Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Gastronomy and Wine Portal

Виктор Костенко: что происходит и кто виноват?

27.05.2018, Персона

D+: Виктор Николаевич, Верховная Рада отклонила инициативу, призванную увеличить долю украинского сырья в отечественных коньяках как решение, противоречащее принципам добросовестной конкуренции. Какова Ваша позиция по этому вопросу?

В.К.: Я согласен, что есть противоречие, но все равно производителей надо убедить использовать украинские спирты. У академии наук есть технический комитет, на котором, по нашему мнению, необходимо внести правила производства – в государственные стандарты – и там оговорить, что, к примеру, если коньяк 3-звездочный, – в нем должно быть не меньше 10% отечественного спирта, если 4-звездочный – не менее 20% и тому подобное.
И хотя обязательств использовать украинское сырье в ординарных (до 5 лет выдержки) коньяках нет, сегодня на 10% увеличена ввозная пошлина на коньячные спирты уже дает стимул производить отечественные спирты из отечественного сырья.

D+: Но для перекурки нужно оборудование…

В.К.: А у нас оно есть. 11 компаний имеют право перекуривать коньячные спирты для дальнейшей их выдержки и производства коньяка. К сожалению, такое же право раньше имели и многие заводы-первички, у которых тоже есть соответствующее оборудование. Но сегодня они не могут выработать спирт и кому-то продать, потому что право продажи коньячного спирта дано только тем, кто имеет лицензию на право производства коньяков. Те же, кто такое право имеют, – для производства ординарных коньяков (95% от общего объема производства) предпочитают покупать в основном зарубежные, так как это дешевле. И складывается парадоксальная ситуация: коньячисты закупают 70% потребностей коньячных спиртов за границей, в то же время виноградари не могут продать виноград заводам первичного виноделия. Это связно с тем, что не сбалансирована система цен – спирты завозят по демпинговым ценам, а их выкурка у себя получается дороже.

D+: Насколько я знаю, завозимые сюда спирты не всегда лучшего качества.

В.К.: Пять лет назад я бы с вами согласился, но сейчас тенденция меняется. Когда полки магазинов пустовали, – продавалось все подряд, а если они переполнены, начинается конкуренция. Раньше все ординарные коньяки были на 100% из иностранных спиртов, которые привозились из Азербайджана и Грузии, а туда, зачастую, они завозились из стран Персидского залива. Причем спирт бывал и плодового происхождения, но маркировался виноградным. А наше законодательство не требует перепроверять показатели, обозначенные в чужих сертификатах.

D+: Мы не можем проверить?

В.К.: В принципе, можем проверить, если захотим. Передать в соответствующую лабораторию, заплатить немалые деньги и просто проверить для самих себя. Но некоторые предприятия, которые понимают, что это спирты могут быть непонятного происхождения, не всегда заинтересованы об этом заявлять. Тем более, что ранее 80% экспорта украинского коньяка шло на Российский рынок в основном с неискушенным потребителем. Но сегодня, в связи с необходимостью менять рынки сбыта, начинается другой процесс. Теперь наши производители понимают, что лучше брать спирты во Франции или других европейских странах, тем более, что сейчас они дешевле, чем были раньше. Это вызвано тем, что когда там было перепроизводство вина, чтобы производителям не пришлось его уничтожать, ЕС помогло финансово производителям перекурить его на спирты. И они получились дешевле, чем на самом деле стоят. Постепенно эти качественные и дешевые спирты стали поступать к нам. Но они тоже потихоньку кончаются.

D+: Я столкнулась с обратной ситуацией, когда познакомилась в Молдове с одним торговцем из Коньяка, который искал, где на постсоветском пространстве купить спирты.

