Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Рикардо Ф.Нуньес: «Wine Gallery – это объединение доверяющих друг другу людей»

На этот раз обозреватель Drinks+ встретился с г-ном Рикардо Ф.Нуньесом в кулуарах выставки Wine&Spirits Ukraine, где презентовались не только его знаменитые вина Iluminado Vinos de La Luz, но и вновь образованная под его эгидой компания – эксклюзивный дистрибьютор Wine Gallery.


Drinks+: Сеньор Рикардо, Вы уже не новичок на украинском рынке. Каким видите алкогольный рынок нашей страны – это, в первую очередь, перспектива для премиальных вин или для масс-маркета?

Рикардо Ф. Нуньес: Украинский рынок импортных вин очень быстро становится зрелым, возможно, быстрее, чем в других странах с похожими историческими характеристиками. Дистрибьюторские компании, которые развиваются и идут вперед, обладают на сегодняшний день высоким уровнем профессионализма. У винных бутиков есть кависты, подготовленные к работе с клиентами. У ресторанов есть сомелье, которые все знают о винах в своей винной карте. У супермаркетов есть байеры, которые разбираются в происхождении импортируемого вина, иногда сами супермаркеты осуществляют импорт.

Все это влияет на предложение потребителю. Раньше сюда ввозились вина, которые продавались только лишь по той причине, что происходили из конкретной страны, но они не были качественными и были дорогими.

Сегодня рынок достаточно очистился, люди знают больше, новые поколения, получающие новую работу, с каждым днем приобретают новые знания о вине, ведут активность в социальных сетях, и именно оттуда поступает информация. Вскоре здесь будут вина более или менее дорогие, вина для масс-маркета, вина средней и высокой ценовой категории. Но вот в чем я уверен, – все будут конкурировать ценой и качеством. А когда Украина преодолеет внутренние и внешние конфликты, мы поднимем национальное виноделие, нуждающееся в инвестициях и новых проектах. Это вопрос нескольких лет. Безусловно, чтобы увидеть это и прочувствовать, нужно находиться в стране. Поэтому мы здесь.


D+: Есть ли в широком портфеле Вашей компании вина, которые предназначены только для украинского покупателя?

Р.Ф.Н.: Мы являемся точным отражением предпочтений украинцев, потому что у нас в ассортименте – вина наших виноделен в Италии, Испании, Аргентине, сейчас ещe добавилась грузинская винодельня. Таким образом, мы входим в ту долю рынка, которая занимает 70% импортного вина в Украине. Во главе стран-импортеров находятся Италия и Грузия. До мая 2020 года к нашему портфолио мы добавим еще два итальянских вина. Это молодые вина урожая 2019 г. Одно из них станет настоящим сюрпризом.


Рикардо Ф.Нуньес на винной выставке

D+: Это уже вторая по счету украинская выставка с Вашим участием. Чем для Вас Wine&Spirits Ukraine 2019 отличается от выставки предыдущего года?

Р.Ф.Н.: Выставка Wine&Spirits 2019 подтверждает мой ответ на первый вопрос. В этом году она в два раза масштабнее по сравнению с прошлой. Но дело не только в том, что представлено намного больше виноделен и винной продукции. Стенды винных производителей свидетельствуют о значительных инвестициях, они более стильные, активнее работают на имидж, а люди на стендах в этом году намного лучше подготовлены. Они говорят о вине, а не о цене. А любая продажа вина начинается с разговора о вине, и нужно уметь вести разговор о вине, и о твоем вине, в частности. За эти три дня я увидел, как работают люди на стендах. Хочу подчеркнуть удачную в квадрате идею в рамках выставки Wine&Spirits 2019: получить поддержку Ассоциации сомелье Украины для проведения дегустационного конкурса и параллельно с этим провести съезд украинских производителей вина. Таким образом, мы все здесь представлены: национальные винодельни, иностранные производители и те, кто связывает нас с потребителем. Но также у меня есть и критическое замечание: дегустационный конкурс в рамках выставки нужно модифицировать. Не для того, чтобы все были победителями, а для того, чтобы конкурентная борьба шла среди настоящих конкурентов, иначе он превратится в национальный конкурс, и в дальнейшем это затормозит участие зарубежных винных хозяйств. Мое предложение: нужно стремиться проводить этот конкурс в целях генерации бизнес-контактов, а не только в целях презентации. Нужно сделать ставку на то, чтобы данное мероприятие стало выставкой Wine&Spirits B2B своего региона.


D+: Какие задачи Вы ставили перед собой в этом году? Что удалось решить из запланированного, а что еще предстоит?

Р.Ф.Н.: Думаю, что все запланированное мною на этот год было сделано, то есть, реализовано моими сотрудниками в разных странах мира. Это был знаменательный год для нашей структуры, когда мы определили переменные в нашей концепции качества, заложенного в ДНК La Luz, от Калифорнии до Грузии. Хотя нам еще предстоит провести определенные активности на местном рынке, создание украинской дистрибьюторской компании на базе команды, которую готовили к этому в течение двух лет, завершает этот год,очень насыщенный в плане программных действий, новых стран производства и новых вин.


Рикардо Ф.Нуньес на выставке Wine&Spirits

D+: Какие вина были представлены впервые?

Р.Ф.Н.: Из Испании мы представили линейку CINEMA, это вина из Темпранильо, молодые и выдержанные в дубовых бочках. Вместе с ними идет белое вино из Вердехо, выдержанное на осадке. Ту же линейку CINEMA мы повторили в Италии, сделав вино из 100% Санджовезе с выдержкой в баррике в течение 6 месяцев. К ним добавятся еще два вина, о которых я упомянул ранее. Из Аргентины мы представили наши «терруарные жемчужины» – премиальные «Мальбек», «Каберне Фран» и «Каберне Совиньон», вместе с которыми мы впервые представим белое вино из Семильона, а также Шардонне. Все эти вина являются жемчужинами, потому что виноград был собран вручную, поштучно, ягода за ягодой, чтобы все были одинаковыми или максимально похожими, ведь именно так получаются округлые вина. А терруарные они потому, что лозы были выбраны по качеству на разных участках, расположенных на одной высоте над уровнем моря. Излишков этих жемчужин уже нет вплоть до 2022 года, вина были проданы по договорам с 4-летним сроком действия. Затем идет наша аргентинская линейка Callejon del Crimen и испанские линейки Pagos de Valcerracin и Valpincia. У нас большое разнообразие вин, так как мы развивали винодельни в разных странах, с разными характеристиками почв. Но истинными грандами в 2019 году стали вина Iluminado Vinos de La Luz, которые нам пришлось пустить в продажу, поскольку они получили очень хорошие баллы от винных критиков и на лучших винных конкурсах мира.


 

Мы являемся точным отражением предпочтений украинцев, потому что у нас в ассортименте – вина наших виноделен в Италии, Испании, Аргентине, сейчас еще добавилась грузинская винодельня.

 


D+: Была ли реакция посетителей Вашего стенда ожидаема или что-то удивило?

Р.Ф.Н.: Мы считаем, что такая выставка, как в Киеве, должна быть площадкой, где можно показать, насколько мы счастливы производить наши вина, насколько рады принимать у себя на стенде нынешних и будущих клиентов, а также послов стран, к которым мы принадлежим. Ведь не следует забывать, что мы – дети разных матерей. И люди нам отвечают тем же – радостью, и поднимают тосты вместе с нами. Мы можем разговаривать с крупным иностранным импортером, который заинтересован в импорте наших вин в свою страну, или с учащимся какой-либо из существующих школ сомелье. И я уверяю Вас, что оба попробуют те же самые вина, и мы уделим разговору с ними одинаковое количество времени. Вино является именно этим – радостью от того, что ты его производишь, и радостью, потому что его пьют.


Iluminado Vinos de La Luz

D+: Особое место на Вашем стенде заняли вина коллекции Iluminado. Как мы знаем, Iluminado Vinos de La LuzMalbec 2015 не так давно получило 97 баллов и Best in Show как «Лучшее вино Южной Америки» от Decanter. Какими наградами отмечены тосканское Iluminado 2015 из Санджовезе и Iluminado 2015, созданное в Рибера-дель-Дуэро?

Р.Ф.Н.: Именно об этом я уже говорил ранее. Iluminado Vinos de La Luz Malbec Paraje Altamira 2015, Valle de Uco, Mendoza, Argentina завоевало 97 баллов от Decanter в мае, став одним из 50 лучших вин мира. Это обязало нас пустить это вино в продажу на определенных рынках. Вино Iluminado Tempranillo 2015 Parcela Gumiel de Izan de Ribera del Duero, España только что было выбрано на дегустации, которая длится несколько месяцев, среди финалистов самого строгого конкурса Испании Guía Gourmet, так что ему уже обеспечено, по меньшей мере, 95 баллов. Данный конкурс настолько строг, что, кроме проведения слепых дегустаций, на конкурсе никому не присуждают 100 баллов. То есть, не существует «100-балльного вина», а баллы получают вина от 86, которые известны как «правильные вина». Нам осталось еще побороться за высокие баллы для Iluminado Vinos de La Luz, Sangiovese 2015, Montalcino, Toscana, Italia. Правду говоря, первые два упомянутых вина этой линейки установили очень высокую планку, но мы в процессе, то есть, вино Iluminado Sangiovese уже передано на крайне взыскательные конкурсы Италии и США. Надеемся увидеть результаты в первом квартале 2020 года. Это случится либо в следующем году, либо через несколько лет. Вино требует от человека терпения. Вино рождается, растет и оживает в тебе, когда ты его пьешь. То есть, вино вечно, так что не будем говорить о сроках.


