Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Максим Волошин: «Виноделие может стать лучшей визитной карточкой Украины»

Прошло чуть больше года с тех пор, как Максим Волошин возглавил одно из крупнейших винных предприятий Украины. Обозреватель Drinks+ поинтересовалась у CEO Cotnar, какие изменения в компании произошли за этот период и чего ожидать от известной винодельни Закарпатья в ближайшем будущем.


Drinks+: Максим, у вас новая молодая команда и, уверена, не просто есть план, а длинный перечень амбициозных планов. Что потребовало изменений в первую очередь?

Максим Волошин: Главная цель – вернуть винодельне Cotnar былую славу. Некогда это была компания номер один в Украине по объемам продаж, под них и было построено масштабное производство. Что радует сегодня – загруженность линий уже намного выше, чем год назад, когда я пришел в компанию. Прекрасно помню свой первый визит на завод, я влюбился в Cotnar буквально с первого взгляда. И был поражен потенциалом. Буквально сразу же в голове вырисовалась стратегия, куда нужно двигаться, к чему стремиться.

Cotnar

В первую очередь все внимание и силы были брошены на производство и налаживание процессов. Также нужна была практически новая команда для реализации всех планов и замыслов, я делал особую ставку на менеджеров по работе с партнерами и дистрибуторами, так как некоторые отношения требовали срочной реанимации. Важной задачей было вернуться в максимальном объеме в розницу, чтобы продукцию Cotnar можно было найти в любом сетевом магазине. И вот уже есть первые результаты работы нашей команды. Сегодня нет ни одного региона в Украине, где Cotnar не был бы представлен. За год мы расширили продуктовую линейку и закрыли практически все возможные сегменты, в том числе низкой ценовой категории.

cotnar2

D+: Какие ставите долгосрочные и среднесрочные цели?

М.В.: Мы активно работаем в экспортном направлении, уже заключены первые контракты, и скоро нашу продукцию можно будет купить за пределами Украины. Сейчас активно ведем переговоры с европейскими странами – Польшей, Чехией, Словакией, Латвией, Литвой, Эстонией, Германией и Голландией. Уже заключены первые контракты.

Завод Котнар

D+: Максим, о каких изменениях на производстве речь?

М.В.: Учитывая реалии современной Украины, при производстве вина нужно учитывать два важных фактора. Первое: у нас не винная страна, украинцы в своем большинстве выберут пиво или водку вместо вина. Поэтому если стремимся развивать винную культуру, мы не должны сразу же любителю пива навязывать сухое сортовое вино, скорее всего, так он никогда его и не полюбит. На мой взгляд, нужно начинать с легких, простых и да (о ужас!) – с полусухих, а лучше – с полусладких вин. Более того (снова – о ужас!) – это могут быть вина даже из гибридных сортов, таких как в свое время вызвавшая споры в профессиональных кругах противоречивая Изабелла. Поверьте, человеку, далекому от культуры вина, совсем не важно, из какого сорта оно сделано. Главное, чтобы было вкусно! И только если ему будет вкусно, он, возможно, рискнет и однажды купит вместо пива снова полусладкое вино, в следующий раз – еще. И когда-нибудь наконец попробует сухое. Понимаете, о чем я?

cotnar виноградник

И вторая грустная реальность, с которой нам также приходится считаться, это общее финансовое положение жителей Украины. Не у каждого найдутся лишние 200-300 гривен, а иногда даже – 100, чтобы потратить на вино. Так что рынку откровенно не хватало хорошего легкого приятного вина за вменяемые деньги. Исходя из этого, мы запустили новую бюджетную линейку вин. И не промахнулись: вина имеют огромный спрос и прекрасно продаются в Украине. Еще из знаковых изменений – смена дизайна этикеток, мы делаем акцент на ТМ Cotnar. На сегодняшний день уже готов новый дизайн Monte Cote, Cotnar Hills, в процессе редизайн полюбившегося потребителям Cotnar Gorobchiki. Также запускаем в течение нескольких месяцев новую линейку Cotnar Grand Reserve и готовим новые этикетки.

cotn_vin1

D+: Планируются ли новые купажи и моносортовые вина?

М.В.: Планируем добавлять новые сорта, такие, как Цвайгельт и Мюллер Тургау. Если они пройдут сертификацию в Украине, то к следующему году мы их, скорее всего, внесем в свои линейки. Также будем расширять посадки уже существующих виноградников, чтобы наращивать производство качественных выдержанных вин.

D+: Максим, учитывая, что вы запускаете вина высокого уровня, с выдержкой в дубе, планируются ли, или, может, уже произошли изменения в команде виноделов Cotnar?

М.В.: Нет, у нас сложилась прекрасная команда виноделов. Единственное кадровое изменение – привлекли специалиста высокого класса по микробиологии. Мы в этом плане староверы: считаю, что самые высококлассные технологи в Украине – это специалисты старой школы. Безусловно, они уже все в годах, поэтому мы особенно трепетно относимся и очень ценим нашего технолога Марину Станковскую. Она – гуру, мастер своего дела. И, конечно, ценим нашего винодела Гейзо Вереша, который имеет абсолютное обоняние, «шикарный нос» – не знаю, кто может с ним сравниться. Так что наша команда – в полном составе и боевой готовности. Уверен, виноделие может стать самой красивой, лучшей визитной карточкой Украины на мировой арене. И мы над этим уже работаем!

Интервью подготовила Виктория Палинкаш

Прошло чуть больше года с тех пор, как Максим Волошин возглавил одно из крупнейших винных предприятий Украины. Обозреватель Drinks+ поинтересовалась у CEO Cotnar, какие изменения в компании произошли за этот период и чего ожидать от известной винодельни Закарпатья в ближайшем будущем. Drinks+: Максим, у вас новая молодая команда и, уверена, не просто есть план, а […]

Евгений Шнейдерис: «Вина «Бейкуш» дают понять, на что способно Причерноморье»

Со дня посадки первой лозы виноделами «Бейкуш» прошло 10 лет. За эти годы винодельня стала хорошо оснащенным производством с винами, спрос на которые опережает предложение. Drinks+ предложил владельцу компании Евгению Шнейдерису оглянуться на пройденный путь.


Евгений Шнейдерис: Оглядывать­ся – плохая привычка 🙂 Лучше делать выводы и двигаться вперед. Сначала мы выпускали всего несколько сотен бутылок в год, зато быстро добились хороших результатов. Когда стало ясно, что украинские вина вполне способны конкурировать с европей­скими, мы посадили виноградник и начали работать над тем, чтобы по­лучить лучшее качество, которое мо­жет дать наш черноморский терруар. Сегодня у нас 10 га виноградников в уникальном месте, на мысе Бей­куш, буквально в нескольких сотнях метров от моря, с трех сторон они окружены водой и постоянно проду­ваются морскими ветрами.


D+: Говорят, у Вас что ни вино, то эксперимент. О чем речь?

Е.Ш.: Мы любим экспериментиро­вать, пробовать новое. Делаем крас­ное с применением аппассименто, оранжевое вино и даже иногда ай­свайн. Результат – уникальные вина, которые отражают причерномор­ский терруар. У нас даже есть своя «Фантазия» – линейка «про экспери­менты», с неожиданными сортами и технологиями. Когда эксперимент дает классный результат, вино идет в продажу. Таким вот опытным путем мы наработали основной ассорти­мент, и сегодня делаем полтора де­сятка разных вин – от ординарных и выдержанных сухих до десертных и игристых. В какой-то момент ради этих экспериментов я свой дом, рас­положенный рядом с виноградника­ми, превратил в настоящую лабора­торию 🙂

Евгений Шнейдерис

 


D+: Кстати, о виноградниках – расскажите о Ваших.

Е.Ш.: Посадили оптимальные для нашего климата международные со­рта из питомников Франции и Ита­лии. Есть классика – от Шардонне, Пино Гриджио, Рислинга из белых до Пино Нуара, Мерло, Саперави из красных. А есть эксперимен­тальные – например, Тельти Курук, Альбариньо, Тиморассо из белых и Мальбек, Пинотаж из красных. С ви­ноградом работаем деликатно: вруч­ную собираем виноград и сортируем его, аккуратно прессуем (в вина идет не более 60% отжима) и в производ­стве применяем самые мягкие тех­нологии.

Евгений Шнейдерис


D+: Ориентир на терруар «Бей­куш» демонстрирует даже в назва­ниях – сплошные топонимы.

Е.Ш.: Это правда. Особо удачные урожаи мы выпускаем в линейке моносортовых вин «Бейкуш». Серия названа в честь залива, где располо­жены наши виноградники, а вина дают возможность оценить, на что способно Причерноморье. По ле­генде, «Артания» – древняя страна в районе Северного Причерноморья. Под этим названием выходит ли­нейка ассамбляжных вин, которую делаем по французскому принципу «вина хозяйства». Смешиваем вина из разных сортов и виноградников в одном кюве, чтобы показать стиль своей винодельни и особенности местности. В результате получается яркое вино, которое невозможно по­вторить ни в одном другом регионе.

Евгений Шнейдерис

Топовым винам мы дали истори­ческие имена местности. Так, «Яфе Нагар» – бленд Шардонне и Рислин­га, выдержанный 2 года в бочках из французского дуба. Вино названо именем первой еврейской сельско­хозяйственной колонии, основан­ной в 19 веке на юге современной Украины. «Арбина» – наш оранж из Ркацители. Это дает классный кон­траст – у вина богатый сладкий аро­мат, с сухофруктами и медом, а вкус сухой и мощный. Назвали мы это вино в честь древнегреческого горо­да на острове Березань. «Кара Кер­мен» занимает в нашей коллекции особое место. Делали его по техно­логии аппассименто, а назвали это мощное красное в честь мифической крепости Кара Кермен, расположен­ной на месте современного Очакова. Наши вина можно найти в десятках ресторанов столицы, в винных бути­ках, а также купить онлайн на сайте винодельни shop.beykush.com

Мне нравится наш терруар и ин­тересно привлекать внимание к это­му краю. Летом принимаем гостей на винодельне, проводим экскурсии и дегустации. А к лету 2021 года по­строим вблизи виноградника лока­цию для концертов и разноплано­вых ивентов.

Фото: Арсен Федосенко

Со дня посадки первой лозы виноделами «Бейкуш» прошло 10 лет. За эти годы винодельня стала хорошо оснащенным производством с винами, спрос на которые опережает предложение. Drinks+ предложил владельцу компании Евгению Шнейдерису оглянуться на пройденный путь. Евгений Шнейдерис: Оглядывать­ся – плохая привычка 🙂 Лучше делать выводы и двигаться вперед. Сначала мы выпускали всего несколько сотен бутылок […]

Зураб Чхаидзе: «Для нас сегодня важно понять, что мир готов к новой Грузии, которую ранее никто не знал»

Компания «Кахетинское традиционное виноделие» является одним из крупнейших производителей вина и спиртных напитков в Грузии. Основанная в 2001 году, KTW Group производит вино, бренди, игристые и чачу по классическим грузинским технологиям, сочетающимся с современными.

Обозреватель Drinks+ побеседовала с основателем и главой компании Зурабом Чхаидзе о грузинском виноделии и об успехе длиною в 20 лет.


Drinks+: Зураб, в этом году компании KTW Group исполняется 20 лет. Юбилей – хороший повод вспомнить, как все начиналось. Расскажите, пожалуйста, свою историю, каким был Ваш путь?

Зураб Чхаидзе: Во-первых, хочу поблагодарить медиа-группу Drinks+ за внимание и интерес к нашей компании. Для нас Украина – это больше, чем партнерство, это дружба длиною в 20 лет! Хочу отметить, что все эти годы рынок Украины для нас был одним из важнейших, мы всегда чувствовали поддержку и интерес украинцев к нашей продукции.

 

Завод KTW

Как, наверное, и многие, начинали мы с малого – буквально с пары паллет вина, а сейчас, спустя 20 лет, наш маленький бизнес вырос в многомиллионный холдинг. Сегодня у нас в Грузии около 35 дочерних организаций, четыре завода, два шато, два марани, 1020 гектаров собственных виноградников и, надеемся, что с апреля добавится еще урожай с 600 гектаров виноградников, лозы на которых мы посадили два года назад.

Мы постоянно движемся вперед, растем, развиваемся. Естественно, ежегодно мы инвестируем десятки миллионов долларов в развитие KTW Group – к примеру, только за последние два года мы вложили в развитие компании огромный бюджет. Наша компания придерживается стратегии долгосрочного планирования, мы выбираем вектор на ближайшие 3-5 лет и стараемся ему следовать, корректируя конкретные шаги уже в процессе, исходя из внешних факторов.

 Wine factory


D+: Расскажите, пожалуйста, о редких автохтонных сортах, таких как Чхавери, с которыми работаете. В чем видите преимущества и почему выбираете именно их? Возможно, это связано с Вашими корнями и с тем, что Ваш дед Антимоз Чхаидзе как раз и был основателем винного погреба, откуда берет начало знаменитое вино Chkhaveri?

З.Ч.: Действительно, могу подтвердить, что корни нашей семьи – в регионе Гурия, где в селе Аскана изначально и была основана наша первая семейная компания Askaneli Brothers. Нас трое братьев: Гоча, Джимшер и я. Начинали вместе под единым брендом на своей родине, а сейчас у каждого свой успешный бизнес, и мы развиваемся параллельно, работая над одним важным для нашей семьи делом – развитием виноделия Грузии и презентации его за рубежом.

Вина KTW

Расскажу, что делает для этого компания KTW. 5 лет назад мы раздали грузинским крестьянам 150 000 саженцев 25 забытых гурийских автохтонных сортов винограда (среди них были  Чхавери, Сакмиела, Джани, Цицка, Цоликоури) – специально для того, чтобы возродить их популярность. Это социальный проект, так как позже мы будем выкупать этот же виноград у крестьян по достаточно высоким ценам для производства нашего вина, что дает возможность им зарабатывать, а нам – развивать автохтоны и создавать самобытные вина.

Продукция KTW

Также в поселении Аскана, откуда родом моя семья, KTW Group построила Шато Аскана. К сожалению, из-за пандемии мы не смогли его открыть в 2020 году. Надеемся, в этом году открытие состоится, так как шато полностью готово начать работу и служить возрождению и развитию гурийских сортов винограда. Гурийские вина – это совершенно новая для мира стилистика грузинских вин, скажем так: не то, к чему все привыкли. Ничего общего с киндзмараули, саперави и ахашени вы не найдете, что и делает их уникальными. Мы с радостью пригласим Drinks+ на открытие Шато Аскана, так как это будет масштабное мероприятие, и мы хотим заявить о нем далеко за пределами Грузии.

В шато будут выпускаться как тихие, так и игристые вина по классическому методу, для этого специально из Франции привезены пюпитры и дубовые бочки. Кроме того, ежегодно перегоняем спирт из сорта Чхавери и выдерживаем его для коньяка из региона Аскана, который планируем назвать «Асканьяк». Безусловно, вся продукция Шато Аскана будет Limited Edition, так как это редкие сорта винограда и, следовательно, эксклюзивные напитки. Но пока начинаем с малого и таким образом продолжаем дело моего деда.

Вино Guramishvili’s Marani


D+: Зураб, знаем, что KTW возрождает не только семейные традиции, но и выполняет глобальную миссию по истории Грузии в целом. Скажем, мы  писали об этом в юбилейном номере Drinks+ и на drinks.ua, но я все же попрошу рассказать подробнее об уникальном проекте – спасении от уничтожения поместья Ильи Чавчавадзе.

З.Ч.:  Знаете, это поместье – особый уголок страны, место силы, связанный с историей двух  легендарных личностей. В том числе Ильи Чавчавадзе – ученого, просветителя, причисленного к лику святых. Мы полностью отреставрировали здание, и сейчас там располагается прекрасное старинное Guramishvili’s Marani. Находится оно в регионе Картли, а вина Картли – это одни из моих любимых, они более мягкие, чем кахетинские.

Сейчас мы производим там белые: «Киси», «Хихви» и «Горули Мцване», а также игристые вина классическим методом.  Нам удалось восстановить исторические виноградники им. Ильи Чавчавадзе и выращиваем здесь лозы на 18 гектарах – это не много, и мы боремся за каждый сантиметр земли. Объем Guramishvili’s Marani – 140 000 бутылок в год.

За 5 лет Guramishvili’s Marani посетило огромное количество туристов, в том числе и из Украины. Очень надеемся, что скоро границы между нашими странами откроются, и мы снова будем встречать на наших винодельнях гостей. Кстати, вина Guramishvili’s Marani активно продаются в украинской HoReCa, можете их найти и продегустировать в заведениях «Мама Манана», «Кувшин», «Сулугуни», «Шоти».

Для нас сегодня важно понять, что мир готов к новой Грузии, которую ранее никто не знал.


коньяк Старый Кахети

D+: Зураб, просветите нас – если поместье принадлежало Илье Чавчавадзе, то почему оно носит имя Гурамишвили?

З.Ч.: В Грузии ответ на этот вопрос знает каждый, но в Украине, наверняка, это известно не всем. Гурамишвили – великий грузинский поэт, который, к слову, упокоен в Украине, в прошлом году мы ездили в Миргород на 50-летие Литературно-мемориального музея Давида Гурамишвили. А с Ильей Чавчавадзе они родственники: Илья был женат на дочери Тадеоза (который приходился Давиду внуком) – Ольге. И именно Давид в свое время проживал на территории современного Guramishvili’s Marani, а Илья пришел в дом тестя позже. Илья Чавчавадзе и Давид Гурамишвили – это гордость грузинского народа, и назвать винодельню именем последнего – для нас большая честь, а во-вторых, это продолжение реальной истории. Слоган компании KTW – «Вместе продолжим традиции», и мы следуем этому правилу.

Поделюсь некоторыми планами: в Guramishvili’s Marani мы собираемся открыть современный музей, с аудио и видеоэффектами, с новыми технологиями, но в грузинском стиле. Пока этот проект еще находится на стадии переговоров, но мы готовимся к его реализации и уже года через полтора-два надеемся пригласить вас на открытие!

Guramishvilis Marani


D+: Зураб, а мы надеемся приехать 🙂 Вы действительно очень много делаете для развития виноделия в Грузии. Подскажите, поддерживает ли Вас государство, и какими конкретными шагами?

З.Ч.: Да, поддерживает! Хочу похвалить работу Национального агентства вина Грузии и Ассоциации производителей грузинского вина. Последние семь лет они очень плотно сотрудничают с нами, производителями, и прислушиваются к пожеланиям, активно способствуя развитию грузинского виноделия и его продвижению – как в Грузии, так и в мире.

Сегодня в Грузии 24 защищенных географических наименования, а, к примеру, 7 лет назад их было всего 11. У каждого региона есть свои собственные рекомендации и опыт, как развивать грузинское виноделие, но я не побоюсь быть нескромным и скажу, что компания KTW в качестве лидера отрасли задает грузинским виноделам определенные стандарты качества.


D+: Как переживаете период пандемии? Что изменилось в ведении бизнеса с марта 2020 года?

З.Ч.: Пандемия в первую очередь затронула наши туристические объекты. К примеру, в 2018 году мы открыли роскошный 4-звездочный СПА-отель Akhasheni Wine Resort в сердце Кахетии, и до пандемии посещаемость была 75%, что является высоким показателем. Сейчас, конечно, цифры значительно упали, так как остался только местный туризм.

Akhasheni wine resort and spa

Также мы закончили строительство потрясающего отеля в центре Старого Тбилиси на площади Орбелиани, но так и не успели его открыть – опять же из-за пандемии. Это невероятный проект с рестораном, дегустационным залом, потрясающей летней площадкой, винным магазином… Ну ничего, его час еще придет 🙂

Что еще изменилось в период пандемии, так это человеческие отношения. Начинаешь больше ценить свое здоровье и здоровье близких. У нас штат сотрудников около 2 500 человек, и мы приняли решение сохранить все рабочие места, но временно сократили заработные платы, чтобы пережить этот сложный период вместе – и сотрудники, и наша компания. Ввели посменный график на производствах – так работники минимально пересекаются друг с другом, офисные сотрудники работают дистанционно. Кроме того, пандемия стала для нас стимулом к открытию дочернего предприятия в Европе, и уже с января 2021 года KTW Group имеет официальное представительство в Варшаве.