В.К.: Тут другая проблема. Наука не стоит на месте и жулики от науки тоже. На Кипре, в Греции, да и во Франции появляются фирмы, которые привозят спирты непонятного происхождения. Но если даже их отправить в лабораторию, там по 180 параметрам разложат, что они из винограда – настолько хорошо их подделывают. Поэтому, если французы и ищут спирты, – то хорошего качества.
Получается, что за последние пять лет при производстве в среднем 4,5 млн дал коньяков в год Украина использовала 1,2 млн дал абсолютного алкоголя импортированного сырья на общую сумму $40 млн долларов. Если бы мы выкуривали сами, то для этого нужно было бы переработать 171 тыс. тонн винограда, который можно получить с 24 тыс. га виноградных насаждений. Таким образом, Украина, имея возможность выращивать аналогичную продукцию, заплатила миллионы долларов и не обеспечила рабочими местами тысячи сотрудников.
Ведь смотрите, какая ситуация: нет сбыта саженцев, потому что никто их не садит, не садят – потому что некуда деть виноград, некуда деть виноград – потому что тот, кто его должен покупать, не покупает, а берет уже готовые дешевые спирты из других стран. А если сделать импортные спирты дороже за счет пошлины, то пойдет обратный процесс.

D+: В начале года Министр аграрной политики и продовольствия Украины Алексей Павленко и заместитель министра по вопросам европейской интеграции Владислава Рутицкая встречались с Послом Грузии в Украине Михаилом Уклеба, чтобы поговорить о взаимодействии по экспорту сельскохозяйственной продукции. Одним из вопросов стал экспорт саженцев: украинская сторона заявила, что готова поставить в Грузию миллион лоз.

В.К.: На самом деле, был бы спрос, мы готовы и 5млн саженцев поставить – возможности у Украины для этого есть. Однако ситуация в этой области непростая. Как ни парадоксально, но наши производители в большинстве своем предпочитают приобретать лозы в зарубежных питомниках даже для в последние три года значительно сокращенных объемов закладки молодых насаждений. Если в 2012 году было высажено 0,9тыс.га, в 2013 – 0,6тыс.га, а в 2014 – 0,1тыс.га. Параллельно снижается и количество саженцев в питомниках: в 2012 году 4,9 млн саженцев, а в 2014-м уже 0,9 млн. Почему так мало? Выращивать их не для кого.
Что происходит? Начну с того, что один из видов (с точки зрения качества) виноградников в иностранных питомниках – это безвирусные саженцы, произведенные методом in vitro. Стоят они дорого, так как их выращивают в пробирках. Обычно их высаживают в маточник, для заготовки исходного материала для выращивания абсолютно чистых саженцев, никакими вирусами не зараженными, которыми уже закладываются промышленные насаждения. Поэтому у такого саженца выше и продуктивность, и урожай, и качество, и т.д. (правда, безвирусными они остаются лишь какой-то период, а потом все равно подвергаются воздействию каких-либо заболеваний). У нас, к сожалению, безвирусных саженцев винограда практически нет, за исключением Придунайского питомника. Да и в этом хозяйстве их число не значительно –100-120 тысяч. То есть, мы отстаем от других стран-производителей именно в том, что не можем пока выпускать посадочный материал, соответствующий высоким критериям качественных показателей.
Правда, приобретая в зарубежных питомниках материал, всегда нужно иметь ввиду, что страна – это еще не гарантия качества. Нужно знать, у кого покупаешь. Приведу пример. Как-то наши виноградари взяли безвирусные саженцы в одной из стран бывшей Югославии. Однако результат оказался плачевный. Дело в том, что в основном там действует кооперативная система производства саженцев, где процесс распределен по селам: одно заготавливает чубуки (годовалые черенки), другое село прививает, а третье выращивает их уже для продажи. Какая в таких условиях может быть гарантия безвирусности? Тем не менее, многие украинские хозяйства предпочитают покупать за границей, а не в своем отечестве. Хотя, как видим, случается, платят просто за мнимый имидж.
При этом сегодня наши питомники прилагают серьезные усилия, чтобы выпускать саженцы, адекватные европейскому уровню.