D+: Выставка стала премьерным выходом в свет новой компании-импортера и эксклюзивного дистрибьютора Vinos de La Luz в Украине – Wine Gallery, которая также призвана представлять интересы грузинского производителя Shilda. Как далее будет формироваться портфолио этой компании? Если планируется расширение, то какие страны и регионы в приоритете?

Р.Ф.Н.: Это еще один приз, который мы завоевали в текущем году. Wine Gallery – это объединение доверяющих друг другу людей на рынке дистрибуции алкогольных напитков в Украине. Shilda – это образцовое винное хозяйство в Грузии, которое заботится о качестве, имидже, о донесении мессенджа о вине как напитке и как части культуры. Грузинская команда – это команда настоящих профи. Кроме того, они привносят в наш проект свой крепкий алкоголь – очень классно сделанные бренди и роскошную чачу. Мы также будем завозить другие бренды крепкого алкоголя из других стран, которые еще не представлены в Украине. 2020 год станет годом закрепления Wine Gallery на рынке – постепенно, с уважением к конкурентам, приложившим большие усилия для того, чтобы рынок в Украине стал зрелым.


 

Вино является именно этим – радостью от того, что ты его производишь, и радостью, потому что его пьют.

 


D+: В каких еще винных мероприятиях в Украине планируете участие?

Р.Ф.Н.: Нам еще предстоит провести презентацию Wine Gallery. Предполагаю, что она состоится в ноябре. Также в конце ноября мы выступим генеральным спонсором IV Всеукраинского конкурса кавистов «Лучший кавист Украины-2019» и XVII Всеукраинского конкурса сомелье «Украинский сомелье-2019», организованных Школой сомелье «Мастер-Класс» и Ассоциацией сомелье и виноделов Украины. Нашим партнером в данном мероприятии будет Shilda Winery. Думаю, что здесь, в Украине, на этом мы завершим текущий год, хотя я рассматриваю повестку дня La Luz как постоянную активность.


Рикардо Ф.Нуньес на выставке Wine&Spirits в Киеве

D+: В каких крупных выставках мира принимаете участие, какая из них наиболее эффективна для вас?

Р.Ф.Н.: Программа участия в ярмарках и выставках, в которых мы принимали участие, насчитывает в общей сложности более 30 мероприятий, но я был только на 7 или 8, так как мне также нравится принимать участие в профессиональных мероприятиях наших национальных ассоциаций, либо участвовать в обмене знаниями на заседаниях OIV. Также нужно посещать конкурсы и церемонии награждения, всегда стараюсь присутствовать, чтобы получить награду для какого-либо из вин La Luz.

Поэтому я и говорю, что вино требует времени и терпения. На сегодняшний день крупнейший форум в мире вина и крепкого алкоголя – это Prowein в Дюссельдорфе, Германия. Вы едете в Японию и при прощании говорите: увидимся тогда-то или увидимся на Prowein. Там мы все встречаемся. В ноябре проходит Prowein China. Также существуют Decanter London и Decanter Asia, Vinexpo во Франции (правда, утратившая свое лидерство и вынужденная претерпеть изменения), Выставка пищевой продукции в Барселоне (в 2020 году в ней тоже произойдут изменения), Gourmet в Мадриде, Vinitaly в Италии, Майями, Калифорния, Нью-Йорк, Шанхай, Гонконг, Бразилия, Мексика, «Недели испанского вина» в шести странах, множество международных выставок WOFA (Wines of Argentina). Наши винодельни должны участвовать во всех, по возможности.

Кстати, я неоднократно видел стенд DRINKS+ на перечисленных выставках, считаю, что ваша команда предпринимает значительные усилия в плане охвата важнейших мероприятий мировой алкогольной индустрии. Я ценю это и приветствую. И по этой причине приглашаю продегустировать все три Iluminado Vinos de La Luz (Аргентина, Испания и Италия) 2015, которые у меня вот здесь, под замком.

Фото предоставлено компанией Vinos de La Luz

На этот раз обозреватель Drinks+ встретился с г-ном Рикардо Ф.Нуньесом в кулуарах выставки Wine&Spirits Ukraine, где презентовались не только его знаменитые вина Iluminado Vinos de La Luz, но и вновь образованная под его эгидой компания – эксклюзивный дистрибьютор Wine Gallery. Drinks+: Сеньор Рикардо, Вы уже не новичок на украинском рынке. Каким видите алкогольный рынок нашей […]

Филипп Массол: «Раньше я с вином никогда не работал, и это одна из причин, почему мне удалось создать Cité du Vin»

Музею вина Cite du Vin всего три года, но за это время в нем успело побывать 850 тысяч человек и еще миллионы винолюбов мечтают приехать в Бордо и увидеть Cité du Vin собственными глазами. Как это – быть директором одной из главных винных достопримечательностей мира, обозреватель Drinks+ узнала непосредственно у самого главы Cité du Vin – Филиппа Массола. Филипп стоял у истоков создания музея еще 10 лет назад, пережил нелегкий этап строительства, формирования футуристичной, потрясающей экспозиции и уже четвертый год, с гордо поднятой головой, несет винную культуру всем любителям вина. А параллельно строит музеи-аналоги в Китае и США.


Drinks+: Филипп, Вы по образованию маркетолог. Работаете ли сейчас по специальности и приходилось ли иметь дело с вином до Cité du Vin?

Филипп Массол: Да, я работаю по специальности, являясь генеральным директором Музея вина. Но раньше я с вином никогда не работал, и это одна из причин, почему мне удалось создать Cité du Vin. Я хорошо справляюсь с обязанностями генерального директора, а вином занимаются другие – профессионалы своего дела.


D+: В одном из интервью Вы рассказали, что первый раз приехали в Бордо лет 10 назад и сразу же влюбились в городок Сент-Эмильон. На тот момент у Вас уже была мечта создать подобный Музей вина?

Ф.М.: Да, Сент-Эмильон меня просто поразил и влюбил в себя с первого взгляда. Он похож на драгоценный камень среди виноградных лоз. Но о Музее вина я никогда прежде не мечтал и даже не планировал, предложение о его создании нашло меня само.


D+: Филипп, расскажите, пожалуйста, о своей семье. Правда ли, что Ваши родители, бабушки и дедушки были страстными винолюбами и Вы выросли в атмосфере любви к бордоским винам? Если да, то почему же Ваш путь к вину был таким долгим?

Ф.М.: На самом деле, я не могу сказать, что пришел к вину как профессионал. У меня, скорее, административные задачи, задачи, направленные на развитие культуры виноделия и туризма. Но это правда, что на каждом нашем семейном празднике «Шеваль Блан» всегда был на столе, так что любовь к вину, действительно, привита с детства.


Принц Альберт в музее вина

D+: Достаточно ли Вам диплома Университета Пуатье для управления Cité du Vin или Вы получали дополнительные знания? Возможно, знания о вине?

Ф.М.: Мне не нужно винное образование, чтобы управлять таким проектом, как Cité du Vin. И более того, отсутствие винного образования в какой-то мере даже помогает мне управлять бизнесом, потому что я не подвержен влиянию винных знаний, я нейтрален и мой взгляд не зашорен. Конечно, для нас очень важно иметь экспертов по виноделию в команде, но моя основная задача – это управление командой в целом. Безусловно, опыт предыдущих работ мне также очень помогает. Я работал в течение 10 лет в парке отдыха во Франции, после чего открыл свой собственный консалтинговый бизнес. И вот теперь я в Cité du Vin.


D+: Хотелось бы подробнее о Вашей работе в парке развлечений. Мне кажется, можно провести некую параллель между развлекательным парком для детей и развлекательным музеем для взрослых. Как считаете?

Ф.М.: Парк «Футуроскоп», где я работал, это, скорее, семейный парк развлечений, не только детский. И да, можно сказать, что оба объекта – и Cité du Vin и «Футуроскоп» – являются местом, куда приходят отдохнуть и душой и телом, так что между ними, действительно, можно провести параллель.


D+: Филипп, расскажите нам, как это – управлять Cité du Vin, какие Ваши основные обязанности?

Ф.М.: Когда хорошая команда, то и справляться с задачами легко. У нас с командой одна цель – радовать посетителей музея и развивать Cité du Vin, и каждый делает максимум для ее достижения. Также я отвечаю за развитие бренда Cité du Vin за рубежом, в Китае и в США. Планируем открывать такие же музеи вина в этих странах.


Philipe_Massol

Да, Сент-Эмильон меня просто поразил и влюбил в себя с первого взгляда. Он похож на драгоценный камень среди виноградных лоз. Но о Музее вина я никогда прежде не мечтал и даже не планировал, предложение о его создании нашло меня само.

 


D+: Вы помните, что почувствовали в тот момент, когда Вам предложили возглавить Cite?

Ф.М.: О да, конечно, я помню. Я был очень счастлив и меня переполняла гордость.


D+: Филипп, Cite du Vin на сегодняшний день – это уникальное место, не имеющее пока аналогов в мире. Расскажите, какая основная идея музея?

Ф.М.: Так как наш музей – это экспозиция о цивилизации вина, мы считаем своей основной задачей показать нашим гостям отличие вина от остального алкоголя!


D+: Филипп, а что Вы скажете о самом здании музея, каков его символизм? Есть разные мнения – некоторые говорят, что это огромный декантер; другие, что это – путь эволюции, кто прав?

Ф.М.: На самом деле у нас, действительно, был глубокий замысел. Это такой себе симбиоз пластики очень старой виноградной лозы и вихрь вина, которое вы вращаете в бокале. Но мы приветствуем мнение каждого, потому что Cite du Vin – это то, что видите именно вы, это ваши эмоции и ассоциации. Мы не хотим навязывать свою концепцию.