D+: Какие кардинальные изменения произошли в грузинском виноделии за последнее время?

З.Ч.: В виноделии состоялась модернизация оборудования и максимальное внедрение новых технологий в процесс: это и замена эмалевых емкостей на нержавеющую сталь, и полный автоматизированный контроль температуры при брожении, и контроль за лозами, начиная от правильной посадки и заканчивая поливом, который можно отслеживать прямо с мобильного телефона.

поогреб

К тому же, Грузия активно развивает винный туризм: у нас массово появляются дегустационные залы, гостиницы, рестораны с качественной кухней. Мы двигаемся только вперед, даже в такой, казалось бы, мелочи, как выбор бочки, мы тоже уходим от дешевых образцов по 400-500 евро и переходим на дорогие качественные бочки из Франции и Швейцарии стоимостью от 1000 евро за единицу. Это не просто цифры – это инвестиции в качество, уровень вин!

Все эти вложения дают результат, вы сами видите, как сильно меняются грузинские вино и коньяки. У нас и ранее были хорошие продукты, а сейчас Грузия выходит на самые высшие уровни качества. Наша компания вместе с другими прогрессивными грузинскими виноделами идет в ногу с технологическим прогрессом.  Нам интересны все инновации, которые появляются на рынке, и мы отбираем для себя лучшие.


D+: Как Вы смотрите на такие современные тренды, как вина в жестяных банках, игристое, разбавленное соками, слабоалкогольные вина, зеро и т.д.?

З.Ч.: Наверное, кому-то они интересны. Но это не наш путь. Мы видим спрос на классическое качественное вино. И наша задача – создавать все лучшие вина. Хотя, возможно, о миксе игристого с соком мы когда-нибудь подумаем… Но немного позже 🙂


D+: Зураб, Вы экспортируете продукцию KTW в более чем 20 стран по всему миру. Назовите, пожалуйста, тройку лидеров.

З.Ч.: К слову об экспорте – он развивается, но есть один момент. В связи с чем у меня есть важное послание к тем, кто пытается пользоваться нашим имиджем, к производителям вин и бренди, которые пытаются ввести в заблуждение потребителя на своих рынках, продавая продукцию под якобы грузинскими брендами. Пожалуйста, уважайте себя и свои корни! Невозможно достичь высот, используя  чужое имя. И всегда нужно уважать тех, кому адресуете свой продукт.

Старый Кахети

Что касается лидеров по экспорту, то назову Украину – по бренду «Старый Кахети», она также сейчас набирает обороты по вину. Кроме того, в первой тройке российский рынок и рынок Казахстана. Ведущие позиции долго занимал Китай, но сейчас из-за логистики объемы поставок значительно снизились. Также среди активных потребителей продукции KTW могу назвать Израиль, США, Балтийские страны и Европу.

Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность нашим партнерам в Украине – компании «Бэль», с которой мы работаем уже на протяжении многих лет. Начиная с 2008 года, мы вместе задали новый стандарт грузинского коньяка в Украине, и это, я считаю, главное наше достижение.

Akhasheni Wine Resort&Spa

И, конечно же, хочу поблагодарить всех украинцев, которые любят и ценят нашу продукцию. Мы стараемся для вас: я лично, Зураб Чхаидзе, несу ответственность за каждую бутылку, которая попадает к вам на стол, и прикладываю максимум усилий для того, чтобы год от года качество нашей продукции улучшалось и радовало вас!

D+: Зураб, мы уверены, что украинцы отвечают Вам взаимностью!  Благодарим за интересное интервью и очень надеемся, что в ближайшее время сможем принять Ваше приглашение и приехать с винным туром в Грузию!

Фото предоставлены компанией KTW Group

Компания «Кахетинское традиционное виноделие» является одним из крупнейших производителей вина и спиртных напитков в Грузии. Основанная в 2001 году, KTW Group производит вино, бренди, игристые и чачу по классическим грузинским технологиям, сочетающимся с современными. Обозреватель Drinks+ побеседовала с основателем и главой компании Зурабом Чхаидзе о грузинском виноделии и об успехе длиною в 20 лет. Drinks+: […]

Анна Горкун: «46 Parallel Wine Group все планы первого года жизни реализовала»

Компания 46 Parallel Wine Group была презентована в самом начале 2020 года. Она родилась из мечты Анны и Тараса Горкун – создавать прекрасные украинские вина, достойные стать лицом нашей страны на мировой винной арене. Сразу после запуска компания столкнулась с вызовами, среди которых была пандемия, перекрывшая часть традиционных каналов продаж и продвижения. Анна Горкун, СЕО компании 46 Parallel Wine Group, в экстремальных условиях применила тактику активного наступления. И сегодня участники рынка констатируют, что 46 Parallel стремительно, меньше чем за год, стала настоящим национальным брендом. А кредо компании – Proudly Ukrainian – получило подтверждение в виде признания на мировом уровне. Ее владелица и ведущая авторской программы на канале «Wine Hub с Анной Горкун», за год сделавшая несколько десятков интервью с представителями украинского бизнеса, сама оказалась в этой роли и поделилась с обозревателем D+ тем, как выстраивалась эта успешная стратегия.


Философия и концепция

Конечно, сначала была мечта. Но мы – реалисты и по­дошли к ее реализации системно, проанализировав ры­нок, разработав бизнес-план и позиционирование. Изна­чально решили, что выводим сразу два винных бренда: так как видели свободную категорию в премиальном сегмен­те, а также незанятую нишу качественного вина на каж­дый день. Так появились ТМ 46 Parallel и ТМ Apostrophe.

Наша идея в том, что мы, украинцы, хотим продвигать украинский продукт, основываясь на исключительном ка­честве и его происхождении. Исходя из этого императива, были сформированы авторские коллекции сухих вин пре­миального сегмента – элитные марочные Grand Admiral и более легкие, изящные вина El Capitan абсолютно изуми­тельного качества. Был также сформирован портфель пер­вого украинского эмоционального бренда вин Apostrophe.

При этом одно из наших отличий от ряда других про­изводителей (я бы даже сказала, преимуществ) – то, что мы создаем вина без привязки к одному винограднику, а значит, имеем возможность каждый год выбирать лучший виноград и гарантировать постоянное качество. Это вовсе не предполагает отказ от терруарности, – наоборот, мы имеем возможность представлять лучшие зоны Украины. В Одесском регионе работаем по всей группе игристых вин и большей части белых. Красные вина коллекции Grand Admiral созданы из винограда, который закупили в Хер­сонской области. По сути, мы охватили сразу два крупных региона.

Но мы не просто приезжаем на сбор урожая и выби­раем готовый продукт. Мы начинаем отбор перспектив­ных виноградников с самой ранней весны. В прошлом году в начале мая наша команда посетила все виноград­ники и производственные мощности компаний-партне­ров, чтобы убедиться, что все процессы создания вин 46 Parallel Wine Group урожая 2020 смогут соответство­вать нашим стандартам. Определившись с терруаром, который представим в текущем году, начинаем работу с виноградником: наши специалисты тщательно и ре­гулярно контролируют состояние лоз, формирование гроздей, всю агротехнику и непосредственно сбор уро­жая. Главный винодел компании 46 Parallel Wine Group также лично следит за всеми этапами развития лозы. Для улучшения качества будущих вин мы ограничиваем уро­жай с куста – не более 3 кг, для премиальных коллекций – ручной сбор, время доставки винограда на переработ­ку минимально. Винификация и розлив также проходят под строгим контролем. Наш перфекционизм распро­страняется и на выдержку: заказываем бочки от миро­вых лидеров – французских компаний Seguin Moreau и Tonnellerie Vinea. Мы не ограничиваемся постоянными дегустациями виноматериала на каждом этапе нашими энологами: итоговую дегустацию вин проводит незави­симая профессиональная коллегия. После одобрения де­густаторами высшего класса наши вина идут на розлив, затем отдыхают в бутылке не менее 6 месяцев. И только потом – в продажу.

46 Parallel Wine Group


Выход на международные рынки

Девиз нашей компании Proudly Ukrainian. И, несмо­тря на молодость 46 Parallel Wine Group и турбулент­ность первого года ее жизни, нам уже есть чем гордить­ся. Да, локдаун серьезно осложнил реализацию наших экспортных планов, были отменены практически все крупные международные выставки.

Тем не менее, мы успели в самом начале года, в пар­тнерстве с медиа-группой Drinks+, презентовать наши вина международной аудитории на выставках Wine Paris & Vinexpo Paris и на эксклюзивно организованных тейстингах наших вин в США и Германии с участием международных экспертов высшей категории. И пер­вые же отзывы мировых экспертов о наших винах были очень позитивными. Журналисты Drinks+ собрали весо­мое портфолио мнений зарубежных профессионалов: судей международных конкурсов, винных журналистов, энологов, преподавателей, сомелье и винных консуль­тантов. Мы также подавали свои вина на украинские и международные конкурсы, итоги которых подтвердили, что мы на верном пути.

46 Parallel Wine Group – единственная украинская компания, которая получила награду ведущего между­народного Concours Mondial de Bruxelles 2020: вино El Capitan Pinot Gris было отмечено серебряной медалью. Это красноречивый месседж: украинские вина достой­ны быть в одном списке с лучшими винами мира. А 46 Parallel может стать визитной карточкой страны на меж­дународной арене.

На конкурсе USA Wine Ratings сразу два вина нашей компании завоевали серебро: красное сухое марочное из премиальной коллекции – Grand Admiral Cabernet Sauvignon-Saperavi-Merlot урожая 2016 года и розовое игристое из Пино Менье по методу Шарма – El Capitan Brut Rose. Но и золотая медаль вскоре пополнила портфо­лио наших международных наград 2020 года. На конкурсе Sélections Mondiales des Vins Canada Большая золотая ме­даль была присуждена премиальному вину Grand Admiral Cabernet Sauvignon-Saperavi-Merlot урожая 2016 года.

Вина Grand Admiral и El Capitan отмечены медалями украинских конкурсов «Одесский залив», Ukraine Wine & Spirits Awards, «Винный гид Украины», En Primeur от «Ассоциации крафтовых виноделов Причерноморья». К достижениям первого года жизни компании можно отнести и тот факт, что вина ТМ Apostrophe, наряду с продукцией других украинских производителей, но в эксклюзиве по категории «вино», продвигаются под кол­лективным брендом #TradeWithUkraine на ведущей он­лайн B2B-платформе Китая 1688.сom.

Сегодня в процессе еще один очень сильный марке­тинговый проект для нашего позиционирования за ру­бежом, но из-за локдауна в большинстве стран Европы он пока на паузе. Надеюсь, к весне 2021 года мне будет что рассказать ценителям нашего вина.


Планы

Так как стабильность пока не наступила, о планах я предпочла бы говорить в контексте их реализации. В те­чение 2020-го, как и обещали в начале года, мы предста­вили еще два вина премиум-сегмента: первую партию Grand Admiral Brut Nature 2018 года урожая (лимитиро­ванный тираж, классическая технология) и El Capitan Pinot Noir, которым завершили изысканную коллекцию El Capitan, состоящую из вин сортов группы Pinot: Pinot Blanc, Pinot Gris и Pinot Meunier. Так что, несмотря на целый каскад преград, 46 Parallel Wine Group все планы первого года жизни реализовала.

В дальнейшем планируем идти намеченным курсом: повышать представленность во всех каналах на внутрен­нем рынке и развивать экспорт качественного украин­ского вина, которым можно гордиться.

Фото предоставлены 46 Parallel Wine Group

Компания 46 Parallel Wine Group была презентована в самом начале 2020 года. Она родилась из мечты Анны и Тараса Горкун – создавать прекрасные украинские вина, достойные стать лицом нашей страны на мировой винной арене. Сразу после запуска компания столкнулась с вызовами, среди которых была пандемия, перекрывшая часть традиционных каналов продаж и продвижения. Анна Горкун, СЕО […]

Дэни Роллан: «Вот почему мы влюбились в Аргентину!»

Редактор D+ пообщался с Дэни Роллан. И оказалось, что супруга самого популярного «летающего» консультанта Мишеля Роллана – сама блестящий энолог и при этом – воплощение французского шарма и женского очарования. А еще – что вторым своим домом чета Роллан считает Аргентину.


Drinks+: Г-жа Роллан, вы с месье Ролланом – не просто энологи-консультанты, но и владельцы виноделен – во Франции, Аргентине, ЮАР и других странах. Эта страсть к виноделию – семейная традиция?

Д.Р.: Моя семья не имела никакого отношения к винному бизнесу. Во время учебы я познакомилась со своим будущим мужем Мишелем, родители которого владели виноградником на протяжении 7 поколений. Как энологи, мы с Мишелем стартовали с покупки лаборатории, одной из самых известных в Жиронде. Кроме того, как раз в 1983 году мы познакомились с Робертом Паркером. И вот в 80-х Мишель получил предложение о консультации в Аргентине.

D+: Вот интересно, как Мишелю Роллану делаются подобные предложения?

Д.Р.:  Ну, тогда все было очень просто. И слегка забавно. В 1988-м Мишелю позвонил некий владелец винодельни из Аргентины. Ситуация была комичной, потому что он практически не говорил по-французски, при этом ни он, ни мы – недостаточно хорошо по-английски. Мы поняли лишь, что его зовут Арнальдо и он звонит нам с просьбой – хочет создать лучшие либо абсолютно другие по стилю вина, чем те, что он производил, потому что задумал продавать их на американском рынке. Мы не были уверены в серьезности этого предложения, но решили: даже если это не выльется в серьезную работу, то будет прекрасное путешествие в страну танго! Тем более, что поездка намечалась на февраль. А в Аргентине это лето 🙂 .

Bodega Rolland2

D+: Рискованно! Лететь на другой край земли… Настоящее приключение!

Д.Р.: О, да! История была увлекательной и полной сюрпризов. Когда мы прилетели в Буэнос Айрес и добрались до забронированного отеля, там нас ждала лаконичная записка: «8 утра в вестибюле». А уже через несколько часов после этого мы встретились с братьями Этчар. Но никто из них не говорил на французском. К счастью, у них все-таки нашелся друг, который помог с переводом. Ну, а уже на следующий день нам предстояло лететь на северо-запад, в Сальту, а затем добираться до Жужуя.

 D+: Каково было первое впечатление от Аргентины?

Д.Р.: Нас поразили почти космические пейзажи, каньон с его многоцветными скалами – все семь цветов. Это был кардинально иной мир: чистейший воздух, вершины гор, обветренные и улыбающиеся лица индейцев, гуляющие у подножья Анд ламы. Кактусы. И много света! Наконец показалась Bodega Etchart, где нас приветствовала потрясающая – большая и любящая семья Этчар.  Мы до сих пор с Мишелем вспоминаем эмпанады Мины, которые мы тогда попробовали в сопровождении бокала белого вина с почти эльзасским, но экзотическим носом. Тогда мы открыли для себя Торронтес*! Так началось наше аргентинское приключение. И долгая дружба с семьей Etcharts, которая выйдет за рамки консультаций семейного винного погреба.

D+: К слову, о дружбе. Расскажите, пожалуйста, о Вашей дружбе с Catherine Péré-Vergé – ведь вы вместе работали не только в Помероле, но и в Аргентине.

Д.Р.: Катрин Пере-Верже была для меня, Мишеля и наших дочерей замечательным другом. Когда она решила инвестировать в Pomerol, то начала с шато Montviel. Мы также сотрудничали в проекте по созданию универсального бокала, и в результате принадлежащий Катрин стекольный завод выпустил разработанный нами бокал под названием Oenologue. Это было 25 лет назад. И когда я предложила Катрин инвестировать в Аргентину, она сразу отозвалась: «Хорошо, давай». Она была первой, кто поверил в наш аргентинский проект. И, кстати, первые урожаи Val de Flores, а также Clos de los Siete, вплоть до  2009 года мы винифицировали именно на винодельне Катрин Пере-Верже, в винном погребе Монтевьехо с помощью энолога Марсело Пеллерити.

hat-bodega-rolland

D+: Вы основали в Аргентине ряд выдающихся винодельческих хозяйств, некоторые вместе с партнерами. Как происходит выбор виноградника?

Д.Р.: Мы просто влюблялись в места, людей или терруар во время всех наших путешествий. Мы начали с Аргентины, а теперь это наш уникальный лучший проект. Мы производили собственные вина в Южной Африке и Испании с помощью совместных с партнерами предприятий, но сейчас сосредоточены, в основном, на аргентинских проектах.

D+: Расскажите о них, пожалуйста.

Д.Р.: Пожалуй, начну с выдающегося проекта – Yacochuya, а затем San Pedro de Yacochuya, созданных с семейством Этчаров в Сальте, с чего и началась наша любовь к Аргентине. Эти вина производятся небольшим тиражом со старых лоз Мальбека (некоторые датируются 1915 годом) и небольшой доли Каберне Совиньон. Виноградник Yacochuya считается одним из самых высокогорных в мире. Это чрезвычайно красивое место в нескольких сотнях километров к югу от тропика Козерога, на высоте 2035 метров. Отличается специфическим климатом с чередованием жарких дней (36 ºC) и прохладных ночей (12 ºC). На этикетке вина изображен кактус, характерный для местного ландшафта. И подпись Мишеля.

Чем больше времени мы с Мишелем проводили в этой стране, тем больше хотелось понять ее терруары, работать над новыми винами. И даже жить там… И в конце концов была основана Bodega Rolland  и один из самых статусных брендов – Clos de los Siete. В проекте мы объединили несколько винодельческих семей из Бордо и 850 га виноградников. Поместье находится в коллективном управлении и разделено на отдельные участки, но каждый вносит свой вклад в развитие флагманского вина Clos de los Siete. При этом каждый независимо производит собственное вино под своим собственным именем в собственном винном погребе. Мишель консультирует всех наших партнеров. Первые виноградные лозы на этих виноградниках были посажены в 1999 году, а первый релиз Clos de los Siete  вышел в 2002 году.

bodega rolland

В рамках коллективного проекта мы основали бренд Mariflor. Как говорит Мишель, Mariflor – это одновременно «место, вино и концепция».  Виноградник Марифлор, расположенный рядом с уже знакомым нам участком Валь де Флорес, получил свое название (дословно «Цветок Мария») от наименования местности, и в честь нашей дочери Мари. Она не только помогает нам в виноделии, но и увлекается фотографией. Надеюсь, ваши читатели смогут их оценить и понять: вот почему мы влюбились в Аргентину!

Виноградник расположен на высоте 1100 м над уровнем моря. Площадь почти 100 га, из них 60 га засажены Мальбеком, Каберне Совиньоном, Сира, Мерло и Совиньон Бланом. На 4 га Марифлор с 2002 года выращиваем Пино Нуар. Почвы смешанные – песок и глина на каменистом пласте, экспозиция в основном восточная. Ирригация строго контролируется, используется только чистейшая минеральная вода из горных источников Анд. 2 га Марифлор – Совиньон Блан, высаженный в 2003 году. Первое вино с лоз Марифлор, на 100% из Совиньон Блана, было произведено в 2006 году. Здесь выпускается ряд прекрасных вин, в том числе Mariflor Pinot Noir и миллезимное вино Mariflor Camille, названное в честь нашей первой внучки. К слову, в Top Wines of Mariflor  в честь каждого из наших внуков – кроме Камиллы, это близнецы Артур и Тео, Рафаэль и младшая Джулия – создано особое кюве: с разными сортами винограда и высоким качеством винограда, каждое из которых  выходит тиражом 3000 бутылок/год. Bodega Rolland производит вина: MariflorVal de Flores и Yacochuya, но в совместном производстве и в небольшом количестве.  

Val de Flores

D+: Какой, в принципе, Ваш любимый сорт – если смотреть глобально, без привязки ко Франции?