D+: Был какой-то скандал с нашими питомниками…

В.К.: Просто иногда конкуренция между питомниками не всегда добросовестная. Однажды про «Белозерский» прошла дурная слава, что лозы больны раком. Директор питомника Виктор Петрович Силецкий провел фумигацию (обеззараживание), подключив к решению проблемы немецкий, молдавский и российский НИИ. Хозяйство достойно вышло из этой ситуации. Однако, когда тебя заклеймили, то очистить свое имя бывает нелегко. И многие по-прежнему предпочитают приобретать в итальянском питомнике «Раушедо», в надежде на гарантию качества. При этом не учитывают нашу климатическую специфику. В Украине морозы сильнее, чем в Италии, и почвенный состав другой. Кроме того, по нашему госстандарту саженец должен быть не меньше 50 см, а в Италии и 30 см достаточно для продажи. Но во время мороза, в первую очередь, вымерзают итальянские саженцы. Потому что они росли в школке в тепличных условиях и к украинскому климату не адаптированы. А те, что выращены в «Придунайском» или «Белозерском», имеют иммунитет – они два года перезимовывали и закалялись. А саженцы, что были слабее, отсортировали еще в питомнике – естественный отбор.
Впрочем, надо признать, что ситуация двоякая: как-то в «Коблево» директор повел меня на плантации. Те, что из привозных саженцев, выглядят ухожено и красиво – изреженности ноль, все лозы одна в одну. А вот участок с отечественными выглядит грустно: красные и белые сорта вперемешку, изреженность. Директор сетует, что он-то лозы заменит, но потерянное время – не возместить. Вот такая у нас ситуация с отечественными саженцами – старая школа и советский подход…
А теперь уже другая беда – нет спроса. Ни с украинской стороны, ни, на самом деле, с грузинской.

D+: Что нужно, чтобы он появился?
В.К.: Государственная поддержка. Когда действовал Закон Украины «О сборе на развитие виноградарства, садоводства и хмелеводства», то на него много нарекали, что есть проблемы с получением компенсации. Тем не менее, поддержка была. Мы заложили по современным технологиям всего 50,2 тыс. га виноградников в посадку и капельное орошение, куда было вложено 3,5 млрд грн, из которых 1,74 млрд – возместили, а это 49% от потраченных средств.

Новые насаждения, за счет качественного материала и внедрения новых технологий посадки и ухода, дали большую урожайность. В результате, при сокращении площади виноградников, общий вал возрос. В 2001 году у нас было 227,2 тыс. га и 158 тыс. тонн винограда, а в 2013-м – плодоносящих виноградников было всего 68,8 тыс. га, с которых мы получили 443,5 тыс. тонн.

Но за последние годы политика государства в виноградарской и винодельческой отрасли ведется крайне не продуманно. Если в 2011 году государство собрало 780 млн грн средств на специальный счет для поддержки отрасли, а субъекты хозяйствования выполнили работы по созданию молодых насаждений на 600 млн, предусмотренных законодательными актами на компенсацию, возмещено было только 320 млн. В 2012 году собрали миллиард грн, насадили на 644 млн, а вернули только 309 млн. В 2013-м собрали полтора миллиарда, посадили на 488 млн, а возместили только 84 млн, а в 2014-м вообще ничего не дали. И как результат: в 2007 насадили 5,8 тыс. га молодых виноградников, в следующем году 5,1 тыс, а в последующие годы идет резкое снижение – 2,7 тыс. га, 0,9 тыс., 0,6 тыс. и 125 гектаров. Какая поддержка, такая и закладка.