D+: Филипп, расскажите, пожалуйста, кто автор идеи подобного музея? Как Вы подбирали экспонаты и создавали экспозиции, аттракции?

Ф.М.: Идея создать музей вина – коллективная, конкретного автора нет. Я в том числе принимал участие в формировании проекта. Изначально обращался за помощью в консалтинговую компанию, а позже мы набрали в штат своих ребят и теперь мы – команда. Что касается экспонатов, то с ними работает отдельный, так называемый научный отдел Cite du Vin.


D+: А как Вы планируете новые экспозиции? Создание временных выставок и идеи – это все работа штатных сотрудников или Вы рассматриваете предложения и со стороны?

Ф.М.: О нет, это исключительно внутренняя работа. Наша выставочная команда готовит идеи и предложения, а совет директоров их рассматривает и принимает решение. К примеру, в следующем году ожидается экспозиция «Пей с богами» о культе Диониса, а в 2021 году готовится выставка – «Пикассо и Вино».


Коллектив музея вина Cite du Vin

D+: Филипп, что для Вас Cite du Vin – маркетинговый инструмент винного бизнеса или коммерческая компания?

Ф.М.: Мы абсолютно точно – не часть винного маркетинга, но и не коммерческий проект. Мы независимая некоммерческая организация и нашей основной задачей является развитие винной культуры в мире. Это наша единственная цель.


 

Это правда, что на каждом нашем семейном празднике «Шеваль Блан» всегда был на столе, так что любовь к вину, действительно, привита с детства.

 


D+: Филипп, ходят слухи, что в Cite Du Vin инвестировали 80 млн евро. Если можете, расскажите, пожалуйста, какой срок окупаемости данных инвестиций?

Ф.М.: Да. Все верно, именно во столько нам обошелся наш музей. И это намного дешевле, чем другие известные французские музеи, такие как MUCEM, Louvre в Ленсе и Musée de Confluences в Леоне. Cite du Vin был построен, чтобы усилить привлекательность такого напитка как вино и города Бордо по всему миру. И когда у вас есть государственные инвестиции, вы не думаете об окупаемости, вы просто делаете свою работу наилучшим образом и следуете своим целям.


D+: Вы прогнозировали, что ежегодно музей будет посещать 425000 человек. Вам удалось достичь этой цифры?

Ф.М.: Все так и есть! Именно столько посетителей к нам приходит, и наша цель – приумножать количество посетителей каждый год.


Открытие музея вина

D+: Расскажите немного больше о посетителях, ведете ли статистику, кто приходит в музей?

Ф.М.: Безусловно, нам это очень важно и интересно. Посетители Cite du Vin – это мужчины и женщины в возрасте 30 – 60 лет, большая половина из них французы. Но также очень много гостей из Великобритании, Испании и США. У нас нет конкретной информации о профессиях посетителей Cite du Vin, только знаем, что как минимум 5% – это профессионалы в области виноделия. С момента открытия и включая текущий период 2019 года, музей посетило более 1,4 миллиона посетителей. Больше всего времени гости Cite du Vin проводят на нашей постоянной выставке. Выставки – это наша гордость, приглашаем и вас, и читателей Drinks+, обязательно их посетить. Аргентинская выставка началась на прошлой неделе и будет открыта до 17 ноября. А следующая выставка состоится c 9 апреля по 30 августа 2020 года. Она называется «Пей с богами» и будет посвящена выявлению тесных связей, установленных греко-римской цивилизацией между вином, богами и людьми.


D+: Привлекательно звучит!.. В дегустационном зале на втором этаже музея есть коллекция вин из разных стран мира. Кто отбирает вина и по каким критериям?

Ф.М.: Вина для коллекции дегустационного зала Belvedere мы не покупаем. У нас есть партнерские отношения с 50 винодельнями по всему миру, их вина и представлены в коллекции. Если, скажем, винодельни из Украины захотят попасть в Cite du Vin со своими винами, им нужно связаться с нашим партнером в стране, в данном случае – с медиа-группой Drinks+, и предоставить свои вина членам нашей дегустационной комиссии. Но, в любом случае, каждое вино перед тем, как попасть на полки музея, проходит отбор дегустационной комиссии. В комиссию входят наши винные эксперты, а также приглашенные сомелье мирового уровня. Дегустации всегда слепые, члены комиссии не знают, что они пробуют, какую страну, винтаж или сорт винограда. Это гарантирует отбор не по этикеткам и любимым регионам дегустаторов, а исключительно по органолептическим качествам вин. Ответственный за коллекцию – наш штатный сомелье Cite du Vin.


 

Мы независимая некоммерческая организация и нашей основной задачей является развитие винной культуры в мире. Это наша единственная цель.

 


D+: А есть ли какие-то временные ограничения для вин в винной карте Belvedere? Как часто ее обновляют?

Ф.М.: Все зависит от уровня нашего партнерства с брендом. Но для нас все-таки важнее представление страны в Belvedere в принципе, чем определенный бренд.


музей вина

D+: В Cite du Vin, в магазине на первом этаже представлено 800 вин из 80 стран. Поговаривают, что винную карту магазина составлял гений. Расскажите, кому Вы доверили выбор вин и управление магазином?   

Ф.М.: Мы доверили этот участок проекта Реджису Делтилу*. Реджис прекрасно совмещает управление двумя магазинами в Бордо и магазин Cite du Vin. Он очень открытый человек, профессионал высокого уровня и работать с ним одно удовольствие. А главное, он потрясающе подбирает вина из 80 стран мира, такая задача далеко не каждому сомелье под силу.


D+: Филипп, каковы Ваши предпочтения в вине – по странам, регионам?

Ф.М.: Это очень сложный вопрос для генерального директора Cite du Vin, так как я люблю все вина, которые представлены в музее. Но если детализировать по странам, то в каждой стране всегда есть хотя бы одно потрясающее вино, которое я могу назвать любимым.


D+: Филипп, я думаю, у Вас есть много друзей из винного бизнеса, которые имели какое-то влияние на Вас в прошлом, или, может быть, они близки Вам сейчас. Расскажите, пожалуйста, о своих «винных» друзьях.

Ф.М.: Ну вот, снова очень сложный вопрос. Знаете, за 10 лет было очень много замечательных встреч, и каждая встреча принесла бесценный опыт. Но, наверное, самую главную роль в моей профессиональной жизни и жизни Cite du Vin сыграла Сильвия Казес**, глава правления музея.


D+: Филипп, Вы выглядите очень молодо, в чем Ваш секрет? Возможно, спорт и здоровая еда, но как же удается комбинировать спорт с вином?

Ф.М.: Вы совершенно правы, для меня очень важно комбинировать спорт, здоровую еду и…вино. Ведь если вы часто едите в ресторанах и пьете вино, то вам просто необходимы регулярные занятия спортом, чтобы держать себя в форме. Но все люди разные и у каждого свой подход к хорошему самочувствию и сохранению молодости.


директор музея вина Cité du Vin Филипп Массол

D+: В этом году 31 мая музею Cite du Vin исполнилось 3 года. Реализовали ли Вы все запланированное и какие планы у музея на следующие три года?

Ф.М.: Да, мы довольны результатом нашей трехлетней работы. В ближайшие годы планируем стабилизировать аудиторию музея и развивать бренд за рубежом с помощью  выставок и созданием новых Cité du Vin.


 

Досье D+

Реджис Делтил

*Реджис Делтил – это человек, превративший вино в свою страсть. Хотя и не сразу ему удалось превратить свою страсть в работу. До 2004 года Реджис возглавлял дистрибьюторский отдел промышленного оборудования, и только с 2004 года все-таки посвятил себя вину на все сто процентов и открыл собственную компанию Passion Vins. Частью Passion Vins является и знаменитый винный погреб площадью 400 кв.м – Cave Vinimarché à Pessac. Особенность погреба Реджиса – в его ассортименте. Каждое вино из 1200 позиций отбирается исключительно вслепую и только при полном составе дегустационной комиссии. Узнав об открытии Mузея вина в Бордо, Реджис с коллегами Дидье Оудином (группа АРОМ, поставщик продуктов питания) и Кристианом Мессарисом (IMOGEST Real Estate) приняли участие в тендере на оформление и формирование винного зала Latitude 20 и выиграли его. С тех пор месье Делтил зорко следит за ассортиментом вина в Cite du Vin и с помощью дегустационной комиссии отбирает лучшие вина мира. Дегустационная комиссия Latitude 20 – это профессионалы высочайшего уровня, такие как Андреас Ларссон, Мишель Роллан и многие другие приглашенные знаменитости винного мира.


Сильвия Казес

**Сильвия Казес – грозная фигура в винном мире Бордо. Первая женщина, которая заняла пост президента престижного Союза Гран Крю де Бордо, также Сильвия является владельцем Chateau Chauvin, поместья Grand Cru Classéв Сент-Эмильоне и ресторана Le Chapon Fin. Кроме того, Сильвия – директор агентства винного туризма класса люкс Bordeaux Saveurs и президент Фонда культуры и цивилизаций вина и друзей Cité du Vin.

Фото представлены Филиппом Массолом

Музею вина Cite du Vin всего три года, но за это время в нем успело побывать 850 тысяч человек и еще миллионы винолюбов мечтают приехать в Бордо и увидеть Cité du Vin собственными глазами. Как это – быть директором одной из главных винных достопримечательностей мира, обозреватель Drinks+ узнала непосредственно у самого главы Cité du Vin […]

Тони Торейо: «Пенедес – это наше место под солнцем»

Интервью с испанским виноделом Тони Торейо


Интервью взял Павел Мнухин – шеф-сомелье Oysters Cava Bar; сооснователь Wine Time Academy, основатель дегустационного клуба Symposium; Лучший кавист Украины 2017, пятикратный полуфиналист конкурса Лучший сомелье Украины, финалист конкурса Wine Trophy 2018, полуфиналист Wine Trophy 2016.