Д.Р.: Мой любимый сорт – Мерло. Но люблю также Каберне Фран из Бордо и Сира из Восточной Франции. Вообще, в мире так много хороших вин и такое разнообразие великолепных сортов. Достаточно вспомнить Мальбек в Аргентине!

D+: Работаете ли с так называемыми натуральными винами, дикими дрожжами? Что думаете об органике и биодинамике?

Д.Р.: На данный момент мы сами управляем органическим хозяйством Val de Flores в Аргентине. И с дикими дрожжами работаем на всех винодельнях, кроме тех случаев, когда климатические или особые проблемы требуют применения других.

bodega rolland 6

D+: Вас с Мишелем называют идеальной «винной парой». Общие интересы в энологии упрощают совместную жизнь или усложняют?

Д.Р.: Мы работаем вместе 47 лет… Сложно сказать, это было сложно раньше или сложно сейчас. Каждый из нас – личность, однако мы очень дополняем друг друга.

D+: Вы являетесь акционером компании Rolland Collection Limited. Как сейчас развивается этот бизнес? Как формируются цены на вина и кем?

Д.Р.: Rolland Collection – семейный бизнес, и наша старшая дочь Стефани отвечает за управление. Все ценообразование обсуждается и фиксируется с учетом стоимости производства и ситуации на конкретном рынке для всех виноделен.

famille barriques 2016

D+: Какие вина создаете сегодня?

Д.Р.: Мы пытаемся понять все терруары на всех высотах и широтах, и адаптировать их к замыслам, используя наши знания.

D+: Благодарим Вас за ответы на все наши бесчисленные вопросы 🙂 и время, уделенное нам!


Досье D+

*Торронтес – редкий локальный сорт для Нового Света, куда большинство лоз завезли из Европы. Считалось, что он рос здесь еще до прихода испанских миссионеров, но исследование показало, что торронтес – кросс, возникший путем перекрестного опыления Муската и красного сорта Mission, доставленного на континент Кортесом. В аромате – цветы, экзотические, тропические фрукты, пряности. «Сладкий в начале и горький в конце – как сама жизнь», – так о нем отзываются сами аргентинские виноделы. Лучшую органолептику дают лозы Торронтеса на высотных виноградниках Сальты.

Редактор D+ пообщался с Дэни Роллан. И оказалось, что супруга самого популярного «летающего» консультанта Мишеля Роллана – сама блестящий энолог и при этом – воплощение французского шарма и женского очарования. А еще – что вторым своим домом чета Роллан считает Аргентину. Drinks+: Г-жа Роллан, вы с месье Ролланом – не просто энологи-консультанты, но и владельцы […]

Вячеслав Кунев: «Мы придумали и создали уникальную винную «экосистему», поэтому вполне можем стать международной компанией»

Обозреватель Drinks+ побеседовала с основателем и CEO компании Gustos.life, руководителем Ассоциации ИТ-компаний Молдовы, членом Экономического Совета при президенте Молдовы Вячеславом Куневым.


Вячеслав, ваша компания Gustos.life разработала уникальный сервис, который позволяет удобно и прозрачно проводить профессиональные винные конкурсы, а также любые виды дегустаций – от небольших профессиональных на несколько участников до масштабных винных вернисажей с участием нескольких тысяч человек. Gustos.life – откуда такое название?

В.К.: Мы хотели что-то вкусное 🙂 . Долго думали и поняли, что вкусная жизнь наиболее близка к тому, что нам нравится. Я всю жизнь любил вино, для меня оно – символ жизни в свое удовольствие, своеобразного гедонизма. Gustos.life у нас ассоциируется с такой вкусной жизнью. Так и появилось это название.

Давайте начнем сначала – кто такой Вячеслав Кунев? Как вы пришли к вину?

В.К.: Всю жизнь я работал в IT-сфере. В 1991 году закончил Московский государственный технический университет им. Баумана, получил специальность инженера-системотехника. Всю жизнь занимался различными IT-проектами. Основной мой бизнес – это IT-проекты для банков и государственных систем, для крупных компаний. Но параллельно я всю жизнь любил и продолжаю любить вино. Очень долго думал, как объединить эти два моих увлечения – IT и вино.

Вячеслав Кунев фото 2

Будучи техническим человеком, я задумал проект правильной винной «экосистемы», на основе которой можно развивать различные направления – и профессиональные конкурсы, и любительские винные дегустации, и цифровые винные подвалы. То есть, первоначально мы собрали информацию и создали некую базу – фотографии, характеристики, описания, полученные награды. И на этой основе можно делать различные проекты.

Одна из составляющих вашей винной «экосистемы» – это онлайн-платформа для оценки вин на конкурсах. Она уже получила широкую известность, ее использовали и в Украине во время проведения профессиональных винных конкурсов. Как появилась идея такого проекта?

В.К.: Три или четыре года назад мы участвовали в международном тендере на создание информационной системы по сертификационной дегустации для нашего местного Офиса вина. Проект финансировался USAID. Нам стало интересно – мы приняли участие и выиграли в конкурсе. Разработали дегустационную систему, которая была нужна Офису вина для сертифицированных испытаний, по результатам которых вино признается либо годным, либо нет.

Мы получили опыт и начали присматриваться к этому рынку, к специализированным винным конкурсам и поняли, что можем создать софт для профессиональных оценок, ведь на рынке нет подобных решений. Таким образом, мы создали продукт по модели SaaS (software as a service – бизнес-модель, при которой поставщик разрабатывает программное обеспечение и предоставляет заказчику доступ к нему через интернет только когда необходимо). Этот сервис имеет свои преимущества – его используют по потребности. Первый важный момент – организаторы обращаются к платформе только на время проведения конкурса, поэтому заказчик не тратит время на обслуживание софта, серверов, на программистов и прочее. Во-вторых, софт можно сделать таким образом, что есть гарантия, что в процессе проведения конкурса оценки не будут изменены.

Эти две важные задачи мы и попытались решить. За основу оценивания мы взяли методологию Международной организации виноградарства и виноделия (OIV). Собственно, это у нас основная система оценок. Есть еще любительские, полупрофессиональные конкурсы, но для профессиональных используются только модели OIV. Как гарантию невозможности подменить оценки мы решили использовать технологию «блокчейн» (англ. blockchain). Она как раз характеризуется тем, что определенными программными способами любой человек может проверить, были ли внесены изменения в эти оценки или нет. Таким образом, появился  и начал развитие наш проект, и по созданной модели мы уже провели 12 международных конкурсов.

Расскажите подробнее о механизме оценивания в вашей системе. Какие плюсы для виноделов и удобно ли в ней работать дегустаторам?

В.К.: Использование блокчейна, который позволяет провести автоматический аудит, гарантирует, что оценка никак не могла быть изменена – это очень важно для виноделов, потому что они всегда считают, что их вина недооценили. И самое главное, мы создали очень мощную систему внутренних отчетов для двух категорий – для дегустаторов и для виноделов.

Обычно для виноделов основная мотивация участия в конкурсах – получение медали престижного мероприятия. Но мы решили немножко изменить парадигму тейстингов, и теперь даже не очень раскрученные конкурсы могут быть интересны виноделам – главное, чтобы в них участвовали профессиональные дегустаторы.

В нашей системе дегустатор может не только ставить оценки, но и делать заметки, на основе которых для винодела формируется подробный отчет о каждом образце, который он выставил на конкурс. Характеристики и оценки анонимны, винодел не знает, кто из судей как оценил его образцы – но фактически он получает детальную оценку своего вина. Согласитесь, такая качественная аналитика и независимая экспертная оценка дорогого стоит и вряд ли вы получите ее где-либо еще за те деньги, которые вы потратили на участие в конкурсе.

Полезна наша система и для дегустаторов: каждый из них на своем аккаунте может увидеть проставленные им оценки и сравнить их с результатами других судей. Для них тоже важно понимать, попадают ли они в пул – так называемый доверительный интервал, когда, согласно правилам, все самые высокие и низкие оценки отбрасываются, и учитывается сегмент основного количества оценок. Этот фактор важен для профессионального роста судей. Кроме того, вся информация о винах и оценках сохраняется в системе, и дегустатор в любое время может войти в свой аккаунт и просмотреть, как он оценивал образцы на том или ином конкурсе.

С участниками конкурсов и судьями разобрались. А насколько ваша платформа облегчает работу организаторов?

В.К.: Наша система оценивания выводит конкурсы на новый уровень прозрачности. В выигрыше все – виноделы, дегустаторы и, конечно, организаторы. Как я уже говорил, для них это удобно и экономно, ведь оплачивать работу системы нужно только во время проведения конкурса. К тому же, на время проведения мероприятия мы готовы предоставить наших специалистов, если в штате заказчика не хватает своих программистов или другого квалифицированного персонала. В совокупности, мы сокращаем трудоемкость проведения конкурса на 30-40%.

Пока наша система рассчитана на малые и средние конкурсы, на которых оцениваются 200-300 и 500-600 образцов соответственно. Крупные профессиональные площадки, на которых оцениваются 1000 и больше образцов, как правило, имеют свое программное обеспечение. А мы готовы предлагать наши услуги и совсем маленьким конкурсам – от 50 образцов. Сейчас уже многие организаторы отказываются от бумажных дегустационных листов, переходя на софт. Они понимают, что это удобно, практично, вся информация сохраняется, и к ней можно будет в любой момент обратиться.

Какова география конкурсов, использующих вашу систему?

В.К.: Нашей платформой пользовались организаторы конкурсов в Молдове, Грузии, Украине, России. Что касается географии дегустаторов, то, к примеру, во время последних конкурсов, проводимых онлайн, дегустаторы находились в Венгрии, Румынии, Чехии. Им предварительно отослали пронумерованные образцы, и в ходе конкурса они дегустировали и ставили оценки на нашей платформе. Система хороша тем, что ее можно запустить на любом смартфоне, планшете или компьютере в любой точке планеты. Можно сказать, что мы уже давно вышли за пределы Восточной Европы – всего в нашей системе уже зарегистрировано более 180 дегустаторов со всего мира.

Кто в Украине уже успел оценить преимущества и удобство в использовании вашей платформы? Как вы и организаторы нашли друг друга?

В.К.:  Наша система использовалась в оценивании вин на конкурсе «Одесский залив» и в конкурсе выставки вин и алкогольных напитков Wine & Spirits Ukraine. Премьера нашей платформы в Украине состоялась благодаря Оксане Ткаченко, которая занимается организацией конкурса «Одесский залив». (Оксана Ткаченко – д.т.н., научный руководитель Лаборатории сенсорного анализа, заведующая кафедрой Одесской национальной академии пищевых технологий, директор Центра украинско-французского сотрудничества – прим. D+). Она увидела нашу систему в действии на одном из конкурсов в Молдове и предложила использовать ее в Украине. Мы приехали в Одессу, там встретились с Викторией Агромаковой, организатором выставки Wine & Spirits, которая также заинтересовалась нашей платформой. Такие конкурсы как «Одесский залив» и Wine & Spirits Awards полезны виноделам, да и дегустаторы в Украине имеют очень высокий профессиональный уровень, поэтому, считаю, было бы неплохо на национальном уровне организовывать подобные мероприятия 2-3 раза в год.

Как вы продвигаете свою систему для конкурсов?

В.К.: На данный момент мы заканчиваем детальные инструкции по использованию системы, чтобы организаторы могли максимально самостоятельно проводить конкурсы. Более подробную информацию можно получить на сайте.

Со следующего года мы планируем рассылку с предложением воспользоваться нашей платформой всем международным конкурсам и национальным конкурсам в различных странах. Мы долгое время отрабатывали все бизнес-процессы, потому что не были уверены, что наш софт действительно полностью соответствует всем требованиям. Эта уверенность появилась только в феврале этого года, а в марте случился Covid-19, и все наши планы по активному продвижению сервиса профессиональных дегустаций изменились. Поэтому в июне мы запустили проект онлайновых любительских винных дегустаций – это другой наш проект. Мы попробовали эту модель, чтобы посмотреть, как пойдет  и такой формат. Также с декабря мы запускаем сервис цифровых винных подвалов. Сейчас мы объединяем все эти сервисы вместе, и уже точно в следующем году будем продвигать как каждый софт отдельно так и возможность покупки (инвестирования) в вино на любой стадии его производства.

Первый серьезный шаг, который мы планируем сделать по продвижению нашей платформы – это публикация материала о ней в вашем издании 🙂 . Посмотрим, какой будет фидбек. Мы должны понимать, что будет, если к нам обратятся сразу, скажем, 20 конкурсов. Мы не уверены, что справимся. В этом случае нужно дополнительно нанимать четыре-пять менеджеров, чтобы они с этим работали. Те конкурсы, которые с нами проработали хотя бы два-три раза, они уже сами все могут делать – по большому счету, мы им больше не нужны.

Вы уже несколько раз упомянули, что предоставляете свой персонал, помогающий организаторам работать с платформой. Использование системы требует какой-то специальной подготовки? Какие сложности могут возникнуть у новичков?

В.К.: Обычно единственной проблемой в конкурсах является тщательное заведение вин в систему. Мы требуем, чтобы оно происходило по методологии OIV. Например, когда мы работали с украинскими винами, очень сложно было собрать информацию со всеми необходимыми характеристиками. Наш софт так устроен, что винодел может и сам завести вина. Были уверены, что это будет работать, но выяснилось, что виноделы не готовы. Их общий уровень компьютерной грамотности оказался ниже, чем мы предполагали 🙂.

Тогда мы подумали, что это могут сделать организаторы. Они и пытаются, однако выяснилось, что мы это делаем раз в пять быстрее, чем они. Поэтому по факту получается, что организаторы забивают массив общей информации, а мы уже сами редактируем. На данный момент – это пока самый действенный способ. В нашей базе уже есть много вин, но, конечно, на каждый конкурс нужно добавлять новые. Мы также вносим все медали по всем винам, которые нам интересны. Например, по Молдове у нас есть вся база вин за последние три года и все полученные ими медали. И поэтому мы очень часто выпускаем рейтинги. Например, белых вин, красных или в рамках одного конкурса или по типам медали. Для потребителя это тоже интересно.

Вы сказали, что работаете сейчас над проектом онлайновых любительских винных дегустаций. Расскажите о нем подробнее.

В.К.: Да, в нашей системе есть возможность проводить как профессиональные, так и любительские дегустации, для которых очень упрощенная процедура, когда вино можно просто оценить по 10 балльной шкале. Это обычно используется во время проведения мероприятия «Вернисаж вина» в Молдове – мероприятия, когда виноделы выставляют свое вино, а пользователи могут поставить оценку понравившемуся образцу в мобильном приложении. Таким образом, мы получаем народный рейтинг – потому что очень часто рейтинг профессионалов и народный рейтинг отличаются.

Например, в этом году у нас было такое мероприятие – Notorium – конкурс признанных торговых знаков, когда люди голосуют онлайн и выбирают лучшие, по их мнению, национальные и международные торговые марки, присутствующие на молдавском рынке. В рамках этого ивента проходил и конкурс качественных вин и дивинов Notorium Wine Awards, партнером которого выступила компания Gustos.Life.

Был подготовлен список всех молдавских вин, отмеченных наградами, и потребители могли поставить оценки винам, которые они считают наиболее качественными. Таким образом, наряду с оценками, которые ставили профессиональные судьи на винных конкурсах, мы получили и условно народный рейтинг, для составления которого частично использовалась и наша платформа. То есть, мы были источником данных, ведь наша система содержит информацию об абсолютно всех молдавских винах со всеми их оценками и характеристиками, которую очень удобно использовать на других сайтах или для других задач. Мы не организовывали конкурс Notorium, но мы были поставщиками всех необходимых данных.

Может ли вашей платформой воспользоваться частная компания-производитель, желающая узнать, как оценят ее вина?

В.К.: Конечно, мы уже организовывали подобные мероприятия. Как это происходит: допустим, компания хочет сделать дегустацию своих вин. Они объявляют на нашей платформе дегустацию, а участники, желающие оценить вина, могут выбрать один из трех форматов – просто послушать; поучаствовать и заказать пробники; поучаствовать и заказать полный сет вин. Выбрав вариант, пользователь оплачивает свое участие и за день до проведения дегустации получает образцы, а также инструкцию о том, как будет проходить дегустация. А в назначенное время вы просто подключаетесь к конференции в Zoom, где ведущий – обычно профессиональный дегустатор – начинает представлять вина.

Так что первое, что мы делаем во время подготовки конкурса – это ищем в данной стране партнера, который будет рассылать вина или, при необходимости, разливает их в пробники. Как выяснилось, людям значительно интереснее покупать пробники, чем целые бутылки, особенно, если вы заказываете вина, которые никогда не пробовали. Ведь покупать бутылку достаточно дорого и рискованно, а приобрести 250 мл – финансово безопаснее. По нашему опыту, в 80 случаях из 100 люди покупали пробники.

Сейчас мы организовали нашу систему так, что во время онлайн-дегустации можно задавать вопросы. Что еще нас отличает от других наших конкурентов – используя наше мобильное приложение, можно ставить оценки винам, а еще вы можете выбрать самое лучшее, по вашему мнению, вино. То есть вы для себя фиксируете эти результаты – и вам понятен победитель этой дегустации. А еще мы сейчас заканчиваем разработку функционала, когда система предлагает приобрести вино по промоценам – мы хотим сделать так, чтобы в рамках дегустации можно было купить понравившееся вам вино с существенной скидкой – на уровне 20-30% – в момент дегустации и, скажем, в течение часа после ее окончания. Мы считаем, что это очень хороший канал продвижения вин.

Кроме того, работаем над объединением нашего мобильного приложения и Zoom – пока их нужно использовать отдельно, и это не очень удобно. К тому же, выяснилось, что абсолютное большинство участников запускает наше приложение на компьютере, и мы поняли, что нужно сделать десктопное приложение, где в одном окне будет и Zoom, и дегустация, и можно выставлять оценки и одновременно участвовать в обсуждениях. Это требует определенных доработок, и я думаю, что к концу года мы уже запустим обновленную версию.

Рассылка винных сетов или пробников ложится на затраты и тем самым значительно повышает стоимость мероприятия, не так ли? Как вы решаете эту проблему?

В.К.: Вы правы. Пока мы работаем там, где находим партнеров – естественно, в Молдове, было еще несколько дегустаций в Европе. Там мы нашли винный магазин, торгующий молдавскими винами, который рассылает образцы по всей Европе – проще отправить их оттуда, чем из Молдовы, ведь это экстремально дорого. Для сравнения: легально выслать бутылку вина из Молдовы в Германию, к примеру, через DHL стоит 50 евро. Доставка ящика вина по Европе обойдется вам в 11 евро. Как говорится, почувствуйте разницу! Поэтому пока мы работаем в Молдове и в европейских странах, и пока только с молдавскими винами, хотя активно ищем партнеров в Европе и по другим винам.

Вы продолжаете технически поддерживать каждую дегустацию? Помогаете ли продвижению? Или каждый винодел сам продвигает свою дегустацию на вашей платформе?

В.К.: Вначале мы думали, что каждый винодел будет сам продвигать свое вино, и мы уж точно не нужны. Но выяснилось, что им нужна помощь – не все знают, как это делать в соцсетях или попросту не хотят этим заниматься. Мы сейчас нанимаем людей, которые умеют продвигать подобные мероприятия в интернете. Это проблема, потому что фейсбук, к примеру, очень настороженно относится к продвижению алкоголя. И вообще, социальные сети банят все, что связано с алкогольными напитками, а в гугле реклама алкоголя очень дорогая.

Поэтому оказалось, что на данный момент самый бюджетный и удобный способ – это профильные группы в интернете или дегустации. Сейчас мы создаем для каждой страны подобные группы, хотя это достаточно сложная и серьезная работа. В продвижении через социальные сети есть определенные ограничения: если вы создали свою группу, где просто обсуждаете вино, – не проблема, но если вы начинаете давать платную рекламу, связанную с вином, вас могут заблокировать. Мы сейчас пытаемся разобраться, как это решить.

