долларов за литр, а может и дороже. Несмотря на то, что по Jack Daniel’s и Finlandia мы были на волне успеха, изучив потенциал рынка и каналы, подходящие для этого ликера, – было принято решение пока повременить с ликером. Если не ошибаюсь, Good Wine его возит и продает в своей сети. Этот напиток только для суперценителей. Если в стране найдется тысяча человек, которые захотят его купить, – Good Wine это обеспечит.

D+: На сегодня у Вас в портфеле проверенными флагманами выступают Jack Daniel’s, Finlandia, el Jimador и виски Woodford Reserve, а что нового?

И.Н.: Три года назад Brown-Forman купил 3 вискикурни в Шотландии. У нас они уже были известны, как это ни странно. Ими занимался Good Wine – это виски Ben Riach,Glen Dronach, Glenglassaugh, они даже входят в десятку односолодовых брендов в Украине. Мы приняли решение остаться с Good Wine, недавно переподписали с ними контракт на несколько лет. Новых позиций пока не планируем.


D+: Какие наиболее эксклюзивные и оригинальные напитки имеются в портфеле Brown-Forman?

И.Н.: В портфеле Brown-Forman самый оригинальный, по моему мнению, – как бы это ни прозвучало банально, – один из видов «Джека», Jack Daniels Barrel Proof, это крепкий напиток, около 70 градусов. Очень специфичный и необычный на вкус, рассчитан на суперценителя.


D+: Почему в ассортименте компании нет вин?

У Brown-Forman до 2011-2012 гг. был очень широкий портфель со своим производством в Калифорнии. Но затем было принято решение сфокусироваться на крепком алкоголе, ведь структура бизнеса достаточно разная. Вино и крепкий алкоголь – кардинально отличаются в плане каналов сбыта и в плане потребителя, продвижения и маркетинга. Последние 5-6 лет Brown-Forman специализируется исключительно на крепких напитках.


D+: Вы говорили нам, что делаете фокус на HoReCa, как сейчас с этим?

И.Н.: Это направление стало одним из путей успеха, которого мы достигли, начиная с 2012-2013 гг. Сейчас этот фокус никак не изменился и не уменьшился. Хотя Украина и специфична в плане HoReCa, тем не менее, есть страны, где с HoReCa еще сложнее. Мне недавно рассказали историю, что в Китае, в среднем по их масштабам городе, может быть ночной клуб, который вмещает 20 тысяч человек, и крупные производители платят миллионы долларов в год просто за то, чтобы один этот клуб продавал их алкоголь. У нас, к счастью, такого нет и, надеюсь, не появится.

Хотя сегодня, и правда, некоторые владельцы клубов начинают позиционировать себя чуть ли не главными медийными площадками страны 🙂 . Рынок HoReCa очень динамичный. Как я уже говорил, ежегодно в Киеве открывается в среднем 100 баров, при этом очень мало заведений, которые имели бы более чем пятилетнюю историю. Важно быть в курсе происходящего, отслеживать эту динамику.

От других операторов рынка в плане работы с HoReCa мы отличаемся тем, что я категорически против любых эксклюзивов. Я, как потребитель, хочу увидеть в заведении несколько видов блюд, несколько видов вина, водки, виски и так далее. Иногда я прихожу в заведение, – а меня чуть ли не заставляют купить конкретный виски. Я понимаю, что кто-то за это заплатил и пытается заработать таким образом, заставляя клиента купить его продукт. Наверное, в этом заведении не все хорошо, раз они пытаются зарабатывать таким способом, а не привлекая клиента разнообразием и предоставляя достойное качество.

В 90% случаев – я уйду из такого заведения. Свой подход я не менял 11 лет, и он принес свои плоды. Сейчас мы спокойно уживаемся в одном меню с любыми конкурентами. Конечно, бывало, что кто-то из них предлагал заведениям любые деньги, только чтобы не было «Джека». Сейчас такого практически уже нет.

D+: Хотелось бы вернуться к фокусу. В чем он заключался?

И.Н.: До 2011 года было очень сложно попасть в меню даже таким брендам, как Jack и Finlandia. Работала система эксклюзива – кто больше заплатит, тот и продается. Как ни крути, HoReCa – это ключевой контакт потребителя и поставщика, ведь туда приходят целенаправленно выпить и поесть. Если говорим о барах, то 99 % – выпить.

Мы понимали, что HoReCa – самая первая точка контакта с потребителем. Поэтому я настаивал на максимальном листинге, не выбивая других конкурентов + широкое предложение различных коктейлей. Много денег мы проинвестировали тогда в различную посуду, если честно, сейчас об этом жалею. Посуда билась, расходилась, не использовалась по назначению и большого результата мы не достигли.

Грубо говоря, фокус на HoReCa –

это листинг, представленность и некая визуализация.

Каждый раз, когда бываю в Штатах, всегда удивляюсь: каждый второй паб или бар завешан различными лайтбоксами и рекламными материалами. Я это называю «фашистским маркетингом» и не хотел бы, чтобы в Украине так было. Рынок до конца этого не понимает, а говорит,– заплатите нам ХХХ долларов и мы это повесим. Мы каждый раз внимательно смотрим, насколько уместно в том или ином заведении вешать постер, лайтбокс или забивать интерьер нашими логотипами.


D+: Вот, к слову, именно для корректного напоминания о премиальном бренде в HoReCa и был задуман журнал CaBaRe :). Жаль, что мало кто это понимает. Работаете ли с самими барменами – на их лояльность, мотивированность?