Не успел мир отпраздновать наступление нового 2019 года, как 9 производителей, входящих в объединение L’Associació d’Elaboradors i Viticultors Corpinnat (AVEC), объявили о выходе из DO Cava. Прошло более полугода «независимости», и Павел Мнухин расспросил Тони Торейо, одного из “девятки смелых”, насколько тихо прошла эта революция, взорвавшая классификацию игристых Испании.

Досье D+

Тони Торейо (Toni Torello) – испанский винодел из семьи потомственных виноградарей, летопись которых ведется с 1395 года (первое упоминание в исторических документах). Бренд Torello прошел долгий и славный путь, но наше внимание привлек последний зигзаг в его истории: это один из 9 производителей в испанском регионе Пенедес, которые в феврале 2019 года вышли из наименования Cava DO, обосновавшись под крышей объединения Corpinnat.


Павел Мнухин: Можно ли сравнивать CAVA и Franciacorta?

Тони Торейо: Да, конечно! Это тот же метод классической шампанизации. Но итальянцы делают франчакорту на основе французских сортов – Шардонне, Пино. Это выражение чужих сортов в Италии. CAVA и Corpinnat – совсем другое, мы имеем свой сортовой виноград и в этом мы уникальны.


П.М.: Желание покинуть DО CAVA понятно – в нем, наравне с 24 поколениями виноградарей, существуют и гигантские производства, которые делают сумасшедшие объемы, не оглядываясь на терруар и историю.  Но Вы покинули Парахе, своего рода закрытый клуб, в котором были лучшие. Почему?

Т.Т.: Кава де Парахе (Paraje) – это новая категория, которая появилась в 2017 году.  Она предусматривает максимальный урожай с гектара 8000 кг или 48 гл, минимальную выдержку в бутылках 36 месяцев, только винтажное вино, уровень кислотности – брют и выше (суше). И ни слова о зоне виноделия. По всему миру множество талантливых перфекционистов вкладывают колоссальные средства и производят очень хорошие вина, но, чтобы сделать, скажем, Монраше, нужно иметь ОПРЕДЕЛЕННЫЙ клочок благословленной земли южнее Мерсо.  По этой аналогии, чтобы сделать Корпиннат, нужно иметь землю в Corpinnat. Участники нового объединения стараются отойти от Бордосской парадигмы, где главное – этикетка, и приблизиться к бургундской, где все решает земля, на которой у тебя виноград.

Ты можешь делать дешевую каву и сразу же с другой бутылкой можешь претендовать на принадлежность к Парахе, соблюдая правила. Ну, а статус Corpinnat предполагает, что это отдельная зона, которая обязательно станет синонимом высокого качества.

Мы запустили Corpinnat в апреле 2018, и, на самом деле, не хотели покидать ни Cava DO ни Paraje. Мы предложили Регулирующему совету (Consejo Regulador del Cava) писать на этикетке «Corpinnat» рядом с Cava и создать что-то вроде «крю», субзоны, предполагающей более строгие правила. Мы провели множество консультаций и встреч с руководством Cava DO, но к консенсусу не пришли: они не разрешили нам писать «Corpinnat» рядом. Поэтому мы покинули DO, а это 9 производителей. Теперь категория Paraje значительно уменьшилась, а DO CAVA потеряла 30% всех Гран Резерва, которые теперь называются «Corpinnat».

Досье D+

Члены ассоциации Corpinnat должны придерживаться строгого набора правил производства: виноград только из зоны CORPINNAT, 100% органический, ручной сбор урожая, выдержка не менее 18 месяцев (при желании с некоторыми винами – более 30 и 60), производство и винификация – исключительно на собственной винодельне.


П.М.: Мне кажется, ситуация повторяется. Вспомним Соаве, реки вина, ассоциации с дешевыми винами, но в зоне есть мэтры, которые делают нечто особенное… И в конце концов, сильнейшие покидают аппелласьон. Наверное, сначала кажется, что этикетка Cava DO – это твоя защита и бренд. Но если ты из старинной династии, где живут традиции, то способы производства кардинально разнятся от массового. Семья или твой личный бренд, построенный веками, – бОльшая защита, чем DO, правильно?

Т.Т.: Абсолютно! Вот почему мы вышли из DO. Последние 20 лет мы пытались что-то изменить. А сам DO – нет. У них бизнес, все устраивает. В том числе балк.

Тони Торейо: «Репутация лучших вин не может строиться в одном котле с безликими сотнями виноделен, создающими вино из тысяч тонн винограда, свезенного со всей Испании.  Лучшие вина мира априори могут производиться только на строго ограниченной территории».


П.М.: Испанская классификация. Основные пункты в ней очень правильные, прописанные с заботой о потребителе, который получит зрелое вино, доведенное до классных кондиций благодаря нужной выдержке на винодельне.  А что Вы думаете о Vino de Pago?

Т.Т.: Паго – это то же, что и Парахе. Выполняешь правила – получаешь медальку и не важно, где ты находишься, где твой виноградник.


П.М.: Мы можем сказать, что Паго и Парахе – это как классификация Бордо – определенные этикетки, а Корпинат и Бургонь – определенно выбранный участок?

Т.Т.: Не совсем так. Корпиннат – это участок земли в Пенедесе, недалеко от гор Монсеррат. Общая площадь 32 000 га. Почему мы выбрали эту часть земли? Вся вода приходит с гор Монсеррат к нам, в Долину.  Это и есть наш уникальный терруар. Это наше место под солнцем Пенедеса. Лучшие вина мира происходят с уникальных участков земли.

Досье D+

Cava Torello в поместье Can Marti производится уже почти 70 лет. 135 гектаров виноградников в регионе Пенедес принадлежат семье. В 2013 году производство начало свой переход к органическому виноделию, и уже в 2016-м был собран 100% органический урожай, а также получен сертификат от Catalan Council of Ecological Agricultural Production.


П.М.: Да, действительно. Ведь технологию в наше время можно повторить везде. А вот землю – нет.

Т.Т.: Римляне и греки пришли к нам и принесли виноград 3000 лет назад. Думаю, на рынке сегодня обязательно нужно объяснять, в чем преимущества кава, в чем ее отличие от иных игристых – той же франчакорты или просекко.

Досье D+

Название Corpinnat происходит от таких корней: COR – «колыбель»,  в смысле – место, где свыше 130 лет назад были созданы самые первые игристые вина Испании, и pinnat, производного от слова Penedés – латинского прилагательного, образованного от pinna, что означает “скала” или “каменистая почва”.

Сегодня “9 смелых” распродают последние бутылки DO CAVA и уже далее на новых этикетках будет указано «CORPINNAT». По мнению многих участников и обозревателей рынка, этот выход из DO был обоснован, но рискован: нейминг Corpinnat нуждается в усиленном продвижении, чтобы достичь узнаваемости.

В ближайшее время D+ продолжит освещение ситуации с популярным игристым Испании.


Назовем имена «Большой Девятки»:

Gramona – дата основания – 1881
Объем производства: 1,2 млн бутылок (тихое и игристое вино)

Nadal — дата основания – 1943
Объем производства: 450 тыс. бутылок игристого вина

Llopart — дата основания – 1887
Объем производства: 440 тыс. бутылок игристого вина и 40 тыс.
тихого

Torelló — дата основания – 1951
Объем производства: 300 тыс. бутылок

Recaredo — дата основания – 1924
Объем производства: 250 тыс. бутылок

Huguet-Can Freixes — дата основания – 1768
Объем производства: 250 тыс. бутылок игристого вина

Sabatè I Coca (Castellroig) — дата основания – 1985
Объем производства: 200 тыс. бутылок игристого вина

Júlia Bernet — дата основания – 2003
Объем производства: 40 тыс. бутылок игристого и тихого вина

Mas Candí — дата основания – 2006
Объем производства: 30 тыс. бутылок игристого вина, 30 тыс. тихого вина

 

Фото: facebook.com/TorelloViticultors

Интервью с испанским виноделом Тони Торейо Интервью взял Павел Мнухин – шеф-сомелье Oysters Cava Bar; сооснователь Wine Time Academy, основатель дегустационного клуба Symposium; Лучший кавист Украины 2017, пятикратный полуфиналист конкурса Лучший сомелье Украины, финалист конкурса Wine Trophy 2018, полуфиналист Wine Trophy 2016. Не успел мир отпраздновать наступление нового 2019 года, как 9 производителей, входящих в объединение L’Associació d’Elaboradors i Viticultors Corpinnat (AVEC), объявили о […]

Стивен Спурье: «Настоящий фильм о Judgement of Paris так и не был снят»

Drinks+ удостоился чести допросить организатора и судью легендарной Judgement of Paris – Стивена Спурье (Steven Spurrier). Человек-легенда, о котором ходят споры, слухи и снимают фильмы, дал эксклюзивное интервью, рассказав, как это было не в кино. Ну, и, конечно, каких еще потрясений ждать от него винному миру в ближайшем будущем.


В честь уникальной персоны мы решили сделать апгрейд жанра интервью – и перед вами премьера: спикер один :), а вопросы ему задавали не только главред Drinks+, но и трендсеттеры украинского винного рынка.

Drinks+ (D+): Как так случилось, что родившись в Англии, Вы перебрались во Францию – причем в момент, когда между этими странами установились непростые отношения, и занялись не чем иным – как продажей французских вин и винной школой с преподаванием на английском 🙂 ? Вы бунтарь по натуре?