Вячеслав, давайте поговорим об еще одном вашем проекте – цифровом хранилище вина. Расскажите о нем, пожалуйста.

В.К.: Да, этот сервис практически готов (подробно можно посмотреть здесь), мы сейчас тестируем его и параллельно исправляем технологические моменты. Создание цифрового хранилища было первой идеей, над которой мы начали работать. В свое время я много думал, что интересного можно сделать по винной теме. Когда изучал ее, столкнулся с понятием винных фьючерсов во Франции – когда вино покупают по системе en primeur. Меня удивило, почему этого нет, например, на рынке Молдовы, не слышал я о подобном и на рынках соседних стран. Казалось бы, логично покупать вино на любой стадии его производства, и я стал эту тему изучать.

Выяснилось, что существует несколько серьезных нюансов. Во-первых,  проблема независимой оценки качества вина, покупаемого на какой-то ранней стадии – ведь клиент должен быть уверен, что оно действительно интересное и имеет потенциал для выдержки. Во-вторых, как хранится вино? И третье – проблема, с которой столкнулся и я, это место хранения. Например, у моих родителей есть подвал, я там храню какое-то количество бутылок, но он достаточно влажный, и часть этикеток уже отклеилась. Поэтому каждый раз, когда беру бутылку вина – это лотерея, своеобразная слепая дегустация 🙂 .

Словом, немногие из нас имеют профессиональный, правильно оборудованный подвал и специально обученных людей для работы с ним. Я начал думать, что с этим можно сделать, и у нас появилась идея соединить все наши сервисы. Мы решили, что можем предложить участникам профессиональной или любительской дегустации не только возможность оценить органолептические характеристики вина, но и потенциал его выдержки на любом этапе, ведь на конкурсе могут принимать участие не только вина, которые уже продаются, но и те, которые только планируются к продаже.

То есть, мы можем предоставить возможность покупки вина еще на стадии нахождения его в подвале или в бочке. Мы разработали специальное оборудование, которое сейчас установлено в одном из молдавских подвалов, и тестируем его. Автоматически отслеживается несколько параметров: температура, влажность, освещенность и уровень вибрационного воздействия в помещении. В подвале установлена инфракрасная камера, так что можно в любое время дня и ночи видеть этот подвал и что там внутри происходит. Также каждая бутылка имеет чип, по которому можно отслеживать ее перемещение. Это значит, что когда вы покупаете вино, сразу можете отслеживать все эти параметры – где оно находится, в каких условиях хранится, вы в любой момент можете посмотреть на него через инфракрасную камеру. Если кто-то вынесет вашу бутылку из подвала – вам сразу придет уведомление на мобильное приложение смартфона.

Таким образом, после покупки вино становится активом, которым можно управлять. Вы можете его подарить кому-то, продать, заложить, можете сделать с ним все, что угодно. Любая бутылка, купленная таким способом, автоматически приобретает цифровой сертификат. Это некий электронный документ, который хранит детальную информацию о вине: когда оно произведено, всю его историю, а также почасовую историю всех ключевых параметров хранения: температуру, влажность, освещенность, а также смену прав собственности и т.д. Когда вино через пять-десять лет выйдет на пик вкуса, у вас будет сертификат, где указаны условия хранения, владельцы – а вдруг среди них была известная личность? JТаким образом, существенно повышается стоимость этого вина, и минимизируются риски. Ваше вино фактически не покидает идеальных условий хранения вплоть до момента, пока вы не закажете его доставку себе, чтобы выпить.

Кто занимается логистикой? Это задача покупателя или вы берете доставку до подвала под свой контроль?

В.К.: Доставка до подвала – наша задача. Последующая после окончания срока хранения доставка – это просто стандартная цена услуг логистической компании. Естественно, внутри страны – это одна цена, если доставить надо в другую страну, то и стоимость выше.

Насколько выгоден такой бизнес?

В.К.: Достаточно выгоден. Он приносит доход от 8 до 30% годовых в валюте. Почему так много? Потому что в цене вина на полке магазина до 70% составляет доход ритейлера и дистрибьютора, а в нашем случае это звено в цепочке создания стоимости продукта отсутствует. Обычно покупается 13 бутылок: одна для себя, 12 – на продажу.

А кому потом можно продавать вино – каким-то коллекционерам?

В.К.: Все зависит от вашей стратегии и от того, что вы покупаете. Если вы купили интересный винтаж – можете потом продать его ресторанам, магазинам. Тут все зависит уже от национального законодательства. Например, в Молдове я как физическое лицо могу продать вино другому физическому лицу, у нас вино – это пищевой продукт. В России одно физическое лицо не может продать другому физическому лицу, а в Англии и Франции это разрешено.

Здесь, конечно, можно еще задать вопрос – зачем вам это нужно? Я, например, типичный вайнловер (любитель вина), у меня семья в среднем выпивает бутылку вина в день. Я пью вино, которое относится к категории fine wine. При этом я могу себе позволить, скажем, инвестировать в вино на ранней стадии его производства и мне это будет дешевле, чем покупать потом в магазине по розничной цене. Если я его купил, например, год назад за 10 евро, а сейчас его цена составляет 20 евро – получается, я сделал выгодное вложение, верно?

Элитный алкоголь – это некий вариант альтернативных инвестиций, так называемые «лакшери активы». К примеру, по раритетному виски доходность может составлять до 300%. С одной стороны, это не самый плохой инвестиционный вариант для защиты своих сбережений. С другой, такое инвестирование не требует сразу большого капитала. Например, у вас есть 1000 евро: для инвестиций в недвижимость – мало, а вот в вино – это интересно, нужно только делать это правильно. В конце концов, в худшем варианте можно просто остаться с хорошим вином, а если удача вам улыбнется, и вы выберете правильное вино – можно заработать до 30% годовых.

Во Франции стоимость топовых позиций составляет тысячи евро. Купить вино за 1000 евро легко, продать за такую же сумму всегда сложнее. А вот купить бутылку вина за 50 евро и продать за 60 евро – это легче и проще. Поэтому наша идея – это инвестирование с небольшими чеками. На самом деле весь рынок fine wine вряд ли превышает 1 млн евро. Я думаю, для украинских виноделов это тоже было бы интересно. Они могут получить деньги, когда они им нужны и ровно столько, сколько нужно, и не надо бежать в банк и закладывать все и вся. Вино могут купить и на этапе, когда винодел только разлил вино или на этапе «премьер», когда профессиональные дегустаторы проводят слепую дегустацию и выставляют свои оценки. Участник дегустации покупает, а винодел получает деньги, которые ему будут необходимы для весенних работ и закупки оборудования: система выгодна всем.

А сколько у вас сейчас подвалов?

В.К.: Сейчас готовим один, в проекте у нас три подвала до конца этого года. Но, к сожалению, я не знаю, сможем ли мы выполнить эти планы. Есть еще много нюансов с подводкой Интернета, бесперебойным светом, водостойкостью. Пока экспериментируем и тестируем оборудование, но я надеюсь, у нас все получится.

Как только все будет готово, сможем делать предложения виноделам. Если бы этот год не был таким катастрофическим с точки зрения продаж у виноделов, я уверен, что мы бы не смогли отбиться от заказов. Комплект необходимого оборудования стоит недорого: для объекта до 100 кв. м –  от 2500 евро. Со следующего года мы собираемся выходить минимум на пять рынков, где будем активно предлагать наши услуги. Пока обращаем внимание на рынки стран Черноморского региона – результаты наших исследований свидетельствуют, что рынок fine wine в странах этого региона недооценен, как минимум, в три раза. По всем правилам инвестирования вкладывать надо как раз в недооцененный актив. Например, французские вина – это переоцененный актив. А мы, как ни парадоксально, прежде всего, хотим идти не на развитые рынки, а на развивающиеся, к которым относятся страны Черноморского региона. По нашему мнению, именно тут инвестиции будут самыми выгодными.

На  какое количество бутылок будет рассчитан один подвал?

В.К.: Это может варьироваться в зависимости от желаний и возможностей винодела. У нас самые известные подвалы – Cricova и Малые Мелешты, каждый из них обладает потенциалом хранения до 100 млн бутылок.

С подвалами мы работаем по следующей модели: например, у винодела есть подвал, который он хочет сделать цифровым. Мы проводим аудит этого помещения и определяем, какое оборудование необходимо, после чего устанавливаем его и подключаем к своей системе. С этого момента он начинает работать. То есть, как только кто-то купил его вино, производитель получает свои деньги, а мы получаем комиссию. Таким образом, вы можете хранить свои бутылки в разных подвалах у разных виноделов – главное, чтобы их хранилища были подключены к нашей системе. И мне как обладателю вина совершенно неважно – в одном подвале мои вина или в нескольких, у меня нет задачи спускаться туда, смотреть на них и радоваться, мне важно понимать, что в любой момент я могу посмотреть, какие вина в каких подвалах, в каких условиях они хранятся. Когда они мне будут нужны, я заказываю – и мне их привозят. А еще простым нажатием кнопки я могу их продать, подарить или обменять и т.д.

Вячеслав Кунев фото 1

А если я свое вино продаю, то покупатель тоже должен быть зарегистрирован в этой системе?

В.К.: Да, и тогда владелец вина меняется, а место хранения – нет. Вино будет и дальше спокойно лежать в подвале и храниться в правильных условиях до тех пор, пока новый владелец надумает получить его на дом или расстаться с ним.

Понимаете, мы рассматриваем себя как инфраструктуру. Собственные конкурсы мы не проводим, а предоставляем наш софт для проведения дегустаций. У нас нет собственного подвала, но мы даем инфраструктуру для инвестирования и покупки вин в подвалах – это и есть наша цель!

Именно поэтому мы считаем, что можем стать международной компанией. Ищем партнеров в разных странах, которые будут развивать этот проект у себя: договариваться с виноделами, продвигать систему, подключать пользователей и т.д., но всю технологическую инфраструктуру предоставляем мы.

Вячеслав, а вы пробовали привлечь инвесторов в ваш проект – возможно, это ускорило бы его развитие?

В.К.: В августе 2018 года мы поехали с нашим проектом в Сан-Франциско показывать его очень крупной выставке. Тогда у нас не было ничего, кроме идеи, это был стартап. Но, как я ранее упоминал, наш проект был рассчитан на страны Черноморского региона. Но венчурные фонды в США не финансируют в проекты, если он не  стартует на территории США. К сожалению, они не верят в проекты в других частях мира. К тому же, идеология компании менялась каждые полгода, сначала мы планировали делать упор на профессиональные винные дегустации, потом сделали онлайновые любительские, сейчас делаем акцент на цифровые подвалы. Мы достаточно гибкие в зависимости от ситуации. На американский рынок надо идти с очень четким продуктом, который ты просто берешь и внедряешь – только так и не иначе.

К тому же, вывезти команду в Сан-Франциско – очень дорого. Запускать стартапы в Украине и Молдове намного дешевле 🙂 .

Фото предоставлены компанией Gustos.life

Интервью взяла В. Палинкаш

Работа с текстом: Е. Ревина, И. Чернова

Обозреватель Drinks+ побеседовала с основателем и CEO компании Gustos.life, руководителем Ассоциации ИТ-компаний Молдовы, членом Экономического Совета при президенте Молдовы Вячеславом Куневым. Вячеслав, ваша компания Gustos.life разработала уникальный сервис, который позволяет удобно и прозрачно проводить профессиональные винные конкурсы, а также любые виды дегустаций – от небольших профессиональных на несколько участников до масштабных винных вернисажей с участием […]

Рикардо Ф. Нуньес: «Мы – небольшая армия под флагом Vinos de La Luz»

Drinks+ удалось пообщаться с Рикардо Ф. Нуньесом – владельцем группы компаний Vinos de La Luz, объединяющей винодельческие предприятия в Испании, Италии, Аргентине.


D+: Господин Нуньес, это далеко не первое интервью, которое Вы любезно даете изданиям нашей медиа-группы. Но Вы – уникальная личность, особо привлекательны для журналистов: благодаря Вашему подходу (креативность, интернационализм, профессионализм, прогрессивность и т.д. – не будем множить этот список, чтобы нас не обвинили в предвзятости 🙂), Вы видите винный мир во всем многообразии и можете оценивать его с разных точек зрения. Так что каждый раз за кадром все время оставался длинный ряд вопросов, которые мы хотели бы задать. Сегодня, если позволите, озвучу часть из них.

Рикардо Ф. Нуньес: Я надеюсь ответить на все из них!

семья

D+: Вы всегда говорили, что вино было страстью Вашей жизни. Но как все начиналось? Ваша семья имела отношение к виноделию?

Р.Ф.Н.: Пожалуйста, посмотрите на это фото. Оно датируется 1926 годом, то есть ему почти 100 лет, но не сочтите его просто антиквариатом. Это мои бабушка и дедушка, мой отец, дядя и две мои тети. В том году исполнилось 16 лет с того дня, как мои бабушка и дедушка приехали в Аргентину в качестве испанских, а точнее, галисийских иммигрантов. На момент отъезда они были мало знакомы, но оба работали поденщиками и путешествовали по Испании, собирая урожай зерновых, фруктов, овощей и винограда. Они были бедны, но при этом жили в стране, которая до Первой мировой не предлагала им светлого будущего.

Они умели обрабатывать землю и знали место, где имелось много свободных земель, и это уже стало легендой среди испанцев, итальянцев и многих народов Европы: то была Аргентина, где, согласно молве, если что-то оставить на земле вечером, на следующий день найдешь там золото. И вот они отправились в Аргентину третьим классом корабля (ведь их карманы были пусты), преодолев путь за 33 дня. Через несколько дней после прибытия они уже работали в Ла Пампе, в 800 км от Буэнос Айреса. Пять лет они трудились на полях с зерновыми и арахисом. Я помню рассказы о сборе урожая арахиса, потому что бабушка
говорила, что это был самый тяжелый труд: орехи приходилось собирать, практически ползая на коленях на площади в десятки гектаров. Но я ни разу не слышал от нее по этому поводу жалоб – просто будничный факт.


Но имелась особая причина, по которой мои предки решились на это: ранее в Испании они выращивали виноград в регионе Кастилия и Леон, точнее, в Пеньяфьеле, который сегодня является сердцем Рибера дель Дуэро. 


Однажды мой дед узнал, что правительство провинции Мендоса бесплатно раздает землю в горах иммигрантам – при условии, что они станут возделывать ее, высаживая виноградные лозы. Это предложение не имело особых экономических причин. Но эта часть провинции считалась «погранзоной», поскольку расположена на границе с Чили, и ее защита должна была обеспечиваться местным населением. Мои бабушка и дедушка не колебались ни секунды – и отправились в путь. Вы должны понимать, что в те годы о суверенитете Аргентины заботились иммигранты. И все шло чудесно. Им было выделено более 200 гектаров земли на высоте 1100 метров над уровнем моря у подножия Анд. Это были дикие места, куда добирались лишь на конных повозках.

Но имелась особая причина, по которой мои предки решились на это: ранее в Испании они выращивали виноград в регионе Кастилия и Леон, точнее, в Пеньяфьеле, который сегодня является сердцем Рибера дель Дуэро. И вот в горах Аргентины у них снова появился шанс, здесь все и началось. Но изначально моей целью были не виноградники, а университет. Планировалось, что я должен получить докторскую степень в области юриспруденции. Я делал то, что хотели мои родители, возможно, я даже делал немного больше, чем они хотели. Так или иначе, но мы сохранили виноградники и первую винодельню, к тому моменту, когда я погрузился в винный бизнес, то есть я просто вернулся к своей первой любви. Понимаете, это короткий рассказ, ему всего лишь сто лет 🙂 .

D+: Где Вы учились виноделию? Вы сразу знали, что будете виноделом?

Р.Ф.Н.: Есть различия между виноделом и производителем вина. Мне повезло, что у меня – одна из лучших команд виноделов. И хотя я живу, путешествуя по виноградникам и винодельням, стремлюсь вдаваться во все детали, почти как навязчивая идея, раздражая всех, стоя тенью позади них, дыша практически в затылок – так, что они могут почувствовать мои здоровые легкие 🙂.

Но я не винодел в буквальном смысле, я – производитель вина. Я уверен в своих познаниях и обладаю довольно широким кругозором, но у них есть привилегия: они виноделы – с ногами, испачканными грязью виноградников, с большим знанием технологий, особенностей цементных емкостей и стальных танков, и они знают, что каждый день нужно говорить с бочками ласковым голосом 🙂. У них есть талант, с которым они рождаются, и они передают его Vinos de La Luz во всех странах, где мы присутствуем. Сейчас я думаю, что они еще фанатичнее, чем я.
                                                          Винодельня La Luz Del Duero

D+: Знаем, что Вы занимались финансовой деятельностью – она не была связана с вином? Что это было?

Р.Ф.Н.: Сначала я поступил в университет и получил диплом юриста, но у меня возникла проблема: мне было сложно брать плату за свою работу, ведь делать все это для людей мне ничего не стоило. Я занимался разработкой схем финансирования для людей с ограниченными ресурсами, тех, кто не имел права на получение традиционного кредита, и когда я получил отдых от этого не очень увлекательного занятия, наступил 1989 год – и мировая экономика изменилась. Берлинская стена рухнула и открыла двери на огромные рынки. И я начал дело в Центральной Европе, что, как я думал, станет окончательным этапом моего пути. Но, как выяснилось, это был не последний поворот судьбы. Двадцать лет назад я взял на себя управление семейной винодельней, и вот мы здесь: я банкир на пенсии и действующий производитель вина.


Двадцать лет назад я взял на себя управление семейной винодельней, и вот мы здесь: я банкир на пенсии и действующий производитель вина.


Schloss Vollrads, Германия

D+: Летопись гласит, что однажды Вы узнали о том, что в Аргентине выставлена на продажу одна винодельня, – и Вы ее приобрели. Это была Finca La Luz? Что Вас привлекло?

Р.Ф.Н.: Я слышал эту историю 🙂, но все было несколько иначе. 22 года назад наша винодельня в Аргентине, у которой на тот момент оставалось 70 гектаров из имевшихся изначально двухсот, нуждалась в управляющем. Те немногие из членов семьи, принадлежащих к моему поколению, были разбросаны по миру, и все мы имели докторские степени в разных областях. Словом, нужно было принять решение. Возможно, самым простым было бы просто спокойно продолжать пить лучшие, но чужие вина, но, честно говоря, я жил бы в большом страхе когда-либо встретить своих бабушку и дедушку, моих родителей, которым пришлось бы объяснить, почему отдал семейную винодельню в чужие руки.

Я находился, можно сказать, в центре географии – ведь это была Центральная Европа, и это помогло мне сформировать глобальное видение мира. В итоге мне потребовался всего месяц, чтобы принять решение взять на себя управление винодельней. К тому же, это глобальное видение побудило меня разработать программу международного развития собственного винного бизнеса, которая, к слову, еще не завершена. В результате этой идеи однажды, в 2012 году, я стоял на пустыре у подножия горы Хелон (Helon) в китайской провинции Нинся и вел переговоры о посадке виноградников аргентинского Мальбека и строительстве винодельни, похожей на ту, что выстроил в Китае Chandon.

В какой-то момент я осознал, что не спал уже 36 часов, что из них 24 часа пребывал в полете, а также, что я – не Chandon, и что прибывшая со мной команда смотрит на меня так, словно спрашивает: и кому же из нас выпадет здесь остаться? И я сказал себе: «Мы должны были приехать сюда еще лет 20 назад». И решил ограничить географически свою программу развития, то есть сосредоточиться на винодельнях Старого и Нового света, приводя их к единому знаменателю качества, который мы назвали Vinos de La Luz. Кстати, название Finca La Luz до сих пор носит участок в Мендосе, на границе которого пролегает улица Ла Луз. Но это совпадение, потому что, на самом деле, имя Vinos de La Luz – «Вина Света» – всегда было лучшим названием для группы виноделен, применяющих общие прозрачные протоколы производства.