И.Н.: Да, но я это назову не работой, а построением дружеских отношений. То есть, если 10-15 лет назад рыночной практикой было:«а давайте соберем пробки – кто больше бутылок продаст, тому и приз», то сейчас это не работает. Это путь в никуда – если неделю бармен собирает пробки бренда «А», а следующую – уже бренда «Б», не выигрывают ни бармены, ни бренды.

Так что мы нацелены на долгосрочное сотрудничество, для меня важнее выстроить отношения, чтобы бармен, когда будет слышать имя Jack Daniel’s, вспоминал кого-то из команды поставщика, и чтобы воспоминания эти были теплыми. Мы всячески стараемся поддерживать различные барменские школы, и периодически проводим свои барменские конкурсы. Они направлены не на то, чтобы купить бармена, а создать лояльность, позитивные эмоции от наших брендов.

D+: Как оцениваете рынок импорта – какие ценовые сегменты показывают наибольшую положительную динамику?

И.Н.: Все растет, причем премиальный сегмент – быстрее всего. Дешевый виски сильно замедлился, что не может не радовать – значит, потребители научились разбираться и ценить качество продукта. Лучше всех себя чувствуют ром и виски, показывая наибольший рост. За последние 3-4 года я наблюдаю, что рынок насытился, и находится на завершающей стадии формирования, показывая стабильный рост в 5-10%.


D+: Меняется ли отношения к алкобрендам?

И.Н.: Здесь постоянная динамика, как среди алкобрендов, так и среди сетей – кто-то кого-то покупает, кто-то банкротится, бренды переходят из одной компании в другую. Динамика есть также и во взаимоотношениях с сетями. Я уверен, что многое решают отношения.

Но если в HoReCa – это исключительно отношения,

то в сетях, несмотря на коммерциализированный подход,

идут диалоги между людьми.

Все меняется в том плане, что игроки украинского ритейла пытаются заимствовать какие-то зарубежные практики, а поставщики алкоголя привносят идеи своих иностранных коллег. В общем, наблюдается положительная динамика по улучшению представленности алкоголя в торговых сетях, а также категорийного менеджмента и рационального использования торговых площадей.

Еще 3-4 года назад в супермаркетах были «пролеты» с украинской водкой – она платила большие деньги за то, чтобы купить весь алкогольный ряд. Сейчас этого нет – теперь потребитель главнее и сети стараются предоставить ему лучшее – и навигацию, и выбор, и комфорт.


D+: Какие сети можете выделить?

И.Н.: Самый адекватный подход у «Сильпо»,«Метро» и «Новуса». Хотя если сравнивать с ситуацией лет 10 назад, – сейчас все сети выглядят очень достойно.

D+: А если говорить об алкомаркетах?

И.Н.: У нас этот формат еще очень далек от совершенства, все на стадии зарождения. Во Львове есть маленькие магазинчики по 30 метров, которые уже заняли свою нишу. А по стране в целом, и даже в Киеве, алкомаркеты еще не достигли своего веса. Конечно, Good Wine в Киеве – лучший в СНГ в плане навигации, ассортимента, качества. Он задал высокую планку. Le Silpo и другие подтягиваются. У нас идеальный алкомаркет (а точнее, сеть) возможен, если только на рынок зайдет кто-то с огромными инвестициями. У«Поляны» была подобная попытка, но не получилось. Вряд ли WINETIME сможет развить это направление до нужного уровня. Это перспективный канал, но лет через 5-6. Сейчас говорить о буме рано.


D+: Какие бары Украины Вам больше всего импонируют?

И.Н.: Сложный вопрос. Не хочу озвучивать имена, дабы не расстроить других, скажу только, что любой бар, где мне сделают «Бульвардье» на «Вудфорде» автоматически становится моим любимым 🙂 . Если говорить вне страны, то хочу выделить Hemingway Bar в Праге. Он оставил невероятные впечатления (половина меню – огромная коллекция ромов, несколько сотен, если не ошибаюсь). Я даже не мог представить, что ром производится в тех странах, откуда они его привозят. И еще – почему-то запомнился один бар в Сингапуре, который очень понравился, хоть и не помню название.


D+: Вы начинали с работы в сетях «Сильпо»,«Фора». Помогает ли этот опыт Вам сегодня в переговорах с сетями?

И.Н.: И да и нет – я работал в компании Fozzy. И первая «Фора» открылась примерно в то же время, когда я от них ушел на «Баядеру». Я работал не в коммерческой/торговой структуре, поэтому изначально знаний таких не было. Но остались отношения. Переходя к отношениям и бизнесу, я считаю, что отношения между людьми намного важнее, чем официальные договоренности и прочее. На Fozzy я научился больше общаться с людьми.

А «Баядера» для меня уже стала местом погружения в настоящий бизнес, возможно, даже альма-матер. До сих пор у меня с ними хорошие отношения – от владельца до торговых представителей. Своими конкурентами я их не считаю. У нас нет прямолинейного конфликта по брендам. Наши портфели дополняют друг друга на любой полке супермаркета и в любом меню. Существуют, конечно, конкурентные вопросы – у них есть и американский виски и водка, но я все равно не рассматриваю их как конкурента. Ведь наличие выбора насыщает рынок, двигает его и развивает. И, в конце концов, повторю, – главное, как в жизни, так и в бизнесе, – хорошие отношения.

 

Фото: заглавное фото – Александр Сахненко; остальные кадры – личный архив Игоря Назарова.

 
Календарь событий