Стивен Спурье (C.C.): Я и не подозревал, что у Франции и Великобритании были плохие отношения, эти отношения между двумя странами просто основывались на любви и ненависти одновременно. Я переехал в Прованс в день своей свадьбы в январе 1968 года, так как купил недвижимость в Вар.

Дом выглядел почти как руины, а я ведь планировал превратить его в прекрасную загородную резиденцию 🙂 . Мой план не сработал, и это стало причиной переезда в Париж в сентябре 1970 года. Что касается характера, думаю, что я, скорее, мечтатель. Будучи младшим сыном (в Великобритании старший сын наследует поместье, но и обязан жить там!), имея возможность распоряжаться некоторыми семейными деньгами, которые оказались у меня еще в подростковом возрасте, я мог делать в жизни то, что хотел, переживая все взлеты и падения.


D+: На каком этапе подготовки к Judgement of Paris возникла идея провести подобную дегустацию – не просто американских вин к юбилею независимости США, а сравнительную слепую с лучшими французскими винами, в результате чего девять ведущих дегустаторов Франции поставили калифорнийские вина выше великих французских шато, навсегда изменив картину винного мира? Что было Вашей главной целью? Вас раздражала уверенность французов в своем непоколебимом первенстве?

С.С.: День независимости Америки  – 4 июля, дегустация в Париже состоялась 24 мая. Открыв Academie du Vin в начале 1973 года, мы оказались в центре Парижа единственным местом с дегустационным залом и англоязычными людьми. Поэтому, разумеется, к нам приезжали виноделы и винные критики из США. Качество вин, которые они привозили, настолько поразило моего американского партнера в Академии вин и меня, что мы решили провести дегустацию с целью признания этого качества за пределами Калифорнии. И вовсе не для того, чтобы побороться с французами.


Александра Воропай, бренд-менеджер винного направления компании DDS +:

Вас, как столь опытного и бывалого человека в винном мире, вероятно, трудно чем-либо удивить… Была ли лично для Вас победа калифорнийских вин на Парижской дегустации в 1976 году потрясением или Вы были уверены в результате?

С.С.: Из 10 вин в каждой категории, на самом деле, мы были довольны только двумя из пяти лучших, но и такая арифметика, конечно же, принесла бы им заслуженное признание. Однако, поверьте, когда огласили  результаты, никто не был удивлен сильнее, чем я. Я не ожидал, что вина из Калифорнии победят с таким счетом, и, хотя в долгосрочной перспективе эта история принесла выгоду и Франции, но в то время…

… это был не тот результат,

которого я хотел получить в городе, где жил и работал.

Он был шоком для меня

D+: С какой целью Вы провели повторно Парижскую дегустацию в 2006 году: есть версия, –  чтобы восстановить отношения с французскими виноделами :). Но ведь Вы понимали, что может случиться то, что случилось 🙂 и Калифорния снова победит? Хотели убедиться в тенденции? И какая была реакция ваших французских партнеров в 2006, после очередного фиаско?

С.С.: После дегустации в 1976 году бордосцы утверждали, что результаты неверны, так как их вина были слишком молодыми. Я снова проводил дегустацию в мае 1986 года в Нью-Йорке, только с красными винами, и вместо двух калифорнийских каберне, прогнозируемых в первую пятерку, в лидеры вышли три. Это вызвало у меня снова столько проблем в Бордо, что я отказался от дегустации на 20-летие Judgement of Paris, и только по просьбе лорда Ротшильда из Англии и Роберта Мондави из Напы я согласился провести дегустацию в 2006 году.

Последняя доказала простую истину, что в начале 1970-х вина Бордо почивали на лаврах, а калифорнийцы делали все возможное, чтобы сделать вино наилучшим. К началу 2000-х годов ситуация изменилась, и это наглядно продемонстрировала неслепая дегустация вин винтажа 2000 года.


Александра Воропай: Образцы, взятые для дегустации в 2006 году, находились в частной коллекции у Вас лично или Вам пришлось их выкупать у других коллекционеров?

С.С.: Все калифорнийские вина были получены от самих производителей, а весь флайт бордо куплен у лучших торговцев в Лондоне.


D+: Возвращаясь в 1976 год,  –  почему Вы решили выставить на ринг против американцев только одну страну  – многолетнего лидера  –  Францию? Не Италию, где, судя по информации в интернете, жили в детстве, не Австралию или ЮАР?

С.С.: Все не так: я не жил в детстве в Италии, и в 1976 году вина из Австралии и Южной Африки (все еще закрытые из-за апартеида) не были известны в Европе. В то же время, мой магазин находился в Париже, а вино, которое мы выставили от Калифорнии, было из сортов Шардонне и Каберне Совиньон, поэтому логично, что мы взяли тогда лучшие образцы из Бургундии и Бордо, чтобы сравнить их вслепую.


Павел Мнухин, сомелье Oysters Cava Bar, соучредитель WINETIME ACADEMY, основатель дегустационного клуба Symposium:

Верите ли Вы и сейчас, что Калифорния круче Бордо и Бургундии?

С.С.: Конечно, вина из Калифорнии более мощные, чем вина из Бордо и Бургундии, так как климат намного теплее. Я задумался над тем, что Вы имеете в виду под определением «круче, лучше». Есть некоторые очень и очень хорошие вина в Калифорнии, но я также уверен, что сегодня и в течение еще примерно двадцати лет вина из Бургундии и Бордо будут становиться все лучше и лучше.

Но напомню: «Лучшее» –  в глазах смотрящего

D+: Простите, но вот интересно: как могло случиться, что такие опытные дегустаторы не просто поставили высокие отметки калифорнийским винам, а поставили их потому, что, судя по всему, приняли их за французские? Вы тоже были в судейской команде, но знали, что собой представляют вина Долины Напа? А как объяснить прокол остальных – ведь настоящий профи способен в слепой дегустации узнать терруар и даже винтаж – не то, что спутать вина разных континентов?

С.С.: Я не согласен. Я и моя партнерша по Парижской дегустации Патриция Галлахер (Patricia Gallagher) дегустировали вина, но наши записи не были учтены в рейтинге. Во всяком случае, хотя мы знали, какие вина выставлялись, мы не знали, в каком порядке они были поданы – это была слепая дегустация. Во время дегустации вина выносились одни за другими, в темных бокалах, поэтому у дегустаторов не было возможности сравнить 10 вин бок о бок, как это было бы сегодня.

Только когда белые или красные вина демонстрировали особенно высокий уровень алкоголя или имели низкую кислотность, дегустаторы признавали его калифорнийским. Вы должны помнить, что в 1976 году вряд ли кто-либо из судей ранее пробовал вино из Калифорнии, и это означало, что, если они дали вину высокую оценку, они объективно признали его неотъемлемое качество.

Bride Valley Vineyard Landscape

Александра Воропай: Какие ещё интересные парадоксы Вам приходилось наблюдать в винном мире?

С.С.: Их слишком много. Винный мир похож на калейдоскоп: каждый раз, когда вы просматриваете его, изображение совершенно иное и никогда не может быть воспроизведено заново.


D+: Действительно ли Вы назвали фильм «Боттл шок» «глубоко оскорбительным» (deeply insulting) из-за неточностей. Что изложено не так?

С.С.: Лейтмотивом этого фильма была версия о том, что мой магазин в Париже работал плохо, лучшие винодельни не поставляли мне вино, и поэтому я стремился провести эту дегустацию, чтобы получить известность. Реальность была полностью противоположной.

Вот почему я говорю о фильме: «Больше чушь, чем шок»

D+: Можно ли сказать, что Ваша книга ‘Wine – A way оf Life’  –  история Вашей насыщенной и богатой винной жизни – в какой-то мере явилась ответом на фильм с целью рассказать правду о себе?

С.С.: Вовсе нет, это было просто желание рассказать мою историю своими словами.

D+: В своем интервью нашему журналу Фиона Тьенпон назвала ее как одну из лучших книг в современном винном мире. Каким Вам видится читатель – это профессионал или любитель вина?

С.С.: Я надеюсь, что это и профессионалы, и любители, но это не обязательное условие. Это история жизни, рассказанная самым простым способом. Если Фиона и назвала эту книгу важной, то, вероятно, потому, что моя винная жизнь охватывает самые интересные пять десятилетий, которые когда-либо переживал винный мир.

D+: В книге множество разнообразных историй. Какая для Вас стала самой откровенной, над которой Вы долго размышляли – рассказывать или нет?)

С.С.: Конечно, «Парижская дегустация» –  история, которая у всех на слуху и единственная, которая заслуживает целую главу.

Александра Воропай: Вы наверняка коллекционируете вина? Сколько бутылок насчитывает Ваша коллекция? Какое самое старое вино, которое хранится у Вас? Вы коллекционируете преимущественно Францию?

С.С.: Около 3000 бутылок, 65% французского, 15% итальянского и немного испанского, 15% Нового Света и 5% Порт. Самая старая бутылка  –  это порт «Тейлор» 1977 года.

Инна Петрух, шеф-сомелье Le Silpo, винный тренер:

Какая встреча с вином была наиболее запоминающейся? С каким вином хотели бы встретиться (продегустировать) через 5-10 лет?

C.C.: На первый вопрос затрудняюсь ответить. Второй, я хотел бы узнать больше о Санджовезе, особенно о Кьянти Классико.

Инна Петрух: Вина ближайшего будущего – это тренд сорта, региона или стиля?

С.С.: У хорошего вина должно быть происхождение, поэтому это точно не сорт.