D+: Доктор Нуньес, вина Ваших виноделен весьма востребованы в мире, многие из них полностью идут на экспорт. Этот опыт, а также Ваши бизнес- и юридические практики позволяют видеть процессы в 3D. В последнее время мы отмечаем изменения в алгоритмах продаж, в частности, фьючерсных. Скажем, бордоское Château Latur с определенного момента отказалось от этой системы, предпочитая продавать после выдержки, по соответствующей цене. Можете прокомментировать плюсы и минусы фьючерсов? Как вообще меняются каналы и векторы сбыта?

Р.Ф.Н.: Эта тема очень интересна, потому что, возможно, она начинает менять алгоритм продаж для самых статусных французских виноделен. Когда крупное шато отказывается от системы продаж под названием «en primeur», это происходит потому, что винодел понимает – большую часть прибыли, полученной в результате многолетних усилий, получают финансисты, выдающие ссуды под вина, которые увидят свет лишь через несколько лет. Это был инструмент, позволяющий без головной боли продавать весь урожай и иметь свежие деньги в обороте. Я никогда не принимал эту систему, потому что мы все строим на собственные средства, и это правильно.

Рано или поздно, кому не хватит оборотного капитала, входит в зависимость от банка или дистрибьютора, авансирующего средства. Например, в Аргентине сегодня у нас есть четыре региона, где мы производим виноград, и два, где мы производим вино. Это уникальные места в границах своего терруара. Без своего капитала мы никогда не рискнули бы иметь виноградники на высоте 1400 метров, такие как Gualtallary Estate, Altamira, Pampa El Cepillo или Vista Flores, которые являются защищенными наименованиями места происхождения, ограниченными строгими стандартами. Но они позволяют нам создавать вина, которые не опускаются ниже 93 баллов, а некоторые из них набирают 97 баллов. Такие parcel wines возможно производить только на собственных виноградниках и путем обрезки, ограничения урожая – даже если при этом у нас по щекам катятся слезы.

Однако изменение системы продаж было вызвано не забастовкой против финансистов, а сочетанием пандемии 2020 года и технологий. Бурный рост прямых продаж показывает, что винодельня всегда получала наименьшую часть цепочки создания стоимости вина, а теперь винодельни задумались о некоторых аспектах посредничества. В этом отношении La Luz уже практиковал прямую политику – скажем, долевое участие в компаниях, занимающихся импортом и распространением наших вин в разных странах. По такому принципу налажена работа с компанией Wine Gallery в Украине, которая импортирует все наши вина, имеет собственные торговые помещения, а также продает их в крупные магазины и HoReCa. Что касается будущего… давайте поговорим в июне 2021 года, когда вакцина восстановит спокойствие и туман в бизнесе рассеется. Тогда мы начнем понимать, кто остался твердо стоять на ногах, я имею в виду, кто сохраняет и устойчивость, и прочность. Мы будем именно такими.

Фото: Андрей Черлат

D+: Что Вас подталкивает приобретать производства в разных странах – ведь это очень сложно: следить за развитием виноградников в разных уголках планеты, разбираться в терруарах настолько, чтобы планировать и предвидеть органолептику будущих вин? И как Вы отбираете эти винодельни – что ставите в приоритет: площадь виноградников и возраст лоз, сорта, терруар, оснащенность винодельни – или вообще нечто иное?

Р.Ф.Н.: Позвольте разделить ответ на части. Первый вопрос касается виноградников и виноделен. Ничто не происходит случайно. Все делаем по программе, которая выполнялась из года в год. Возможно, 2020 год является исключением, потому что мы не смогли воплотить наши замыслы по максимуму. Но Ribera del Duero Winery в Пеньяфьеле или винодельня в Руэде, которую мы еще не заявили официально, являются частью практически реализованной уже программы.

Признаюсь, что между Риохой и Рибера-дель-Дуэро мы выбрали Рибера-дель-Дуэро, потому что считаем это место происхождения более перспективным. А, кроме того, когда-то я пообещал деду, что сделаем вино именно там. Возможно, это сентиментальное отклонение, но это очень хорошее отклонение. Монтальчино мы выбрали после анализа земель и винограда, а также тейстингов вин в 32 уголках Италии. Кроме того, мы разлили винтаж Сира 2018 в Калифорнии, в блоке «Z» виноградника под названием Bien Nacido – Well Born (Santa Marta). И еще один проект ждет своего часа, хотя на самом деле их даже два, потому что в этот год пандемии родилось еще одно звено в цепи, но я расскажу вам об этом уже в июне 2021 года. Хочу сказать, что до сих пор мы в целом выполняли всю намеченную программу, и мы очень требовательны к себе.

Вторая часть вопроса: как нам это удается? Мой ответ таков: все возможно с командой, которая так много знает, которая понимает, что паспорт нам дан, в первую очередь, чтобы попасть в самолет🙂; с командой, члены которой постоянно путешествуют, обучают друг друга, они открыты, дружелюбны и аплодируют успехам коллег и наградам наших вин. И каждый из них двадцать четыре часа находится на связи – через группы в WhatsApp, Viber или WeChat, китайской сверхинтеллектуальной программе обмена сообщениями. Кстати, отлаженная система коммуникаций сэкономила нам половину времени на путешествия и дала возможность проводить анализ процессов на расстоянии.

Третья часть ответа на вопрос, – что меня подталкивает, – очень проста: для этого нужно иметь капитал, любить вино и быть сумасшедшим, чтобы не осознавать, что вложил уже целое состояние. Но зато вы будете счастливы, видя, какое удовольствие вашей команде доставляет возможность делать вина в разных регионах мира. И какие восхитительные вина получаются в результате! Все просто.

вино ла луз


Мы создаем «бленды терруаров», что является новой концепцией. Обычно купаж представляет собой смесь сортов винограда. А то, что мы делаем, – это вино одного и того же сорта, но из разных географических регионов. Наш «бленд терруаров» содержит различное процентное содержание мальбеков с разных участков в зависимости от года, и, поскольку процентное соотношение меняется год от года – в зависимости от качества винограда в каждом винтаже, – мы называем его «кочевником».


D+: Как подбиралась команда таких талантливых энологов, в какой момент Вы понимаете – да, это мой человек?

Р.Ф.Н.: Это группа, сформировавшаяся на протяжении многих лет, которая не говорит о «винодельнях», а – о «наших винодельнях». И состоит она из уже известных виноделов, таких как Роберто Чипрессо, который только что сделал 98-балльное брунелло, а также Ноэлия Мена или Пабло Наваррете – авторитетных энологов, чьи вина регулярно собирают высокие награды. Также в группу входят агрономы, сомелье, маркетологи, специалисты по продажам и коммуникациям. Мы – небольшая армия под флагом Vinos de La Luz.

Я начал с поиска лучших кадров, а они позвали тех, кто, по их мнению, был лучшим, – и так далее. Нам всегда было ясно одно: наши вина должны иметь одинаковое качество, я говорю именно о качестве, а не о стиле. У каждой страны есть свой стиль, но вина мы делаем единого, высокого класса. Возможно, лучше объяснить на примере: скажем, в 2018 году мы отправили несколько вин от наших виноделен из трех стран для участия в Berliner Wine Trophy, который проводится по стандартам Международной организации виноделия (OIV). Все они получили золотую медаль – никто не выиграл двойную золотую медаль, но никто и не взял «серебро». То есть, эта золотая медаль – каждому из шести вин из трех разных стран ознаменовала линию качества, которую должен иметь Vinos de La Luz. Мы хотели бы выиграть двойную золотую медаль, но тогда мы бы ориентировались на потенциал одного из вин, что могло оказаться нереальным для другого.

Таким образом, в том же году мы подтвердили это качество, потому что шесть вин с золотой медалью были выбраны среди 9000 вин со всего мира. Другой пример – это виноградник Iluminado Single Vineyard, который мы разбили в Аргентине, Испании и Италии. На разных международных конкурсах вина с этих лоз набрали 97 и 95 баллов. Это тот самый единый стандарт. Понятно, что причина – применение одних производственных протоколов в разных регионах и для разных сортов. Это та часть таланта, о которой я говорил ранее, и она заставляет энологов нашей команды посвящать часть своего времени преподаванию в школах виноделов и университетах. Это таланты, которые нужно уважать, уже хотя бы потому, что все они с легкой сумасшедшинкой.

Например, в Мендосе у нас оказалось 16 пустующих гектаров, и мы предпочли направить свои усилия на развитие другой культуры. И тогда Пабло Наваррете сказал: а не высадить ли нам чеснок? И за два года плантация достигла рекордной урожайности чеснока, который мы с улыбкой называем Garlic La Luz. То есть, в этой группе, похоже, не один сумасшедший, но пока что это коллектив довольно успешных безумцев.

Винодельня Vinos de La Luz, долина Уко, Аргентина

D+: В Аргентине, Испании и Италии создаются вина зонтичного бренда Iluminado с единым ДНК Vinos de La Luz. Мы понимаем – речь о едином, высшем уровне качества. Но, возможно, Вы добиваетесь и некоего общего стиля: если это так, то можете рассказать, какими технологическими приемами?

Р.Ф.Н.: Vinos de La Luz – это зонтик, и вина, которые хотят быть под ним, должны соответствовать ряду высоких требований. Поверьте, мне часто было непонятно, почему моя команда не принимает вино, которое мне показалось весьма хорошим. И почему считает, что мы не должны включать его в линейки «Ла Луз», а нужно продать винтаж другому производителю. Но когда мне разъясняли причины, это было логично. Затем за Iluminado Single Vineyard Paraje Altamira Malbec 2015 нам дали 97 баллов от Decanter London, и все стало на свои места: когда вы приближаетесь к отметке 100, то есть к идеалу, вы не можете позволить себе соглашаться на меньшее. И поэтому я защищаю критерии группы, как будто они мои собственные. Мои энологи – люди особой породы, рожденной для создания высококлассного вина.

С Пабло Наваррете и Ноэльей Мена на виноградниках Мендосы

D+: На Ваших виноградниках применяются очень интересные ноу-хау. Скажем, в Аргентине для защиты от мороза – заградительные завесы. Эти идеи – откуда они?

Р.Ф.Н.: Все виноделы и производители вина проснулись и посмотрели в небо. Ответ там: мы зависим от природы, и если кто-то не подумает о том, чтобы сажать виноградники в искусственно защищенной среде, словно в сказочном мире Диснея, природа или доставит нам удовольствие и наградит урожаем, или заставит рыдать над поврежденным урожаем. Это мы усвоили при работе в таких экстремальных местах, как Анды, где амплитуда температур летом составляет 35 градусов, где есть предгорные участки, на которых формируются потоки ледяного ветра, или наоборот, горячие воздушные массы, которые буквально сжигают виноградники.

Столкнувшись с природой, человек вынужден адаптироваться, и одна из наших агротехник заключалась в создании заслона в этих ветровых коридорах – своего рода занавесей из мягкого пластика, которые держатся на высоких столбах и раздвигаются, как шторы в наших домах. Это очень дорого, но еще дороже потерять виноград. Как это случается, например, в Пампе эль Сепильо (Pampa el Cepillo) в Мендосе, где есть потрясающие почвы, но время от времени виноградари страдают от ледяных ветров или 40-градусной жары.

Это настоящий спектакль, когда вы должны бежать со всей группой помощников, чтобы вовремя установить защиту на виноградниках с помощью этих занавесок. Это истинная гонка на время, но она дала очень хорошие результаты. Так мы искали консенсус с природой и на виноградниках в районе горы Хелон в Китае. Именно там я подумал о приеме с занавесками, потому что зимой в этих местах буквально нужно закапывать растения под землей – температура здесь опускается до минус 20 градусов.


90% вин Vinos de La Luz были награждены или оценены на конкурсах, где дегустируют вслепую, по международным стандартам. У нас много золотых медалей, многие наши вина отмечены оценками 93 – 97 баллов. У нас есть вино, признанное в 2019 году одним из 50 лучших в мире. Но мы еще не достигли идеала для Vino de La Luz – 100 баллов.


D+: Меня всегда интересовал Ваш проект блендов терруаров – можно подробнее?

Р.Ф.Н.: Мы убеждены, что потребитель все чаще обращается к винам, которые его удивляют, которые отличаются от всех иных, в которых не так много древесины и которые, конечно же, можно определить по их происхождению. Это так называемые «терруарные вина». У нас уже есть четыре географические точки в одной стране, где мы производим на 100% моносортовые вина с одного участка, одного терруара. Гуалталлари (Gualtallary), Альтамира (Altamira), Пампа Эль Сепильо (Pampa El Cepillo) и Виста Флорес (Vista Flores) в Долине Уко, Мендоса, Аргентина.

У каждого – свое вино и четко ограниченное место, где был собран виноград. Невероятно, как сильно меняются характеристики вина с участков, разделенных буквально несколькими километрами. Вот почему мы делаем эти вина и вот почему они так любимы теми, кто ищет в вине «терруар». Но мы также создаем «бленды терруаров», что является новой концепцией. Обычно купаж представляет собой смесь сортов винограда. А то, что мы делаем, – это вино одного и того же сорта, но из разных географических регионов. Наш «бленд терруаров» содержит различное процентное содержание мальбеков с разных участков в зависимости от года, и, поскольку процентное соотношение меняется год от года – в зависимости от качества винограда в каждом винтаже, – мы также называем его «кочевником», потому что доминирующая география меняется. В 2020 году в нем было больше мальбека из Гуалталлари, но в 2019 году преобладал из Пампа Эль Сепильо.

И single vineyard, и blend de terroir nomade – это необыкновенные вина, но мы не продаем их по высоким ценам, потому что для нас важнее, чтобы о них узнали. Также мы производим еще одно удивительное вино в Гумиэль-де-Изан (Gumiel de Izan), в Бургосе, Испания, где нам принадлежит небольшой участок в 4 гектара с 80-летними лозами. Наличие всех необходимых ресурсов, затраты, которые идут на это, – да, жертва, но в итоге получаем вино мечты Ribera del Duero – молодое, crianza, reserva – все, что хотелось создать. Мы очень гордимся своими винами.

Грузия, Кахетия

D+: Ваши вина собирают созвездия наград. При этом, на украинском рынке бытуют две крайности в этом вопросе: одни виноделы, радующиеся своим первым успехам, коллекционируют все, что блестит; другие утверждают, что множество медалей – не показатель. Истина посередине, разумеется. А как Вы принимаете решение, в каком конкурсе участвовать? Могли бы подсказать?

Р.Ф.Н.: Всем известна фраза: «Лучшее вино – то, которое тебе больше нравится». Но она верна, когда речь о вашем собственном вкусе. Если вы делаете и успешно продаете вино, возможно, не станете отправлять его на конкурс, потому что уже знаете все, что нужно, – спрос говорит вам об этом. Но когда вы создаете новые вина в особом стиле или с особой философией, вина, которые должны удивлять, всегда неплохо узнать мнение третьей, компетентной стороны.

Поэтому оценка качества должна производиться независимыми профессионалами и такими «специализированными» потребителями, как виноделы, сомелье, винные журналисты или производители. Можно самостоятельно собрать их в фокус-группу, но вы не сможете сделать ее глобальной – международной с участием высококвалифицированных специалистов из разных стран. 90% вин Vinos de La Luz были награждены или оценены на конкурсах, где дегустируют вслепую, по международным стандартам. У нас много золотых медалей, многие наши вина отмечены оценками 93 – 97 баллов. У нас есть вино, признанное в 2019 году одним из 50 лучших в мире. Но мы еще не достигли идеала для Vinos de La Luz – 100 баллов.

Решение о том, участвуем ли мы в том или ином конкурсе, отправляем ли вина для дегустации и публикации результатов, мы принимаем коллективно. И создаем архив по каждому награжденному вину. Мы тщательно анализируем тенденции конкурсов. От многих отказываемся, т.к. они проводятся с отклонениями от протоколов и к их наградам нет доверия.

Приведу пример. Много лет назад в одном небольшом итальянском городке был организован новый конкурс, одной из номинаций было «Лучшее вино мира». На самом деле, в состязании участвовали итальянские вина этого региона, которые соревновались между собой как международные, и среди них были шесть вин одного бренда, одной винодельни. Одно из них победило и получило звание «Лучшее вино мира». С этой наградой на этикетке оно продавалось почти 20 лет. Все в винном мире знали, что конкурс был организован эмигрантом, у которого была за рубежами Италии своя винодельня. Как каждый эмигрант, имеющий средства, он жаждал вернуться на историческую родину с неким достижением. Профессионалы никогда не относились к этому серьезно, но потребитель «скушал», то есть пил «лучшее вино в мире» 🙂.

Или еще случай: на прошлой неделе в Лондоне я рассматривал вина в магазине и обратил внимание на одно вино, получившее золотую медаль. Я не смог идентифицировать награду издалека, взял бутылку и прочел на этом «золоте»: «Экстраординарный урожай». То есть, производитель наградил себя медалью, которую сам изобрел, и где написана абсолютно несущественная информация. Но этим атрибутом ему удалось привлечь внимание к своему вину на полке.

Да, я понимаю, есть люди, которые заявляют, что награды и баллы бесполезны. Но они бесполезны только в случае, если получены из несерьезных или вводящих в заблуждение источников. С другой стороны, когда вино выигрывает авторитетный конкурс или получает высокие баллы, импортер указывает в своем заказе на покупку, что бутылки должны поставляться с медалями, потому что авторитетная награда за качество становится квалификационным элементом продаваемого и покупаемого вина.

Очевидно, что мы предоставляем свои вина для оценки на таких серьезных конкурсах, как Decanter в Лондоне, Berliner Wine Trophy в Германии, Concours Mondial de Bruxelles, который сейчас проходит в разных странах, Central CWSA Competition в Китае, Gourmet Competition в Испании, и др. Они действительно собирают вина со всего мира и компетентных дегустаторов, а также регулируются правилами OIV – Международной организацией винограда и вина.

В США интересную систему подсчета очков имеет журнал Wine Spectator, но вино должно быть представлено на американском рынке, что для многих является серьезным ограничением. Авторитетные рейтинги дают Тим Аткин, Джеймс Саклинг, Дженсис Робинсон, Патрисио Тапиа, Стивен Спурье, Роберт Паркер – хотя сегодня этот рейтинг (не человек) подвергается серьезной критике, потому что это франшиза, которой пользуется редакция, т.е. дегустации делегированы третьим лицам, так как несколько лет назад Роберт Паркер вышел на пенсию и сегодня он персонально оценивает только французские вина.

Украинским производителям нужно делать шаги по модернизации и развитию местного вина, а затем двигаться к его интернационализации. У них есть местные сорта, виноградники хорошо обрабатываются, за ними должным образом ухаживают, и, используя протоколы производства винограда и вина с высокими требованиями к почве и самим себе, они могут выделиться на мировом уровне. Те из них, кто станет сначала лидерами по качеству в пределах страны, смогут выйти за ее границы, чтобы занять место на международном рынке. Украина находится в самом начале пути, но, уверяю вас, у нее большое будущее.


Когда вино выигрывает авторитетный конкурс или получает высокие баллы, импортер указывает в своем заказе на покупку, что бутылки должны поставляться с медалями, потому что авторитетная награда за качество становится квалификационным элементом продаваемого и покупаемого вина.


D+: Ваша компания уже много лет присутствует на украинском рынке – Вы не только не ушли с него в сложный для страны период, но и открыли представительство, а затем – сеть бутиков Wine Gallery. Как продвигаются дела? Как удается справляться с проблемами, вызванными перманентным карантином и глобальным локдауном?

Р.Ф.Н.: Год назад в партнерстве с компанией Shilda Winery из Грузии и еще одним крупным местным партнером мы создали Wine Gallery. Мы решили основать свою собственную компанию по импорту и дистрибуции, которая, несмотря на пандемию, работает в соответствии с собственной бизнес-моделью. Wine Gallery уже открыла три удачно расположенных и хорошо оформленных собственных магазина в Киеве, где продаются наши итальянские, испанские, аргентинские и грузинские вина Shilda Winery, а также представлен широкий ассортимент других винных брендов, игристых вин и спиртных напитков, которые мы импортируем сами или покупаем у других импортеров.