Когда принимался закон по збору, Юлия Тимошенко подписала порядок использования этих средств, который практически минимизировал коррупционные схемы, хотя ходоков-просителей и наездов контролирующих органов у предприятий было более чем достаточно. Но позитивно то, что система не предусматривала давать денег наперед, а только постфактум: посадил – показал свои затраты с учетом выполнения всего, что требуется в постановлении – (проект, сорта, которые занесены в реестр, узаконенную землю и т.д.), подтвердила их районная комиссия управления сельского хозяйства – реально получи компенсацию. Однако сейчас за нами на спецфонде госбюджета числятся неиспользованные средства в 1,3 млрд грн, (виртуальные), а по факту – кредиторская задолженность в 250 млн грн, что противоречит здравой логике – неиспользованные спецсредства и кредиторская задолженность! Деньги никуда не могли уйти, кроме как по назначению, – напомню: есть статья от 4 до 7 лет за нецелевое использование бюджетных средств – тем не менее, по факту денег нет, виновных в их исчезновении – тоже.

Сейчас виноградари и садоводы борются, чтобы в бюджет включили финансирование отраслей, при этом, учитывая сложившуюся неблагоприятную финансовую ситуацию в стране, не просят возобновления сбора – за ними числятся 1 млрд 300 млн – найдите их и верните, и они еще года 3-4 будут пользоваться этими деньгами. Вы знаете, наши производители очень завидуют полякам – там новое фермерское хозяйство получает 100 тыс. евро на поддержку – трать, да в банк квитанции отправляй. И нам надо нашу систему упростить, упорядочить и дать больше воли предприятиям. Но главное, оказывать поддержку. Ведь сегодня это не выгодный бизнес: кто будет высаживать сады и виноградники и ожидать 5 лет, пока они начнут плодоносить, если можно заняться куплей-продажей чего-либо и подняться за эти же 5 лет.

D+: Почему у нас вино крепят зерновым, а не виноградным спиртом?

В.К.: В этом виноват В.Е.Таиров В 1889 году был первый съезд виноделов и виноградарей, на котором поставили вопрос – что добавлять в вино. Лев Сергеевич Голицын утверждал, что вино – это продукт чистый, он должен быть из винограда, без каких-либо посторонних добавок. А Василий Егорович Таиров предлагал туда добавлять и свекольный сахар, и инородный спирт. В итоге съезд решил их помирить и принял решение сахар не добавлять, а спирт инородный разрешить. Ведь для процесса виноделия это весьма выгодно – дешево и технически легко. Тогда как со спиртом виноградным процесс производства более сложный и длительный. Сам спирт должен минимум год-два постаять, чтобы устояться и нейтрализовать сивушные масла. А после добавления его в вино напиток также должно выстояться, чтобы спирты ассимилировались, и их не было слышно. Зерновой же спирт не почувствуешь в вине уже через 10 минут после добавления.

D+: И мы не будем поднимать этот вопрос?

В.К.: Будем. Считаю, что на полках имеют право быть оба продукта, и вино, крепленное спиртом виноградного происхождения, и инородного, а выбирать покупателю. Но тут другая проблема. Для крепления вина нужен ректификат, коньячный не походит. Но те, кто могли бы сделать ректификат, не имеют на это права, т.к. они не государственной формы собственности. А государственной был единственный спиртзавод – Писаревский, который сегодня находится в стадии ликвидации. В 2007 году постановлениями Кабмина были определены такие цены на спирт, что его продукция оказалась не рентабельной для предприятий. С 2007 года завод не смог ничего продать и теперь его вырезают на металлолом. Получается, что если бы мы даже захотели крепить вино виноградным спиртом, то не смогли бы, потому что монополия на производство у государства, не имеющего для этого технических возможностей. Ведь обычный спиртзавод не может перекурить виноградный спирт, так как необходимо сложное медное оборудование, специфические технологии и многое другое. Те же, у кого такие установки есть, – не могут перегонять, так как не имеют права, а государство почему-то эти права им не делегирует. Получается очередной замкнутый круг.

D+: Виктор Николаевич, надеюсь, Ваши инициативы все же будут иметь положительные результаты и мы когда-нибудь вырвемся из этого круга. Спасибо за беседу.

X
Украина