Инна Петрух: В связи со сменой климата и вкусовых предпочтений, какие из некогда аутсайдерских вин могут занять лидирующие позиции?

С.С.: Вирджиния в США, Британская Колумбия в Канаде и любой прохладный климат, высокогорные виноградники.

Олег Кравченко, шеф-сомелье и соучредитель WinBar, Киев:

Насколько в дальнейшем в мире сохранится противостояние Новый Свет – Старый Свет?

С.С.: Мне кажется, что нет причин продолжать это противостояние, но, вероятно, так будет всегда. Самая важная вещь, которую Парижская дегустация дала миру вина, заключалась в разрыве шаблона, когда неизвестные качественные вина можно было бы попробовать вслепую и сравнить с известными винами. Причем дегустаторы-профессионалы вынесли нетрадиционное решение, однако их суждения уважаемы и принимаются к сведению.

Олег Кравченко: В какой стране Нового Света, по Вашему мнению, терруарность выражена больше всего?

С.С.: Вероятно, Чили, из-за огромной разницы между виноградниками с севера (очень жарко) на юг (довольно холодно).

Олег Кравченко: В течение следующих 10 лет какие сравнительно новые европейские винодельческие страны выйдут в топ?

С.С.: Италия и Испания, но особенно Италия.

D+: Какие винные регионы являются самыми недооцененными в мире?

С.С.: Южная Африка, так как внутренняя валюта (рэнд) очень слаба. Португалия – по качеству.

D+: Если бы была возможность стереть границы, в каком месте на земле существует идеальный виноградник, идеальный терруар, где можно создать идеальное вино?

С.С.: Как сказал Ремингтон Норман, в своей вступительной презентации в Academie Internationale du Vin, «возможно, самый большой терруар в мире еще не обнаружен». И это было 20 лет назад. Терруары освоены людьми, которые и должны открывать их в первую очередь.

Иван Бачурин, президент Ассоциации сомелье Украины:

Знакомы ли Вы с украинскими винами и каковы их перспективы?

С.С.: К сожалению, нет, но мне бы очень хотелось.

D+: По Вашим наблюдениям, существует ли очевидная разница между европейским, азиатским и американским сомелье? Или английским и французским?

С.С.: Слишком сложно ответить на этот вопрос. Конечно, есть различия, просто потому, что люди отличаются друг от друга.

D+: Вы основали L’Academie du Vin, первую во Франции частную винную школу. Наверное, это было непросто – вспомните, как это было? Чем Ваша школа отличалась от других?

С.С.: Основание L’Academie du Vin было вызвано запросом моей англосаксонской клиентуры узнать больше о вине. Чтобы удовлетворить этот запрос, нужно было создать винную школу, так что это было совсем не сложно.

D+: Что собой представляла Ваша работа над Christie’s Wine Course? Существует ли этот курс сегодня?

С.С.: По просьбе Майкла Бродбента в 1982 году я создал Christie’s Wine Course, в значительной степени основанный на курсах, которые мы проводили в Париже. Мы с Майклом и многие другие преподавали до 2012 года. Christie’s закрыли школу в 2015 году.

D+: А работа в Индии – что Вы там делали и как обстоят дела с этим бизнесом сейчас?

С.С.: Я создал компанию под названием The Wine Society of India, которая существовала около 7 лет, набрав до 12 000 членов, но из-за трудностей ведения бизнеса в Индии она никогда не приносила прибыль. Компания была закрыта около 5 лет назад.

D+: Вы руководили винным отделом в Harrods. Что Вам запомнилось ярче всего в этой работе, что было самым сложным и почему Вы попрощались с этим универмагом?

С.С.: Когда я пришел туда в июле 1991 года, департамент работал плохо, был скучный выбор вин. Когда я уходил в январе 1992 года, дела шли уже намного лучше, выбор вин был хорош, но руководство Harrods никогда не проявляло заинтересованности встретиться со мной лично и что-то обсудить.

D+: Вспомните, как Вы стали сотрудничать с Decanter, кто Вас вовлек и что привлекло в такой работе?

С.С.: В 1980-х я уже написал несколько известных книг о вине, поэтому, когда я вернулся в Лондон из Парижа в 1991 году, было логично, что Decanter пригласил меня к сотрудничеству.

D+: Согласны ли Вы с мнением, что сегодня люди стали меньше читать? Что думаете о влиянии на потребителя мнения журналистов, Инстаграм-блоггеров?

С.С.: Люди читают меньше, потому что думают, что у них меньше времени, но на самом деле их время уходит на iPhones и так далее. Любой, кто выдает информацию о вине, полезен, если эта информация действительно правдива, но в Инстаграме, безусловно, слишком много мнений. Я советую всем, кто спрашивает меня, как им покупать вино, «найти торговца вином, которому можно доверять». То же самое и с информацией, лучше использовать меньшее количество источников.

D+: На сегодняшний день в винном мире высокое значение имеет мнение винных критиков, они влияют на продажи и потребление вина. Как считаете, насколько их оценки объективны, принимая во внимание их возможную финансовую заинтересованность?

С.С.: Если у них есть возможный финансовый интерес, вряд ли их мнение будет объективным.

D+: Расскажите о Вашем правиле Three P’s.

С.С.: Очень просто: P1 – место, где находятся виноградники, как правило, хорошее место; P2 – человек, которому принадлежит виноградник или который делает вино, обычно хороший человек, и, если он/она плохой человек, они будут делать плохое вино.

P1 + P2 = P3 – это продукт и, как правило, качественный

D+: Ваш относительно новый собственный бизнес – Bride Valley Vineyard – очередной революционный шаг на пути к винным переворотам? Вы приобрели в бургундском питомнике саженцы и посадили в Англии виноград, на месте бывших овечьих пастбищ, принадлежавших вашей жене Белле, чтобы делать игристое вино. Вскоре нам стоит ожидать очередной слепой Парижской дегустации по игристым Англия:Франция :)?

С.С.: Уже проводилось множество дегустаций английского игристого против шампанского. На том же уровне цен английские вина чувствуют себя неплохо, но при более высоком уровне цен  – шампанское работает лучше.

D+: Ericde Rothschild прокомментировал этот Ваш шаг так: ‘Welcome to the Club’. Что он имел ввиду?

С.С.: Иметь в своей собственности виноградники – это всемирный клуб, но за его фразой скрывалась легкая ирония, ведь это не клуб по интересам, виноделие – нелегкий проект.

D+: В своей книге Вы рассказываете об этом проекте в главе, которую назвали ‘Poacher turned Gamekeeper’. Расшифруйте, пожалуйста, название.

С.С.: Браконьер превратился в инспектора-лесника. Это простое выражение, которое подразумевает присоединиться к противоположной стороне, по отношению к той, на которой вы находились ранее.

D+: Что стало с фермой Вашей жены, как легко она согласилась отдать землю пастбищ под виноградники в зоне рискованного климата?

С.С.: Только 28 акров из 200 находятся сегодня под виноградными лозами, а виноградникам в целом необходимо 50 акров. На остальных пасутся овцы, их кто-то выращивает.

D+: Некоторые винодельни специально заводят овец для уничтожения сорняков на виноградниках – используете ли вы симбиоз растений и животных?

С.С.: Овцы едят траву и сорняки между лозами, вот и все.

D+: Вы называете собаку Maud членом винодельческой команды. Какие у нее должностные обязанности?

С.С.: Собаки любят бегать между лозами, и каждому винограднику нужна как минимум одна собака :).

D+: Ваше отношение к биодинамическим и органическим винам. Это маркетинг или необходимость, новый уровень эволюции винного мира?

С.С.: Я восхищаюсь органическими виноградниками и особенно биодинамическими, поскольку они дают возможность лозе самой постоять за себя.

D+: Ваши лозы дали первый урожай в 2011 году, сегодня уже три наименования вина поступают в продажу в разные страны – от Северной Европы до Японии и Тайваня. Можете сказать, как они продаются?

С.С.: У меня действительно нет стратегии, но представьте, что баланс 70/30 UK/Export хорош. Мы открыли дегустационный зал и Wine & Art Room, что привлекает постоянных клиентов B2C.

D+: По каким каналам Вы продвигаете вина – выставки, конкурсы, онлайн платформы? Вообще, нуждаются ли Ваши вина в дополнительной рекламе или Ваше имя – гарантия внимания к ним?

С.С.: Я не рекламирую их – у меня минимальный бюджет. Я намерен построить бренд на основе качества и, конечно же, на признании моего имени.

D+: За Вашу карьеру Вы испытали несколько финансовых взлетов и ряд падений. Что для Вас важнее всего в работе, каков Ваш принцип?

С.С.: Не сдаваться!

D+: Как, по Вашему мнению, влияет брексит на развитие винного бизнеса?

С.С.: Я не представляю, разве что через обменный курс.

D+: Каких еще переворотов ждать от Вас винному миру?

С.С.: Мое новое издательское предприятие – Academie du Vin Library, действительно очень многообещающее и окажет большое влияние на мир винных книг.


Блиц D+

Вы продавали вино, продвигали вино и производили вино. Какая из этих ролей Вам дается легче всего?

 – Во всех этих ролях я рассказывал о вине, и это то, что я умею делать хорошо.


Парижская дегустация – оглядываясь назад, что принесла больше: славы или проблем?

– Славы и очень много.


Самое большое достижение в жизни?

– Создание L’Academie du Vin в Париже.


Причина самых крупных провалов?

– Доверял слишком многим людям.


Чем хотели бы еще заниматься, если бы жили в мире, где нет вина?

 – Это немыслимо.


Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и любимый пейринг (хотя, как известно, Вы считаете, что вино не для еды, а для настроения).