Бизнес-модель дополняется продажами через крупные магазины, физические точки, партнерские интернет-ресурсы, отели и рестораны, а также через собственный интернет-магазин. Пандемия заставила нас активно действовать в течение всего года. У нас очень хорошая команда продаж, но также у Vinos de La Luz есть собственный бренд-амбассадор в Украине, который работает на развитие бренда в регионе. И это, без преувеличения, очень хороший амбассадор нашей компании, она активна, умна и талантлива. Я утверждаю это, зная, что, помимо всего прочего, Наталия Бурлаченко является постоянным автором Drinks+.

Wine Gallery успешно развивается: мы не стремимся к взрывной динамике, наша цель – уделять должное внимание всем брендам, которые продвигаем. Но в 2021 году пусть рынок готовится к нашим новостям – они будут яркими, потому что мы заполним пустующие, до сих пор не охваченные ниши. Мы стремимся к разумной доле на рынке, работаем, уважая конкурентов, которые приложили огромные усилия для развития этого рынка. Я хотел бы больше рассказать о Wine Gallery, но, поскольку у компании действительно ожидается много новостей, я попрошу ее директора рассказать вам отдельно, что планируем в 2021 году.

Всеукраинские конкурсы: кавистов «Лучший кавист Украины-2020» и сомелье «Украинский сомелье-2020» (InterContinental Kyiv, 2020)

D+: Раз мы заговорили о винной торговле, позволю себе процитировать Роберта Джозефа, говорящего об изменениях, связанных с пандемией: «Единственное, в чем я по-прежнему уверен, это рост цифровой коммуникации, а также дистрибуции». Каков Ваш прогноз?

Р.Ф.Н.: Пандемия – это очередной раунд борьбы, который начался довольно тихо, но продолжится множеством взрывов. Появление крупных торговых платформ, возможно, стало моментом наибольшего разногласия между традиционной дистрибуцией и моделями, поддержанными технологиями искусственного интеллекта. Если эти технологии еще не вытеснили традиционную винную дистрибуцию, перенеся весь бизнес в онлайн-продажи, то лишь потому, что все еще существуют реальные рестораны и их традиционные клиенты. А реальная дистрибуция позволяет знакомить с винами и инновациями физически. Для этих бизнес-единиц все еще существуют группы продаж, которые являются частью on-trade. Но производители сегодня почти на 90% связаны с online-маркетингом.

Мы разделили наши продажи на прямые, продажи дистрибьюторам в странах, где находятся винодельни, через универсальные интернет-магазины, специализированные интернет-магазины, наши собственные интернет-магазины, а также продажи импортерам посредством онлайн-переговоров, в ходе которых мы видим друг друга на экранах. Но может оказаться, что большой удар бизнесу будет нанесен, если в течение нескольких лет не будут проходить международные B2B выставки. Несколько дней назад крупнейшая выставка мира ProWein (Дюссельдорф) объявила, что состоится только в 2022 году. То есть два года не будет мероприятия, на котором ежегодно встречались 9500 производителей со всего мира, принадлежащих к избранной группе участников. Тем не менее, в 2020 году мы смогли поучаствовать в 6 или 7 международных «выставках-ярмарках» – от страны к стране – через Zoom.

Мероприятия были организованы и проведены технологическими компаниями, которые создали платформу так называемой «дополненной реальности» и дали возможность нашим бренд-амбассадорам и коммерческим представителям презентовать свою продукцию зарегистрированным покупателям с виртуальных стендов в течение одного-двух дней.

Конечно, в таком формате есть минусы – не хватает физического присутствия вина и его вкуса, но пока это непреодолимое препятствие: технология позволяет производителю продемонстрировать эстетику вина и его цену, а также предоставить органолептические характеристики. А импортер, который уже знает реноме производителя (сегодня ведь известно все), запрашивает образцы, которые доставляются за 48 часов. В новых реалиях такие виртуальные выставки будут очень важны для установления новых отношений, при этом с большой экономией выставочных бюджетов. Конечно, нам придется внести изменения в культуру общения, без физического контакта и дегустации лицом к лицу. Если 2021 год пройдет без международных выставок – ProWein, Vinexpo, в Лондоне, Барселоне и т. д., традиционная система отношений может серьезно пострадать. Это зависит от того, как долго еще мы не сможем путешествовать и собираться вместе.

Но еще один фактор – сколько продержится у руля уходящая бизнес-генерация, потому что поколения до 45 лет легче воспринимают облачные форматы и готовы участвовать в В2В ивентах со своим мобильным телефоном. Есть еще аспект, который должен бы измениться: это сопротивление стран всеобщей беспошлинной торговле винами и спиртными напитками. Тогда мир превратится в гигантский беспошлинный магазин во множестве «облаков». Тарифные барьеры упадут из-за давления онлайн-систем, и физическая дистрибуция будет осуществляться со складов, созданных из самоуправляемых транспортных средств. Сколько времени необходимо для этого? Это зависит от вакцины и того, сколько времени потребуется миру, чтобы признать этот этап завершенным. Но основы уже заложены.

С Роберто Чипрессо в Пеньяфьель, винодельня La Luz del Duero

D+: Будут ли развиваться моно вина или тренд за блендами? Какие сорта наиболее перспективны?

Р.Ф.Н.: Я считаю, что мир приветствует восстановление локальных сортов, которые займут место наряду с международными. И я верю, что когда в стране есть успешный автохтон, то будут созданы вина, способные занять место рядом с винами из известных всем сортов винограда. В чем сходство мальбеков из Франции, Аргентины, Испании, Чили? Генетика? Сомневаюсь, что генетическое происхождение доминирует над терруаром. Правда в том, что на бутылках должно указываться: мальбек из Франции, мальбек из Аргентины, Испании и т.д.

Например, в Украине есть сорт Одесский Черный, у которого, на мой взгляд, большое будущее. Но в стране также растет Каберне Совиньон и многие другие интернациональные сорта. В тот день, когда Одесский Черный заявит о себе как украинский сорт, виноделам нужно будет клеить другие этикетки – например, «Каберне Совиньон из Украины», потому что факт международного признания местного сорта дает стране право продемонстрировать собственную интерпретацию международного сорта, – ведь существуют украинские особенности посадки винограда и изготовления вина. Уникальный сорт для нескольких стран всегда будет побежден местным терруаром. Каждый терруар индивидуален. Мы необратимо стремимся ценить вина, идентифицируемые по происхождению. Так что давайте поместим эту информацию на этикетку, потому что именно так мы просвещаем потребителей. В нашем случае это будет печать и логотип Vinos de La Luz, свидетельство нашего качества.


Столкнувшись с природой, человек вынужден адаптироваться, и одно из наших ноу-хау заключалось в создании заслона – своего рода занавесей из мягкого пластика, которые держатся на высоких столбах и раздвигаются, как шторы в наших домах. Это очень дорого, но еще дороже потерять виноград.


D+: Компания Vinos de La Luz традиционно выступает генеральным спонсором Всеукраинского конкурса кавистов и сомелье, организованного Первой Школой сомелье «Мастер-класс» и Ассоциацией сомелье и виноделов Украины. То есть, Вы с близкого расстояния наблюдаете за уровнем сомелье и развитием рынка в целом. Прокомментируйте, пожалуйста, как идет процесс, что бы Вы могли посоветовать для большей динамики?

Р.Ф.Н.: Мы являемся спонсорами данного конкурса, а также поддерживаем многие серьезные мероприятия, в которых участвуют сомелье. Сомелье – это звено в цепи между винодельней и потребителем. И нужно уметь расставлять приоритеты в этой деятельности. У вас должны быть сомелье с высокой подготовкой, с профессиональным уровнем, позволяющим «делать вино». Им не нужно создавать вино, но понимать процессы и интерпретировать, а также отслеживать тенденции в вине. Надо забыть, что сомелье – это человек, который работает в винном магазине или ресторане. Наши бренд-амбассадоры по всему миру – сомелье, но они имеют определенную профессиональную квалификацию в винной отрасли.

Тот, кто хочет войти в мир вина, даже если он работает, например, над дизайном этикеток, – должен иметь навыки сомелье, потому что это особая методика изучения винной сферы. Еще одно наблюдение: некоторые сомелье на ранних этапах образования с энтузиазмом изучают термины, они глубоко изучают реалии производства.

Другими словами, это почти энциклопедическая подготовка, которая нуждается в постоянном обновлении. Например, Наталия, наш бренд-амбассадор в Украине, знает гораздо больше, чем многие в нашей организации, об испанских регионах, методах, винограде и винах. И при этом живет в Киеве. Мы доверяем хорошим сомелье во многом. Но я также заявляю – и всегда это утверждал, – что в Украине идет битва за качество, в которой мы все должны принимать участие. И украинским профи стоит встречаться на серьезных мероприятиях – таких, как выставка Wine & Spirits, которая проходит в Киеве каждую осень. В этом году ради профилактики здоровья мы с большим сожалением пропустили участие. Но считаем, что в дальнейшем это событие должно быть внесено в мировой календарь.

Wine & Spirits Expo Ukraine, 2019

D+: Не могли бы Вы подробнее посвятить нас в Ваш новый революционный проект по созданию так называемого «планетарного» вина – вина Пангеи?

Р.Ф.Н.: Мы делаем вино под названием Iluminado Single Vineyard – в Италии из сорта Sangiovese, в Аргентине из Malbec, в Испании из Tempranillo и в Калифорнии из Syrah, которое уже разлито в бутылки. В этом году нет возможности поехать посмотреть участок и согласовать условия покупки и производства, поэтому присоединение к проекту грузинского Саперави из Кахетии, сделанного в квеври, откладывается на год. Но все обязательно состоится. Когда все эти вина выпустим, у нас будет три вина урожая 2015 года, которые уже практически распроданы, но мы оставили по одной резервной бочке каждого, одно Syrah урожая 2018 года в бутылках плюс одна зарезервированная бочка, а также бочка «Саперави Квеври» урожая 2022 года.

Книга Чипрессо

Талантливый энолог Роберто Чипрессо в своей книге 2019 года «Il Vino: Romanzo Secreto» уже озвучил наше с ним обязательство сделать вино в Соединенных Штатах, которое представляет собой купаж всех этих винтажей, так называемое «планетарное» вино, потому что такова его концепция. Пангея – это одно из имен Земли, название сверхконтинента, существовавшего в древности. Я пока не знаю всех нюансов достижения баланса, потому что это будет зависеть от таланта Роберто. Но понимаю сложность и амбициозность задачи, так как это будет пять ярких, доминантных терруаров, которые должны быть собраны в единый ансамбль так, чтобы вино раскрывалось шаг за шагом. Как анфилада, в которой распахивающиеся одна за другой двери стран и терруаров, соединившихся в вине, открывают все новые перспективы ароматов и вкусов. Мы сделаем 2000 пронумерованных бутылок. За исключением саперави, все бочки уже в Калифорнии. Уверяю вас, что журналисты Drinks+ будут приглашены на презентацию в Украине.

D+: Благодарим, для нас будет честью продегустировать этот шедевр – подобного еще никто в мире не делал! И последний вопрос: какие еще планы у главы Vinos de La Luz?

Р.Ф.Н.: Сейчас мы реализуем одновременно десять программ. Вина, технологии, развитие терруаров. Я все подробно расскажу в следующем году, если ваши читатели не против 🙂.

D+: Уверена – все «за»! 


Досье D+

1. Первый релиз вин Iluminado Vinos de La Luz был выпущен в 2015 году. 2015-й стал хорошим годом для Монтальчино, и урожай Санджовезе выдался высокого качества с отличными кондициями благодаря теплому солнечному лету, прохладным ночам и своевременным дождям. Именно из Санджовезе, выращенного в Монтальчино, было создано Iluminado 2015 Toscana IGT.

2. 2015 год выдался в Рибера-дель-Дуэро одним из самых жарких и сухих, дав рекордный урожай по качеству ягод. Благодаря этому получилось высочайшее качество Iluminado Vinos de La Luz Tempranillo 2015, созданного из винограда с 50-летних лоз.

3. Звезда коллекции Iluminado – Malbec 2015 (лимитированный релиз: 3500 бутылок) с виноградника Paraje Altamira (1100 метров над уровнем моря, 25 лет лозам) в Долине Уко не так давно получил 97 баллов и Best in Show как «Лучшее вино Южной Америки» от Decanter.


Досье D+

Пангея – сверхконтинент, существовавший в конце палеозоя и начале мезозоя и объединявший практически всю сушу Земли. Название предложил немецкий геофизик Альфред Вегенер (Alfred Lothar Wegener).

Фото предоставлены компанией Vinos de La Luz

Drinks+ удалось пообщаться с Рикардо Ф. Нуньесом – владельцем группы компаний Vinos de La Luz, объединяющей винодельческие предприятия в Испании, Италии, Аргентине. D+: Господин Нуньес, это далеко не первое интервью, которое Вы любезно даете изданиям нашей медиа-группы. Но Вы – уникальная личность, особо привлекательны для журналистов: благодаря Вашему подходу (креативность, интернационализм, профессионализм, прогрессивность и т.д. […]

Кристиан Маркезини: Территория, качество и защита

Новоизбранный президент Консорциума по защите вин Вальполичеллы рассказывает о работе организации в непростых условиях пандемии.


Кристиан Маркезини (Christian Marchesini) стал новым президентом Consorzio per la Tutela dei Vini Valpolicella, сменив на этом посту Андреа Сартори (Andrea Sartori). В качестве вице-президентов были избраны Мауро Бустаджи (Mauro Bustaggi) и Андреа Лонарди (Andrea Lonardi).

Кристиан Маркезини, 47 лет, специалист по сельскому хозяйству, с 2006 года входит в правление Consorzio per la Tutela dei Vini Valpolicella, ранее был вице-президентом Генеральной Конфедерации сельского хозяйства Италии и президентом региональной Конфедерации сельского хозяйства в Вероне и Венето. Принадлежит к одной из старинных семей Вальполичеллы, где он владеет 34 га виноградников.

Кристиан Маркезини2

После своего избрания президентом Консорциума Кристиан Маркезини заявил: «Мы осознаем ответственность за аппелласьон, который, как мы помним, является одним из самых известных в мире. Сейчас непростой период, и нам необходимо подготовить адекватный ответ всем вызовам и защитить всю цепочку поставок. Члены нашего Совета представляют весь спектр производителей – от больших и малых компаний до кооперативов, поэтому Совет будет учитывать интересы каждого. В частности, мы будем работать над улучшением баланса в цепочке поставок, основу которой – около 70% – составляют мелкие производители и фермеры. Они являются социальной основой продукта, который ежегодно генерирует более 600 миллионов евро оборота. Нельзя также забывать и про территорию и про собственный коллективный бренд: c точки зрения устойчивого развития и динамики бизнеса были достигнуты немалые успехи и необходимо продолжать развиваться в этих направлениях».

Как ситуация с всемирной пандемией повлияла на динамику рынков? Каковы основные трудности, с которыми сталкивается ваш аппелласьон в год распространения Covid-19?

Как я полагаю, с трудностями столкнулись не только мы. Это сложная ситуация: в первые месяцы 2020 года мы наблюдали связанный с пандемией спад в продажах. Он был менее выражен для компаний, которые работают с супермаркетами, и больше для тех, кто работает с сегментом HoReCa. К сожалению, в этом году не было возможности работать с энотеками, практически не работала сфера туризма. Онлайн-продажи увеличились, но они не смогли компенсировать убытки тех сфер бизнеса, которые остановились. Более того, еще слишком рано говорить об экономических последствиях Covid-19, учитывая тот факт, что чрезвычайная ситуация еще не закончилась.

Какие меры предпринял ваш консорциум для выхода из этой непростой ситуации?

Совет директоров и Ассамблея членов Консорциума по защите вин Вальполичеллы были созваны, чтобы принять необходимые меры в связи с чрезвычайной ситуацией из-за Covid-19 и его последствий для цепочки поставок, начиная с поддержания цен. Были предприняты следующие действия: сокращение урожайности виноградников, для региона Венето – это уменьшение со 120 до 100 центнеров с гектара, отсортировка 45% винограда для выдержки Amarone и Recioto, а также запрет на новые виноградники в аппелласьоне на следующие два года. Эти меры стали необходимыми, учитывая влияние коронавируса на внутренний и, прежде всего, международный рынок, на который приходится почти 3/4 объема продаж Amarone, Ripasso, Valpolicella и Recioto.

Конъюктура рынка вынудила нас рассмотреть прогнозы, связанные с производственными аспектами, поглощением рынка и удержанием средней цены, чтобы прийти к балансу, одобренному партнерами. Комплекс мер, задуманных государством (дистилляция и зеленый урожай), не помогает производствам, выпускающим качественный продукт – таким, которые объединены в нашей организации. В этом случае более важно, чем когда-либо, удержать среднюю цену, чтобы сохранить престиж продукции и избежать спекуляций.

Фото предоставлено Consorzio per la Tutela dei Vini Valpolicella

Новоизбранный президент Консорциума по защите вин Вальполичеллы рассказывает о работе организации в непростых условиях пандемии. Кристиан Маркезини (Christian Marchesini) стал новым президентом Consorzio per la Tutela dei Vini Valpolicella, сменив на этом посту Андреа Сартори (Andrea Sartori). В качестве вице-президентов были избраны Мауро Бустаджи (Mauro Bustaggi) и Андреа Лонарди (Andrea Lonardi). Кристиан Маркезини, 47 лет, специалист […]

Елена и Дмитрий Борисовы: «У нас есть коллеги. Но прямых конкурентов нет»

Анна Горкун, СЕО и собственница компании 46 Parallel Wine Group, в очень откровенном разговоре с создателями сети Gastro Family, самыми успешными рестораторами Украины – Еленой и Дмитрием Борисовыми, обсудили, как ресторанный сегмент вышел из жесткого карантина, какие форматы оказались наиболее устойчивы к новым реалиям, как создавался и развивается бизнес Борисовых сегодня, была ли мысль продать его и, если да, то на каких условиях…


Досье D+

Gastro Family – ресторанная сеть, в которую входят более 60 концептуальных баров и ресторанов, гастрономических пространств и образовательных платформ.


Анна Горкун, СЕО и собственница компании 46 Parallel Wine Group, ведущая авторской программы на канале WineHub и организатор одноименного бизнес-форума.


А.Г.: Сегодня заведения выходят из стресса после жесткого локдауна и подводят итоги. Как ваши дела? Сколько ваших ресторанов уже работает?

Д.Б.: Грех жаловаться. Мы только в начале пути, но сейчас уже работает более 60 заведений. Стараемся соблюдать баланс между открытиями и закрытиями. К счастью, открытий больше – за счет франшиз в основном. Но, увы, при этом мы все же закрыли 5 заведений.


А.Г.: Причина – карантин?

Д.Б.Скорее, его последствия. В карантин, давайте будем объективными, мы все, по факту, были техническими банкротами. Ведь, когда тебя административно закрывают, а обязательства не снимаются – это сложно. После карантина мы увидели, с кем можем продолжать отношения, кто адекватно относится к ситуации (это касается, в том числе, арендных условий), с теми продолжили конструктивный диалог.


А.Г.: Какие форматы оказались наиболее устойчивы?

Д.Б.: Сегодня наши заведения представлены в трех сегментах. Премиальный, где гости готовы заплатить за заказ от 500 до 1000 грн. Это рестораны «Охота на овец», «Канапа» и подобные. Второй – кэжуал-сегмент, где 350 грн – средний чек. И смарт, или фаст-кэжуал, в котором у нас более 10 заведений разных брендов («Канапка-Бар», БПШ, «Мушля», Gastrofamily Food Market).

Смарт-кэжуал предполагает скорость приготовления от старта до выдачи любого блюда 30-40 секунд, стоимость 1-3 евро (29-50 грн), возможность на небольшой квадратуре продавать 500-1500 чеков в день, преследуя наш главный принцип – продукт должен быть исключительно деликатесным.


borisov

А.Г.: Из этих трех сегментов что генерирует бОльший доход?