 – Я не могу ответить на этот вопрос, так как пью для настроения, а не для еды, и мое настроение часто меняется, как и вино, которое всегда соответствует моему настроению.


Любимое кино :).

Настоящий фильм Judgement of  Paris, который так и не был снят из-за препятствий Уоррена Винарски (винодел в Долине Напа, основатель и бывший владелец винных погребов Leg’s Leap). Он заявил: «Мне не нужен этот фильм для моего наследия».

Но это было не только его наследие,

это было наследие Калифорнии и мира.


Досье D+

Правила Парижской дегустации

Это была слепая дегустация, вино подавалось в темных бокалах. Оценки выставлялись по 20-балльной системе. Критерии оценок не регламентировались, что предоставляло судьям свободу руководствоваться исключительно собственным мнением.

Рейтинг вин, отмеченных судьями, выводился как среднее арифметическое. Оценки Патриции Галлахер и Стивена Спурье не были приняты во внимание, учитывались баллы только от экспертов из Франции.

 

Фото: www.oregonwinepress.com, FB Bride Valley Vineyard, aloksama.com, rumasingh.com, Decanter, academieduvinlibrary.com, www.wechianti.com

Drinks+ удостоился чести допросить организатора и судью легендарной Judgement of Paris – Стивена Спурье (Steven Spurrier). Человек-легенда, о котором ходят споры, слухи и снимают фильмы, дал эксклюзивное интервью, рассказав, как это было не в кино. Ну, и, конечно, каких еще потрясений ждать от него винному миру в ближайшем будущем. В честь уникальной персоны мы решили […]

Грегор Стирлинг: «Hankey Bannister создан джентльменами. И адресован джентльменам».

Грегор Стирлинг (@whisky_gregor) – харизматичный бренд-амбассадор Hankey Bannister рассказал не менее харизматичному главреду D+ об особенностях бренда, фирменных коктейлях и своем видении мировых виски-трендов.


Drinks+: Грегор, если можно – несколько слов об истории бренда.
Грегор Стирлинг: Да, с удовольствием! Hankey Bannister был создан двумя джентльменами Бомонтом Хэнки и Хью Бэннистером в 1757 году как компания Wines and Spirits, расположенная на Джонс стрит в лондонском Вест-Энде. Здесь базировалась сеть магазинов, там же проходил процесс купажа виски из разных регионов. Бренд Hankey Bannister был очень любим сильными мира сего, среди них были принц-регент, Вильгельм IV, герцоги Норфолкский и Квинсберрийский и легендарный премьер-министр сэр Уинстон Черчилль. Качества купажа Hankey Bannister стали известны многим и оценены по достоинству. Виски получил «Королевский Патент» во время правления Георга V. На данный момент я продолжаю представлять бренд по всему миру и верю, что он действительно будет оценен украинцами по достоинству. Что касается категории виски, то Hankey Bannister относится к Blended Scotch Whisky.

На данный момент я продолжаю представлять бренд по всему миру и верю,

что он действительно будет оценен украинцами по достоинству.


D+: Расскажите об особенностях купажей.
Г.С.: Для Hankey Bannister используются молты с пяти вискикурен Old Pulteney, Balblair, Speyburn, anCnoc и Balmenach, которыми владеет компания International Beverage Holdings
Limited, где я сейчас и работаю. Также мы можем использовать тщательно отобранные односолодовые и зерновые виски других производителей. Все категории искусно объединяются мастером купажа Стюартом Харви для создания нашего бленда, а Hankey Bannister – один из очень немногих купажированных виски, изготовленных абсолютно без применения копчения на торфе. К примеру, Hankey Bannister Original – это купаж односолодового виски из всех вышеперечисленных вискикурен и так называемого «зеленого виски». Hankey Bannister Heritage – достаточно интересный, ограниченный релиз, крепость которого составляет 46%. На создание этого виски мастера-блендера вдохновил оригинальный бленд, найденный в Северном Йоркшире. Он был изготовлен в период между 1924 и 1928 годами. Мастер купажа тщательно воссоздал этот, можно сказать, античный напиток, получив в результате редкий исторический вкус. Еще в нашей линейке представлен Hankey Bannister 12 Years Old. Все виски, которые мы производим, понятны потребителю, они питкие и элегантные.

Часто люди ассоциируют шотландский виски с более дымными и агрессивными стилями,

однако Hankey Bannister – это полная противоположность такому стилю.

D+: Что привело Вас в виски-бизнес? Это была мечта или цель?
Г.С.: Хороший вопрос. Ранее я работал на другую компанию по производству виски. Затем присоединился к Hankey Bannister. До того, как попасть в виски-индустрию, я работал в барах и ресторанах, а также в области крафтового пива. И вот однажды мой друг представил меня на одном из фестивалей Глазго на стенде Hankey Bannister, и я тут же стал помогать. Мне понравилось, компании был необходим амбассадор, и теперь я здесь.


D+: Вы довольны своей работой и это видно. Каковы планы?
Г.С.: Сейчас я много путешествую, и мне это нравится. В своих поездках развиваю бренд, даю миру информацию о шотландском виски. За время работы я практически объездил мир. Провожу много дегустаций, помогаю поднять продажи, занимаюсь маркетингом.


D+: Как считаете, что отличает Hankey Bannister от конкурентов?
Г.С.: Это один из наиболее легких для потребления, мягких и питких виски. Им можно наслаждаться в любых ситуациях. Часто люди ассоциируют шотландский виски с более дымными и агрессивными стилями, однако Hankey Bannister – это полная противоположность такому стилю. Именно поэтому у него сложилась своя аудитория.


D+: Фирменные коктейли, какие они? Назовите парочку самых популярных.
Г.С.: У нас достаточно интересный коктейльный ряд, который разрабатывали наши бартендеры, в первую очередь, пытаясь передать характеры основателей бренда. К примеру, Бомонт Хэнки был искушенным «светским львом», человеком публичным, экстравагантным, любящим быть в центре светского общества. Мы сделали коктейль, который передает все эти характеристики, и назвали его именем основателя. А вот Хью Бэннистер, напротив, был умелым коммерсантом, расчетливым, требовательным. Он идеально дополнял своего более светского партнера, и мы подобрали для этого образа более строгий, сдержанный в ароматах микс. Лично я предпочитаю Hankey Bannister с имбирным элем и кусочком лайма с небольшим дэшем ‘De Kuyper Bitter’.


D+: Насколько нам известно, бренд позиционируется как коктейльный, но также есть линейка виски выдержанных стилей. Можно ли сказать, что Вы ориентируетесь и на потребителя, который предпочитает виски в чистом виде?
Г.С.: В линейке Hankey Bannister представлены 21-летние, 25-летние и 40-летние виски. Это премиальные позиции, не для коктейлей, я бы порекомендовал употреблять их действительно в чистом виде. Также в нашем портфеле есть и синглмолты из вискикурен Old Pulteney и Balblair. Таким ассортиментом мы захватываем и коктейльную аудиторию, и потребителей, которые предпочитают наслаждаться виски в чистом виде.


D+: Есть ли у Hankey Bannister вкусовые виски, которых нет в палитре у других?
Г.С.: На данный момент у нас нет в планах производить виски со вкусами. Отличительная черта нашей линейки – более дымный, сильный, интенсивный виски по рецепту, который воссоздали в лаборатории мастера купажа, это Hankey Bannister Heritage.


D+: Как в принципе относитесь к виски со вкусами?
Г.С.: Я бы назвал такие напитки инструментом привлечения. Они не для всех, конечно, но это популярный маркетинговый ход.


D+: Какие, на Ваш взгляд, основные тренды на мировом рынке виски ожидаются в ближайшем будущем?

Г.С.: На данный момент в Шотландии открывается все больше и больше вискикурен, мы наблюдаем огромное количество инновационных процессов в технологиях, многие компании экспериментируют с новыми бочками, «играют» со вкусами, дрожжами, процессами ферментации. Все это делается для перезагрузки индустрии. Я считаю, что сейчас самый бурный период в сегменте виски во всем мире. Кстати, в Украине официальным импортерем бренда Hankey Bannister является компания «Арда-Трейдинг».

На данный момент в Шотландии открывается все больше и больше вискикурен, мы наблюдаем огромное количество инновационных процессов в технологиях, многие компании экспериментируют с новыми бочками, «играют» со вкусами, дрожжами, процессами ферментации. Все это делается для перезагрузки индустрии.

D+: Как относитесь к тому, что виски расширяет географию и сегодня его делают в Индии, Украине, Грузии, Лаосе (рисовый лао-лао)? Это конкуренты или пародии?
Г.С.: Я считаю, это отличный тренд. Все, что растет в количестве, особенно виски, – прекрасный результат, и я это поддерживаю. Как я говорил, мне приходится много путешествовать и часто имею возможность пробовать также виски из других стран. Они все интересны, конечно, они не похожи на шотландский. Тем не менее, все они развивают виски-культуру. Для нас они могут быть и конкурентами, например, японский виски. Однако все же большинство потребителей ищут все-таки шотландский виски, это традиция.


D+: С какими иными типами напитков (водка, джин, байцзю и пр.) сегодня наиболее остро приходится конкурировать виски?
Г.С.: Так как мы стали активно позиционировать себя в Польше и Украине, а это более водочные страны, конечно же, первый конкурент сегодня – водка. Однако такую ситуацию можно назвать отличной возможностью покорить потребителя, который подустал от водки или другого крепкого напитка, и хотел бы открыть для себя новый, питкий, мягкий крепкий алкоголь.