Е.Б.: Замечу, прибыль не зависит от количества чеков, она зависит от валового дохода и формируется, исходя из переменных и постоянных затрат. Ты можешь принять 100 гостей с чеком 1000 грн или 10 гостей с чеком в 10000 грн, продавая, как премиум-продукты – крабы, лобстеры, омары, так и хот-доги, а прибыль будет одинакова. И нам, признаться, сейчас интереснее работать с тысячей клиентов в смарт-кэжуал сегменте, что поддерживает нашу концепцию – развития гастрономической культуры в Украине.

Д.Б.: Надо сказать, во всех заведениях у нас действует одна модель рентабельности: 20%. Но мы ограничены с точки зрения инвестиционного подхода. Ведь, условно говоря, если «Белых наливов» мы можем открыть 300 заведений, то «Охот на овец» – всего 3. Уже закончилось время шальных денег. Если раньше премиум-рестораны покупались довольно активно, то сейчас все смотрят на то, как быстро вложения окупятся, что скорее начнет приносить прибыль.


Мы строим социально ответственный бизнес с определенной базовой ценностью – развитием гастрономической культуры Украины и украинцев.


А.Г.: Borysov Academy – ваш отдельный проект. Сама когда-то попала на ваш курс и аналога до сих пор не встречала. Вы рассказываете, как открыть свой ресторан, с чего начинать, что делать, чтобы не прогореть. Не боитесь делиться своей экспертизой и позволять подрастать прямой конкуренции?

Е.Б.: Как я люблю говорить, у нас нет конкурентов! Да, у нас есть коллеги, но прямого конкурента – семейного бизнеса, работающего в стольких категориях, нет. Поэтому не боимся. Плюс, мы достигли того уровня, когда нам нравится делиться знаниями. Изначально проект задумывался как корпоративный вуз: для обучения, мотивации, подготовки своих сотрудников. Ведь, как мы знаем, ресторанный бизнес сложен еще тем, что мало квалифицированных кадров, настоящих профессионалов.

А среди учебных заведений различаются те, где превалирует теория, и те, где главное – практика. Мы практики, и при этом ориентированы на качественный подход. Для этого мы ведем каждый свой образовательный блок, который практически можно измерить и увидеть, придя в любой из наших ресторанов.

Д.Б.: Есть еще такая категория мероприятий, где мы считаем важным участвовать, – это профессиональные ресторанные конференции. Здесь много консультантов-теоретиков, но очень мало реальных практиков, а запрос на это большой. Изначально мы строим социально ответственный бизнес с определенной базовой ценностью – развитием гастрономической культуры Украины и украинцев. И она делится на два сегмента. Это гостевой сегмент, то есть мы открываем принципиально иные форматы, которые дают что-то новое рынку. Когда все открывали итальянские рестораны, мы делали ставку на рестораны современной украинской кухни. И когда мы запускали первые рестораны, над нами подтрунивали коллеги. После – нашему примеру последовали многие.


В Украине за 30 евро можно получить ТОП-уровень ресторанных услуг. У нас всегда и во всем гастрономический подход – индивидуально приготовленное, деликатесное блюдо, несущее что-то новое рынку, не копирующее стандарты, не продающее, условно говоря, углеводы по цене белка.


И второй момент: в последние 2 года мы занимаемся развитием фаст-кэжуал формата, когда гость получает тот же качественный продукт, но это не «пластмассовая» еда из пластиковой посуды, а достойный инстаграм-интерьер, плюс – деликатесный продукт и качественное обслуживание. Этим подходом мы вытягиваем из дома 80% тех украинцев, которые думают, что в барах и ресторанах дорого. Уже давно в наших ресторанах питаться дешевле, чем брать еду в судочках.

Мы решаем серьезную задачу – даем возможность украинцам качественно проживать жизнь, как в Европе, где 10 евро – средний чек на человека в ресторане. А на примере Borysov Academy мы показываем, как избежать ошибок, как, не копируя друг друга, развивать тем самым рынок. Ведь в итоге выиграют все, заполучив те самые 80% клиентов, обедающих дома. Наша задача – не отнимать друг у друга лояльность клиентов, а поднять общий уровень гастрономического подхода! Отмечу, что мы – рестораторы Одессы, Киева, Львова – и без того уже подняли планку наших заведений до уровня Лондона, Берлина. По сервису, интерьерам, качеству блюд и обслуживанию.

В среднем по рынку любое наше заведение выигрывает в сравнении с отдельными форматами заведений Европы. Там уже много лет единственный способ выжить в ресторанном бизнесе – работать всей семьей, потому что не могут себе позволить нанять официантов. И таких 90%. Причем по чеку они будут в несколько раз дороже даже в категории премиальных заведений. Мы же разбаловали наших клиентов: в Украине за 30 евро можно получить ТОП-уровень ресторанных услуг. У нас всегда и во всем гастрономический подход – индивидуально приготовленное, деликатесное блюдо, несущее что-то новое рынку, не копирующее стандарты, не продающее, условно говоря, углеводы по цене белка.


А.Г.: Есть ли динамика по спросу на ресторанные услуги?

Е.Б.: Я вижу положительную динамику. Рынок точно меняется. Во многих из нас еще сидят советские установки, что ресторан – это плохо, дорого, некачественно и т.д. И это тоже глобально про культуру. Отрадно, что люди начали интересоваться темой, много путешествовать. И это отражается на всем, в т.ч. на гастрономическом рынке.


А.Г.: Говорят, что ресторанный бизнес – самый теневой. Что думаете на сей счет?

Д.Б.: Возможно, раньше так и было. Но когда вы рассчитываетесь карточками, в 99% случаев ресторану оставаться в тени невозможно. Плюс – нет этих шальных историй, которые были оправданы перекосами в экономике, когда много коррупционных денег, которые формируют предложение лакшери, когда схемы взаимодействия были на основе кеш-расчета. Сейчас такого нет, мы давно в цивилизованной современной модели, которая сейчас полностью копирует европейскую.


А.Г.: А как выглядит та часть бизнеса, где вы являетесь плательщиками – я о взаиморасчетах с поставщиками. Где закупаете продукты сейчас?

Е.Б.: У нас на 90% – системный бизнес. Наверное, где-то остались заведения, где нет системы учета, но мы системные игроки на рынке и работаем только с системными компаниями, там нет второй формы, везде прозрачные, честные отношения. У нас есть логист, но уже давно нет должности закупщика. У нас больше 60 заведений в аренде, и все очень прозрачно.


А.Г.: Вы большие, у вас системные контракты, отработанные схемы. А как живут маленькие рестораны?

Д.Б.: Уже давно это стандартный алгоритм закупки продуктов для всех. Это максимально прозрачная история, не отличающаяся от Запада.


Борисовы

А.Г.: А бывали в вашей практике случаи, когда госслужащий давал визитку со словами: накормите?
Е.Б.: Наши госслужащие – очень богатые люди. И потом, у нас много детей, так что им неудобно у нас просить🙂. Если серьезно, то наоборот, в отдельных ситуациях, я чаще видела содействие в решении наших вопросов со стороны госслужащих. При этом максимум – мы в знак благодарности могли предложить бутылку вина.


А.Г.: Вы упомянули о детях. Сколько их?
Е.Б.: На двоих у нас шестеро, ждем седьмую – девочку!


А.Г.: Скажите, то, что вы создаете, делаете для детей? Чтобы заработать на их образование, дать путевку в жизнь?
Е.Б.: Нет, все, что мы создаем, – мы создаем для себя!

Д.Б.: У нас необычный для украинских стандартов воспитания подход – мы считаем, что не можем влиять на выбор наших детей. И здесь важную роль играет здоровый эгоизм – ведь то, что мы сейчас реализуем, это наши амбиции. Более того, я всегда поправляю, когда слышу: мы в ресторанах семьи Борисовых. Нет, вы в семье ресторанов Димы Борисова!

Е.Б.: А иногда слышим от сотрудника: хочу к вам в семью! Я говорю: К нам в семью не надо, а в семью ресторанов – пожалуйста.

Д.Б.: Мы стараемся выходные проводить вне работы. Конечно, мы склонны воспитывать детей личным примером, они смотрят на нас и хотят во многом быть, как мы. И здесь все, что можем, – это поддержать, показать, подсказать. Но – не влиять на их выбор.


Я вижу положительную динамику. Рынок точно меняется. Во многих из нас еще сидят советские установки, что ресторан – это плохо, дорого, некачественно и т.д. И это тоже глобально про культуру. Отрадно, что люди начали интересоваться темой, много путешествовать. И это отражается на всем, в т.ч. на гастрономическом рынке.


А.Г.: У вас есть бренд, у любого бренда есть цена. Если бы пришли и предложили выкупить, продали бы?

Е.Б.: Мы готовы. Объявляем аукцион, продадим все. Эмоциональной привязки к бизнесу у нас нет. Мы нашли бы, чем заняться. Строили бы отели, например.

Д.Б.: Во многом из этих соображений мы переименовались в Gastro Family. Ведь продать рестораны Елены или Дмитрия Борисова сложнее, чем готовый бренд.


А.Г.: Ведь вы понимаете, что ваше имя – знак качества сервиса…

Д.Б.: Могу оценить бизнес только по результатирующим факторам – оборот, количество заведений, ЕВITDA и т.д. Для меня мультипликатор – это исключительно цифры. Сейчас мы хотим перейти в формат фудтех-компании, чтобы быть готовыми к тому, чтобы продаться, если поступит выгодное предложение. Хотя сейчас, исходя из реалий карантина, наш бизнес будет считаться рискованным. И мы в слабой позиции. Мы с удовольствием продались бы по последней оценке в 65 млн евро. Но сегодня возникает понимание, что, может, и незачем. Ведь на фоне падающего рынка мы растем и развиваемся в тех форматах, которые почувствовали несколько лет назад.

Хотя с частью из них пришлось расстаться – «Ронин» закрыли, «Канапу-Варшава» продали. Мы даже представить не могли, что так сложится, что даже выехать не сможем за границу. В итоге мы потеряли 1,5 млн долларов. В целом невернувшихся инвестиций и зафиксированных убытков уже на более 2 млн долларов.


А.Г.: Я слышала, что заведения в формате фаст-кэжуал окупаются в 50 дней. Неужели это возможно?

Е.Б.: Это, скорее, феномен, нежели закономерность. Пожалуй, только «Белый налив», где минимальные инвестиции в заведение, центральное место и количество чеков – 1500 в день, оправдывает это утверждение. И, признаться, мы сами не поняли, как за 54 дня он окупился.


А.Г.: Сколько франшиз вы продали и есть ли примеры, когда ребята, которые купили франшизу, зарабатывают больше, чем исходный ресторан?

Е.Б.: На сегодня продано более сорока франшиз. И нет, таких случаев не было.


Когда работает команда с пониманием целевой аудитории, которые делают классный продукт, в классном месте, будь то Крещатик или Льва Толстого, по цене, которая не только отвечает, но и превосходит ожидания клиента,– все это, плюс сарафанное радио, дает свои плоды.


А.Г.: А в чем ваш секрет?

Е.Б.: Во-первых, мы до недавнего времени продавали франшизы вне Киева. И только сейчас открыли продажи в столице. Конечно, при населении в 4,5 млн человек, при огромной проходимости клиентов на Крещатике, сравнивать с иными городами сложно, ведь условия неравные. Даже самое топовое место в любом другом городе не даст 1500 чеков. Максимум – 500-600, там такой рынок, такие реалии, большего ждать не приходится. Примечательно, все наши заведения трафикообразующие, и 80% – это специальный, осознанный визит.


А.Г.: Как вы привлекаете клиента: маркетинг, words of mouth (сарафанное радио) или что-то иное?

Е.Б.: Все фэн-шуй 🙂.

Д.Б.: Конечно, маркетинг – это ключевое! Те самые основополагающие в маркетинге 5 «P», которые крайне важны в любом бизнесе. Когда работает команда с пониманием целевой аудитории, которые делают классный продукт, в классном месте, будь то Крещатик или Льва Толстого, по цене, которая не только отвечает, но и превосходит ожидания клиента,– все это, плюс сарафанное радио, дает свои плоды. Важность маркетинга должен понимать каждый.

А.Г.: Спасибо за интересную беседу!

Фото предоставлены компанией 46 Parallel Wine Group

Анна Горкун, СЕО и собственница компании 46 Parallel Wine Group, в очень откровенном разговоре с создателями сети Gastro Family, самыми успешными рестораторами Украины – Еленой и Дмитрием Борисовыми, обсудили, как ресторанный сегмент вышел из жесткого карантина, какие форматы оказались наиболее устойчивы к новым реалиям, как создавался и развивается бизнес Борисовых сегодня, была ли мысль продать его […]

Дэни Роллан: «Когда я вступила в брак с Мишелем, то, считай, вышла замуж за Помероль»

Дэни Роллан, одна из самых талантливых и уважаемых энологов мира, поделилась принципами работы в винном бизнесе, воспоминаниями, опытом и собственными правилами винодела. О личном и профессиональном – в эксклюзивном интервью для D+.


Дэни

Drinks+: Г-жа Роллан, до того, как стать успешной студенткой энологического факультета в университете Бордо, Вы получали медицинское образование. Так хотели Ваши родители? Почему поменяли профессию и решили связать свою жизнь с вином?

Дэни Роллан: Нет, медицина была моим личным выбором. Моя учеба напоминала каникулы. Я проучилась два года, а в 1968 году, из-за студенческой революции в мае, образовалась пауза в процессе: мы не сдавали экзамены, и возникла возможность оглядеться. Некоторые из моих друзей изучали и фармакологию, и энологию, так как их родители владели аптеками в сельской местности. Я тогда заинтересовалась, что значит «энология»? В то время я не пила вино, но химия, происходившая на этапе превращения винограда в вино, показалась очень интересным предметом. И способом попытаться понять это уникальное приключение: начиная с зарождения, с ростка, и заканчивая напитком, имеющим свою культуру, который прошел сквозь столетия и доставляет столько удовольствия и воодушевления.

dany-rolland-lab-80s

Дэни Роллан в лаборатории, 80-е годы


D+: Кто повлиял на Ваше развитие в винной сфере (об одном из наставников я, кажется, догадываюсь🙂)?

Д.Р.: Моя семья не имела никакого отношения к винному бизнесу. Во время учебы я познакомилась со своим будущим мужем Мишелем, родители которого владели виноградником на протяжении 7 поколений. Но на тот момент моим главным наставником был один из наших профессоров: Эмиль Пейно (Emile Peynaud).


D+: Изучив Вашу биографию, сложилось впечатление, что некоторые повороты в Вашей жизни случались просто молниеносно. Вспомните, какие из событий стали наиболее значимыми для Вас и как поменяли Вашу жизнь?

Д.Р.: Как энологи мы с Мишелем стартовали с покупки лаборатории, одной из самых известных в Жиронде. Мы начали с плохих или не очень хороших винтажей с 1973 по 1981 год. А вот 1982 год положил начало великой истории Бордо. Кроме того, как раз в 1983 году мы познакомились с Робертом Паркером (Robert Parker). И вот в 80-х Мишель получил свои первые предложения о консультациях: в Калифорнии в 1987 году и Аргентине – в 1988-м.


D+: Вспомним Катрин Пере-Верже (Catherine Péré-Vergé) – легендарную личность в Помероле. Расскажите, пожалуйста, о Вашей дружбе – если не ошибаюсь, во многом благодаря знакомству с Вами Катрин остановилась на виноделии в Помероле. А что привнесла Катрин в Вашу профессиональную жизнь?

Д.Р.: Катрин Пере-Верже была для меня, Мишеля и наших дочерей замечательным другом. Мы стали очень близки. Когда она решила инвестировать в Pomerol, то начала с шато Montviel. Мы также сотрудничали в персональных проектах: она являлась совладелицей стекольной фабрики Cristallerie d’Arques, а в то время на рынке не было приличных, приемлемых бокалов для дегустации и питья. И вот мы вместе решили создать универсальный бокал: я продегустировала множество вин из разной посуды, подготовила техническое задание, чтобы получить бокал со всеми ожидаемыми качествами. И, наконец, компания Катрин выпустила бокал под названием Oenologue. Это было 25 лет назад.

После нашей работы и совместного партнерства, когда я предложила инвестировать в Аргентину, она сразу отозвалась: «Хорошо, давай».


dany&michel-1986-FONTENIL

Дэни и Мишель Роллан в шато Fontenil, 1986 год

D+: В 1997 Вы переехали в Château Fontenil – в связи с чем? Вас заинтересовал дом и виноградник? Насколько нам известно, лозам шато 45 лет – Вы все сохранили или часть из них меняли?

Д.Р.: В то время мы жили в Либурне, в здании, где под нами располагалась лаборатория. Дочери ходили в начальную школу – тогда там было удобнее. Однако нам понадобилось пространство и мы начали поиски дома в сельской местности. И вот – нашли шато Fontenil с 10 гектарами виноградников вокруг и подумали, почему бы нет? Мы были хорошо осведомлены об аппелласьоне Fronsac, хорошо знали и любили местные земли и пейзажи. Стоимость участков на тот момент была однозначно дешевле, чем в Saint-Émilion. Сейчас во Fronsac работает 71 производитель на 840 га, а в Canon Fronsac – 33 производителя на 280 га.

Покупка поместья состоялась в 1986 году, однако оказалось, что все пришлось перестраивать: дом, погреба… Очень много работы! Дом был в заброшенном состоянии, все следовало заменить. Но вид на долину был великолепен! Семь гектаров виноградников также выставлялись на продажу – исторически принадлежавшие Château Le Faure Haut-Normand. Общая картина в совокупности с колодцем напоминала причудливый уголок маленькой уютной деревушки. У этого места была душа, но требовалось тело, чтобы ее сопровождать.

Это стало настоящим испытанием, многолетним трудом, требующим огромных усилий, а иногда и жертв. Однако лозы оказались в хорошем состоянии, старые, интересные для производства хороших вин. В среднем они старше 40 лет. У некоторых из них нет точной даты посадки, однако, согласно документации, они высажены в 1950-е годы.

B 1997 году, после реконструкции, а затем реновации, которая длилась более трех лет, мы наконец переехали в дом и отпраздновали в декабре 50-летие Мишеля.


Покупка поместья Fontenil состоялась в 1986 году, однако оказалось, что все пришлось перестраивать: дом, погреба… Очень много работы! Дом был в заброшенном состоянии, все следовало заменить. Но вид на долину был великолепен!


FONTENIL-HARVEST

D+: Знаем, что большинство Ваших лоз – Мерло, верно ли мнение, что с этим сортом работать очень просто?

Д.Р.: Не совсем понимаю, что имеется в виду под словом «просто», потому что, как и Пино Нуар, этот сорт винограда нуждается в почве, климате и гораздо большем уходе, чем Каберне Совиньон, который может расти в любой точке мира.


D+: Какой, в принципе, Ваш любимый сорт – если смотреть глобально, без привязки ко Франции?

Д.Р.: Мой любимый сорт – Мерло, потому что, когда я вступила в брак с Мишелем, то, считай, «вышла замуж» за Помероль. Но люблю также Каберне Фран из Бордо и Сира из Восточной Франции. Вообще, в мире так много хороших вин и такое разнообразие великолепных сортов. Достаточно вспомнить Мальбек в Аргентине.


FONTENIL-vendanges

D+: Что можете сказать о допуске к выращиванию в Помероле Petit Verdot как способе адаптироваться к изменениям климата?

Д.Р.: В Медоке Petit Verdot используется в очень небольшом количестве, чтобы завершить купаж Каберне Совиньон и Мерло. Но я не думаю, что есть реальный смысл для Помероля использовать этот сорт в качестве бленда. Особенно в привязке к изменению климата.


D+: Какие винтажи Château Fontenil для Вас самые знаковые?

Д.Р.: 2000, 2001, 2005, 2009, 2010, 2015, 2016, 2018.


D+: Вы принимаете участие во всех процессах создания вина в Château Fontenil?  Вмешивается ли месье Роллан в производство, помогает или это исключительно Ваш проект? Почему вина Chateau Fontenil имеют именно такую систему винификации – с гроздью целиком, ферментацию и выдержку. Видимо, решение пришло в результате многолетнего опыта? Расскажите, если можно, о выработанной Вами на сегодня системе.

Д.Р.: Я больше времени нахожусь в нашем шато, чем Мишель, который много путешествует. Однако все серьезные решения принимаются совместно, а теперь и с нашими дочерьми. Они любят работать с нами над блендингом, обсуждать разнообразные профессиональные вопросы. Fontenil – это семейный дом.

Настоящая технологическая эволюция Château Fontenil началась в 1999-2000 годах. Строительство нового погреба, в котором также были установлены 3 дубовые бочки по 60 гектолитров – безумие для нашего аппелласьона, однако оно того стоило! Оборудование помещения для винификации, установка чанов из нержавеющей стали емкостью 57 и 80 гектолитров и реверсивной терморегулирующей системы. Использование адаптированных ящиков для винограда, двойные сортировочные столы – до и после очистки. Модернизация и дизайн дегустационного зала, гостевых комнат для наших клиентов и журналистов.

С 1999 по 2010 произошла революция качества! На каждом участке отбор винограда осуществляется с большей точностью. Каждая партия винограда собирается вручную, имеет оптимальную спелость, сортируется в 2 этапа: до и после очистки от гребней, а затем винифицируется отдельно (целые ягоды, измельченные или целые грозди). После 6-8 дней стабилизации холодом следует период длительной мацерации (до 40 дней), которая больше напоминает настаивание, нежели чрезмерную экстракцию. Вся ферментация происходит с использованием местных дрожжей и без каких-либо химических добавок. Дегустации и аналитический контроль многочисленны и непрерывны.

Часть нового вина сливается в новые дубовые бочки, а еще теплый муст позволяет более гладко протекать яблочно-молочному брожению. Традиционно, не пренебрегая преимуществами высокотехнологичного оборудования, осуществляется деликатное прессование. Это достигается благодаря вертикальному прессу JLB. В 2008 году было принято решение для вин Défi и части Fontenil винифицировать исключительно в новых дубовых бочках.


hat-bodega-rolland

D+: Не могли бы вы рассказать о вине Le Defi de Fontenil – что это была за история с пластиковыми листами, защищавшими виноградник от дождя, из-за которых винтаж лишился права на наименование Fronsac?

Д.Р.: Преобладание тяжелых и влажных почв в комбинации с непостоянством метеорологических условий – все это требует определенных знаний и опыта. Так же, как и дневной дозы прагматизма, чтобы укрощать виноград, заставив выражать свои лучшие качества. Тогда, в 1991 году, нам показалась уместной одна инициатива. Укладка на землю между рядами защитных листов, чтобы избежать проникновения воды под конец так называемого периода veraison (изменение цвета винограда), для более полного и гармоничного созревания. Это особенно важно на позднеспелых почвах Fronsac. Эксперимент планировалось растянуть на три года на площади около 1,6 га – двух отвесных участках с Мерло.

Также планировалась возможность повторного использования тех же брезентов, обрезанных в соответствии c длиной рядов. Этот эксперимент требовал определенных инвестиций. В 1999 году результаты оказались чрезвычайно убедительными. Брезент был установлен с 8 августа и до 25 сентября – время сбора урожая. Тогда выпало около 120 мм осадков. Санитарное состояние винограда было идеальным, он получился значительно слаще, с лучшей экстрагируемостью антоцианов. Результаты впечатляли, о чем говорило качество вин. Никто из авторитетных людей не потрудился прийти и попробовать вино, понять, как этот эксперимент отразился на винах Fontenil.


Настоящая технологическая эволюция Château Fontenil началась в 1999-2000 годах. Строительство нового погреба, в котором также были установлены 3 дубовые бочки по 60 гектолитров – безумие для нашего аппелласьона, однако оно того стоило!


В 2000 году эксперимент повторили, а через два дня после установки покрытия было получено письмо от INAO (Institut National des Appellations d’Origines). INAO приказал нам немедленно снять брезент под угрозой того, что вино с этих участков будет деклассифицировано в table wine.

Официального объяснения не дали, однако, по мнению технической комиссии, эта процедура могла существенно изменить терруар и к тому же показалась неэстетичной. Никаких исследований их собственными службами не было проведено… И уж точно никаких консультаций или обсуждений перед этим произвольным решением не велось.

Поскольку мы всегда считали, что лучше доводить эксперименты до конца, мы оставили брезент на месте. В результате в 2000 году мы произвели 8 000 бутылок столового вина, а на самом деле, – уникальную разновидность особенного кюве. Так родился Fontenil Challenge, получивший название Le Défi de Fontenil. Мы продолжили и возобновили эксперимент с брезентом в 2001, затем еще раз в 2004 году. Сегодня Défi de Fontenil остается cuvee de tête (special cuvee of Fontenil) – без брезента, но все еще столовое вино, или, с 2009 года – Vin de France, и оправдывает свое название: истинный вызов! Винтаж не упоминается – просто номер партии для каждого.


chateau-fontenil

Château Fontenil

D+: Говорят, в Château Fontenil у вас есть секретный сад. В чем его загадка?🙂

Д.Р.: Кто говорит?🙂 У меня простое шато, как и у многих в Бордо. Но я люблю детали. Я страстный перфекционист во всем, что касается дома, сада, виноградника. Когда я приглашаю друзей, я люблю красивые столы, цветы и предметы искусства, я стараюсь готовить хорошую еду и предлагать отличные вина со всего мира… Все это не секретное оружие, а удовольствие и работа.


D+: Ах, как мы Вас в этом понимаем! Похоже, Помероль, дающий миру самые статусные вина, по сути своей очень прост. Вот Вы говорите, что у Вас – обычное шато🙂. А, скажем, Кристиан Муэкс утверждает, что принадлежащий ему Petrus – вообще не шато, как многие неверно считают, а «просто старый фермерский дом». Владельцы знаменитого Le Pin – Фиона и Жак Тьенпоны (с которыми, насколько нам известно, Вы дружите) уверяют, что они – вовсе не звезды винного мира, а обычные фермеры. Разве можно такой прославленной паре, как Вы с Мишелем Ролланом, забыть о славе, пусть даже среди девственной природы, и вести жизнь простых фермеров?

Д.Р.: Абсолютно верно, на Правобережье и особенно в Помероле, более исторически молодом относительно Фронсака или Сент-Эмильона, дома простые, а люди – не Châtelain (французский титул владельца замка – прим. ред.), а господа фермеры. Но, прежде всего, мы – энологи, много путешествуем, наша жизнь и мы сами открыты миру. Мы не живем весь год дома, как это обычно делают владельцы шато, а наша жизнь во Fronsac очень проста и спокойна.


У меня простое шато, как и у многих в Бордо. Но я люблю детали. Я страстный перфекционист во всем, что касается дома, сада, виноградника.


D+: Вы приобрели ряд выдающихся винодельческих хозяйств, некоторые – вместе с партнерами. Как происходит выбор виноградника? Доводилось слышать совет, что нужно смотреть на него в дождь, в самый сложный сезон, возможно, побывать там зимой.

Д.Р.: Мы просто влюблялись в места, людей или терруар во время всех наших путешествий. Мы начали с Аргентины, а теперь это наш уникальный лучший проект с Fontenil. Мы производили собственные вина в Южной Африке и Испании с помощью совместных предприятий, но сейчас сосредоточены, в основном, на аргентинских проектах.


DANY-argentina-harvest

D+: Что для Вас важно в этом процессе – хотите помочь близким людям, привлекают новые терруары, возможности? Создавать классные вина в разных концах земли, в условиях малознакомого климата – должно быть, это крайне сложно. Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных проектах последнего времени.

Д.Р.: Что касается консультирования, это всегда вызов, и особенно в сложных странах, где климат, почвы, знания… не на высоте – таких как Индия, Китай… Но, когда люди хотят учиться и делать хорошие вина, это всегда удовольствие. Нужно помнить, что «хорошо» не значит «отлично»; для хорошего вина нужно управлять всеми ресурсами терруара, работать, иметь хороших профессионалов в каждом секторе производства.


D+: Вы работаете только с сухими винами или есть на Вашей орбите сладкие?

Д.Р.: Белые и красные вина, совсем немного сладких и игристых.

bodega rolland-6


Нужно помнить, что «хорошо» не значит «отлично»; для хорошего вина нужно управлять всеми ресурсами терруара, работать, иметь хороших профессионалов в каждом секторе производства.


D+: Вас с Мишелем называют идеальной «винной парой». Общие интересы в энологии упрощают совместную жизнь или усложняют?

Д.Р.: Мы работаем вместе 47 лет… Сложно сказать, это было сложно раньше или сложно сейчас. Каждый из нас – личность, однако мы очень дополняем друг друга.


D+: Есть ли у каждого из вас свои любимые технологии, «специализация» – скажем, если решаете какую-то задачу, то решение о ферментации принимает один, а алгоритмы выдержки прописывает другой? Случаются ли споры? Чье слово – закон?

Д.Р.: Мишель – НАСТОЯЩИЙ консультант, а я больше провожу времени дома, управляю лабораторией, нашим имуществом. Однако мы мыслим в одном направлении, что касается процессов и технологий. И никаких споров!


 

Valdeflores-Mendoza

Val de Flores в Аргентине

D+: Работаете ли вы с так называемыми натуральными винами, дикими дрожжами? Что думаете об этом направлении, а также органике и биодинамике?

Д.Р.: Конечно, мы работали с клиентами, которые занимаются биодинамическим и органическим виноделием. Это новый вызов для человечества ради защиты Земли. Но окончательное решение в этом вопросе принимают клиенты, а не мы. На данный момент мы сами управляем органическим хозяйством Val de Flores в Аргентине. И с дикими дрожжами работаем на всех винодельнях, кроме тех случаев, когда климатические или особые проблемы требуют применения других.


D+: Предприятием под новым названием Rolland et Associés отныне будет управлять команда энологов, единомышленников г-на Роллана, а Вы и г-н Роллан теперь сохраняете за собой только членство в совете директоров. С чем связанно это решение? Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

Д.Р.: Это логичное и нормальное развитие для такой компании. Наши энологи были сотрудниками, и после 20 лет совместной работы абсолютно нормально сделать их акционерами. Очевидно, сейчас у них больше ответственности, но в работе ничего не меняется, мы всегда присутствуем в бизнесе компании.


marie-Dany-stephanie-rolland-FONTENIL

Дэни Роллан с дочерьми Мари и Стефани

D+: Вы являетесь акционером компании Rolland Collection Limited, которая продает вина, производимые всеми винодельнями Rolland. Как сейчас развивается этот бизнес, в каких странах есть представители/операторы? Как формируются цены на Ваши вина и кем? Есть ли единый для всех виноделен принцип?

Д.Р.: Collection – семейный бизнес, и наша старшая дочь Стефани отвечает за управление. Все ценообразование обсуждается и фиксируется с учетом стоимости производства и ситуации на конкретном рынке для всех виноделен. Что касается вин Fontenil, которые присутствуют на рынке Бордо, Rolland Collection работает с ними так же, как и другие местные виноторговцы.


D+: Как Вы относитесь к системе en primeur, ее плюсы и минусы для винодела?

Д.Р.: Система en primeur существует уже давно. Она не идеальна, но хороша для владельца шато и также для людей, покупающих вино. На этом этапе для винодела нет проблем: его работа с винтажом практически завершена.


dany-rodolfo-2-argentina

D+: Не могли бы Вы вспомнить момент, когда впервые попробовали вина Аргентины? Каким было первое впечатление? Насколько нам известно, приглашение от винодела Арнальдо Этчарта (Arnaldo Etchart) было достаточно спонтанным для Вас. Что побудило согласиться?

Д.Р.: Это было в 1988 году, когда Арнальдо позвонил нам с просьбой о помощи – он хотел создать лучшие либо абсолютно другие по стилю вина, чем те, что он производил. Он задумал продавать их на американском рынке. Мы спонтанно согласились приехать и открыть для себя Аргентину; и мы влюбились в страну, людей, пейзажи. А вот возможность делать там выдающиеся вина стала вторым вызовом после Калифорнии.


D+: Какие вина создаете сегодня?

Д.Р.: Мы пытаемся понять все терруары на всех высотах и широтах и адаптировать их к замыслам, используя наши знания. Кажется, мы делаем хорошие вина, которые действительно вызывают интерес и выглядят, как вина, произведенные согласно законам происхождения по наименованию.


Мишель – НАСТОЯЩИЙ консультант, а я больше провожу времени дома, управляю лабораторией, нашим имуществом. Однако мы мыслим в одном направлении, что касается процессов и технологий. И никаких споров!


D+: Вы с удовольствием беретесь и за менее знаковые хозяйства, – консультируя винодельни в США, ЮАР, Аргентине, Бразилии, Чили, Испании, Италии и Марокко. Не думали о Восточной Европе? Никогда ли не обсуждали с Мишелем Ролланом, какая страна в этой части планеты интересна? Что Вас может привлечь?

Д.Р.: Как консультанты, имеющие достаточно любопытства для такой работы, мы заинтересованы во всех новых проектах, задачах, но время не безгранично, и мы должны делать выбор. На данный момент мы нашли очень хорошие места и возможности в Болгарии и особенно на побережье Черного моря. Некоторые районы интересны в России (которые посетил пока наш представитель, т.к. находимся сейчас в режиме ожидания из-за вируса). Мы работаем также в Турции, Армении, Хорватии, Греции.


D+: У каждой страны своя особенность – культура, менталитет, отношение к виноделию. В какой стране и с каким терруаром было сложнее/легче всего работать и почему?

Д.Р.: Сложно ответить, мы открыты для всех, у нас много хороших клиентов во всех частях света, кроме того, много друзей. Конечно, в Калифорнии проблемы отличаются от тех, с которыми сталкиваешься в Болгарии. Скажем, в каждом случае сложно, но по-разному: производить вина по цене 1000 долларов или меньше 10 долларов. Тот, кто работает в виноделии, это понимает.


D+: Где Вы хотели бы побывать или куда бы Вы вернулись?

Д.Р.: Вообще, в своей жизни мы никогда не были в Австралии и Новой Зеландии, немного сожалеем, конечно. Жизнь слишком коротка, чтобы везде побывать, нужна еще одна.


D+: Что можете посоветовать коллегам-виноделам, чтобы минимизировать потери от пандемии? Какие шаги для этого предпринимали сами?

Д.Р.: Если говорить о пандемии Covid, то поскольку путешествовать невозможно, мы стараемся организовывать дегустации по видеоконференции. Более того, мы часто общаемся с людьми, работающими на винодельнях или виноградниках, чтобы всегда быть на связи и быстро реагировать на изменения.


D+: Назовите, пожалуйста, самые прогрессивные технологии, оборудование – возможно, даже еще Вами не опробованные, которые Вам самой было бы интересно применить в производстве?

Д.Р.: До сегодняшнего времени в мире высоких технологий произошла существенная эволюция, было проведено множество наблюдений в области виноградарства… Будущее не столько за техникой, сколько за виноградниками, за повышением уровня качества, а также защитой растений и почвы, поиском лучших сочетаний качество/количество/безопасность.


FONTENIL-chai-barriques

D+: Какие тренды винного мира Вы могли бы выделить на сегодня? Каким, на Ваш взгляд, должно быть идеальное современное вино – красное, белое? С помощью каких производственных приемов можно сегодня достичь идеальных характеристик? И какой таре для выдержки отдаете предпочтение – цемент, сталь, дуб?

Д.Р.: Вызов состоит в том, чтобы сохранить лучший вкус винограда в конкретных условиях, уважать индивидуальность вина, стараться быть с ним очень бережным, использовать правильный подход к виноделию для создания лучшего вина при выдержке. Конечно же, важно понимать, какое вино вы хотели бы создать: просто освежающее, легкое для питья или вино для выдержки. Мы стараемся найти лучшие способы в виноградарстве и использовать лучшие емкости для каждого виноматериала: для свежих – нержавеющая сталь, более комплексных – цемент с длительной мацерацией, также актуален дуб для выдержки, учитывая время и возраст бочек.


D+: Есть ли у Вас ученики-виноделы?

Д.Р.: Учеников как таковых нет, но можем приглашать людей на винодельню во время сбора урожая, чтобы могли помогать и учиться, но, разумеется, не под нашу ответственность за результат.


D+: Мы понимаем, что Вы – консультант самого высокого класса и Ваши советы оплачиваются соответственно. И все же рискнем задать вопрос и будем чрезвычайно благодарны, если ответите: виноделие Украины только развивается, причем в сложных условиях и практически (из-за потери Крыма) не имея автохтонных сортов, какими можно было бы впечатлить мир. Что бы Вы посоветовали украинским виноделам – в каком стиле стоило бы делать вина, чтобы выделиться на мировой арене и занять собственную нишу?

Д.Р.: Я не очень хорошо знакома с ситуацией в Украине, но единственный совет – это попытаться понять свои терруары и культивировать сорта, наиболее приспособленные к климату и почвам. Не стоит ориентироваться исключительно на местные. Каждый сорт, в конечном итоге, дает вкус своего терруара. Затем необходимо выбрать лучшую технологию производства для запланированных вин, причем ориентируясь на качество, а не на количество.

famille-barriques-2016

D+: Благодарим Вас за ответы на все наши бесчисленные вопросы🙂 и время, уделенное нам!

Блиц-опрос D+:

При таком количестве проектов и, видимо, переездов – как проходит Ваш обычный рабочий день?

До начала пандемии мой рабочий день напоминал микс между лабораторией, офисом, семьей, Fontenil и путешествиями в Аргентину (мой второй дом). Теперь все более статично. Я управляю нашей недвижимостью, меньше нахожусь в лаборатории и консультирую. Мишель продолжает консультировать и продолжает делать это очень хорошо. Постоянно путешествует (конечно, не сейчас), развивает свой бизнес с клиентами в Бордо, Испании или Италии.

Как отдыхаете, что доставляет радость?

Я люблю читать, люблю старинные вещи, проводить время с внуками, играть в гольф (хотя у меня мало времени), отдыхать на наших виноградниках, принимать друзей, готовить и накрывать на стол. Я люблю путешествовать, открывать для себя старинные и исторические места, хорошие пляжи. Но, прежде всего, отдыхать с детьми в Аркашоне, где я бывала с детства.

Любимый ресторан/блюдо/вино.

Мне нравится разнообразная кухня: экзотическая или традиционная, индийская или тайская, фьюжн в Перу или Аргентине, а также китайская. Люблю рыбу и морепродукты, впрочем, так же, как и мясо. По вину составить список невозможно: молодые или старые вина – главное, хорошие, да и многие сорта.

Что Вам в жизни дороже всего?

Моя семья и виноделие.

В какой стране Вы еще не бывали, но мечтали бы побывать?

Их много! Кроме уже названных, – остров Бали, Вьетнам, Иордания и многие другие.

Какие ближайшие планы у Дэни и Мишеля Роллан?

Оставить нашим детям (дочерям Стефании и Мари и их пятерым детям) хорошее наследство, заинтересовать их всем, что есть в винном бизнесе, передать им весь опыт, энтузиазм, любопытство и уважение к делу – это не очень оригинальная задача, но мы надеемся, что сможем это сделать, так что будем продолжать до нашего последнего путешествия…

Dany-rolland-bodegarolland

Фото предоставлены Дэни Роллан

Дэни Роллан, одна из самых талантливых и уважаемых энологов мира, поделилась принципами работы в винном бизнесе, воспоминаниями, опытом и собственными правилами винодела. О личном и профессиональном – в эксклюзивном интервью для D+. Drinks+: Г-жа Роллан, до того, как стать успешной студенткой энологического факультета в университете Бордо, Вы получали медицинское образование. Так хотели Ваши родители? Почему […]