Фото: Алексей Пономарев

Грегор Стирлинг (@whisky_gregor) – харизматичный бренд-амбассадор Hankey Bannister рассказал не менее харизматичному главреду D+ об особенностях бренда, фирменных коктейлях и своем видении мировых виски-трендов. Drinks+: Грегор, если можно – несколько слов об истории бренда. Грегор Стирлинг: Да, с удовольствием! Hankey Bannister был создан двумя джентльменами Бомонтом Хэнки и Хью Бэннистером в 1757 году как компания […]

Филипп Гигаль: «По моему мнению, вино La Landonne создано для будущего»

Компания  E. Guigal Wine Maison – уникальна даже для Франции.

Она владеет старейшими в стране землями в Долине Роны (Кондрие и Кот-Роти), где возделывали виноград еще 2400 лет назад. На некоторых склонах лозы высажены на террасах под углом в 65 градусов и, разумеется, возделываются вручную. При этом средний возраст лоз – 15 лет, а компания считается, несмотря на известность во всем мире,  совсем юной.

D+ пообщался с представителем младшего поколения династии виноделов, занимающим пост главного энолога, – Филиппом Гигалем.


 

D+: Винный Дом Guigal – по французским меркам – молодой. Всем известно, что Ваш дедушка Étienne Guigal, проработав 15 лет на Vidal Fleury, основал в 1946 семейное предприятие Établissements Guigal (E.Guigal) в Ампуисе. Затем Ваш отец Marcel Guigal продолжил дело с 1961 года. А как происходила передача в Ваши руки, месье Филипп?

Филипп Гигаль (Ф.Г.): Я официально присоединился к компании в 1999 году после получения диплома магистра OIV в области энологии. С отцом мы работаем плечо к плечу в русле философии Guigal, по сегодняшний день ежедневно вместе лично тестируем вина. Моя жена Ева, которая присоединилась к команде сразу после нашей свадьбы в 2008 году, координирует многие бизнес-задачи, PR и  отдел национальных продаж.


D+: Каким человеком был Ваш отец, что из его уроков Вы запомнили лучше всего?

Ф.Г.: Мой отец – трудоголик. Он до сих пор деятельный, преданный делу человек, сродни моему дедушке, который за свою жизнь выпустил 67 винтажей! Так что перед моими глазами – блестящие примеры для подражания, отвечающие девизу Chateau d’Ampuis: «Тяжелый труд приносит свои результаты».


D+: Как в Доме Guigal разделяются обязанности: кто занимается маркетингом & продажами, кто является виноделом и управляет производством, кто следит за виноградниками?

Ф.Г.: Мы с отцом обсуждаем все тонкости управления: решаем вместе, но единогласно 🙂 . Нас можно назвать «взаимозаменяемыми». На производстве нам помогает сильная техническая команда. Моему отцу нравится работать с виноградарями в поле, а мне импонирует сфера продаж. В основном я занимаюсь экспортными рынками, и в этом мне помогает Ева, в частности, с внутренними расчетами, а также PR и отделом маркетинга.

D+: В 2007 году стоимость вина La Landonne 2003 побила рекорды среди всех вин Роны. Расскажите о составляющих цены на этот винтаж и отличии от остальных вин Вашего ассортимента?

Ф.Г.: На самом деле, вино само по себе – не единственный фактор, влияющий на ценообразование. Правда, один из существенных ввиду уникальности образцов. Скажем, мы производим лимитированное количество бутылок с крошечного виноградника La Landonne.  А в 2003 году мы потеряли около 70% урожая с него из-за экстремальных погодных условий.

Конечно, производить вино очень дорого – учитывая, что всё делается вручную, на наших крутых виноградных склонах сложно работать: культивация земли,  защита лоз, сбор урожая… Мы придерживаемся низкой урожайности, при этом выбираем самый лучший виноград для производства; выдерживаем вино в течение 40 месяцев исключительно в новых бочках. (Все эти технические решения порядком дороже, чем обычные методы виноделия).

Из-за небольшого участка (около 1,21 га), наше производство в среднем достигает лишь менее 7 тыс. бутылок за винтаж, это немного. Затем цена устанавливается в соответствии со спросом: вино эксклюзивное, потому пришлось искать особый подход к организации системы дистрибуции и сбыта. Вина, произведенные по предзаказу, предстоит распределить на 140 стран-экспортеров, где мы представлены. А распределить эти вина еще и между нашими 5000+ французскими клиентами – настоящий тяжкий труд…

Многие люди хотят попробовать уникальное вино, потому цена растет: как на нашем заводе, так и на винном рынке в целом. Поскольку заполучить вина Guigal действительно сложно, наши партнеры продают их затем, и правда, дорого.

D+: Есть такое мнение: лучше белое Франции рождено в Кондрие, а лучшее Кондрие – во владениях семьи Guigal. Тем не менее, Вы расширяетесь: в 2000 году Дом E. Guigal приобретает два винодельческих хозяйства: Jean-Louis Grippat (в Сен-Жозеф) и Domaine de Vallouit  (в Кот-Роти и Сен-Жозеф), а в 2005 году – еще и Domaine de Bonserine. Что привлекло: топовые виноградники, заманчивые ценовые предложения или необходимость позиционирования в других аппелласьонах?

Ф.Г.: Мы приобретаем участки исключительно ради уникальности терруара и соответствия нашему собственному видению качества в производстве эталонных вин.

К таким уникальным виноградникам относятся Grippat и de Vallouit, что позволило нам создать белые вина St. Joseph Lieu-dit и Vignes de l’Hospices, которые являются лучшими образцами вин из Сен-Жозефа (St. Joseph) в Турнон-сюр-Роне, а также эталоном  наименования на сегодня.

Наш Ermitage Ex-voto еще один пример культового вина,

произведенного в стиле прежних великих шато.

Мы очень гордимся тем, что являемся производителями этих легендарных вин.

D+: В 2009 году семь вин La Landonne (1985-2005), девять вин La Mouline (1976-2005) и пять винтажей La Turque (1985-2005) получают 100 баллов от Роберта Паркера. Как это повлияло на Ваш бренд в дальнейшем: повышение ценообразования; заметное увеличение продаж/приток новых клиентов; в дверях Вашего поместья толпились винные критики и журналисты?

Ф.Г.: Мы гордимся высокими оценками наших топовых вин. Однако, хотя эти показатели воздействуют на ритейл и сам рынок, но никоим образом не сказываются на ценообразовании наших релизов. Влияют производственные затраты, расходы дистрибуции и сам рынок в целом.

D+: Как вообще происходит процесс ценообразования? Кто у Вас за это отвечает, как принимаются такие решения?

Ф.П.: Прайс – моя с отцом совместная задача. И, учитывая расходную часть, конечно, формируются тарифы. Но, в основном, стоимость определена соответствием нашего восприятия и качества каждого винтажа.


D+: Наверняка, Вы знаете о диаграмме на сайте AAWE, которая облетела интернет: сколько рабочих часов нужно затратить, чтобы заработать на бутылку вина Guigal. На вершине этой пирамиды – самый высокооплачиваемый житель Люксембурга, но и ему нужно отработать 9 часов. О какой именно бутылке идет речь? Как Вы относитесь к этой информации в принципе – это пиар?

Ф.Г.: К сожалению, я не знаком с этим опросом и потому вряд ли могу его прокомментировать.

D+: Вы производите вина Кот-Роти: Bruneet Blonde de Guigal (с 1995 года), Château d’Ampuis, La Landonne (с 1978 года), La Mouline (с 1966 года) и La Turque (с 1985 года). Менялось ли когда-то процентное соотношение сортов в этих блендах (кроме сортового La Landonne)? Или с момента выпусков, несмотря на климат и другие обстоятельства, купажи оставались неизменными?

Ф.Г.: Соотношения сортов остались неизменными: процент Viognier никогда не меняли, потому что имеем дело с fieldblend, сформированным на винограднике.


D+: Ваше вино-фаворит среди собственного ассортимента? Расскажите о нем и его органолептических характеристиках.

Ф.Г.: Мой фаворит – La Landonne. Возможно, потому что мой отец посадил этот виноградник в честь моего рождения, в январе 1975 года. По моему мнению, вино La Landonne, баланс и богатство которого могут без проблем сохраняться десятилетиями, создано для будущего.


D+: Какой винный пейринг Вы предпочитаете к своим белым, а какой к красным?

Ф.Г.: Ответ на этот вопрос может превратиться в бесконечную дискуссию, даже книги будет мало:) Но если кратко, то я – приверженец классического пейринга.


D+: Какие каналы продаж самые эффективные для вин Guigal: online-заказы, прямые продажи (частным клиентам и коллекционерам), негоциантам или масштабные экспортные закупки?

Ф.Г.: Самую большую аудиторию клиентов составляют французы, очень преданные и интеллигентные частные клиенты. С нами работают лучшие рестораны и энотеки. Мы не ведем бизнес с супермаркетами.

На Францию приходится половина наших продаж, остальные 50% – экспорт, объединяющий 140 стран, среди которых крупнейшими рынками являются США, Канада, Япония и Северная Европа.

D+: Какие раритеты Вы храните в Вашей личной (домашней) винной коллекции сегодня?

Ф.Г.: Я отношу себя к категории почитателей винтажных портвейнов, к примеру, мечта – Vargellas 194, как и Warre’s 1977 года. Как тут выбирать 🙂 ?


D+: В июне мы слышали об инвесторах из Haichang Group, вложивших £50 млн во французскую индустрию вина. И, если положиться на достоверность британского Telegraph, то около 160 виноделен Бордо уже принадлежат китайцам. Как обстоят дела в Роне? Как Вы относитесь к тенденции приобретения французских шато азиатскими или российскими инвесторами?

Ф.Г.: Поскольку именно качество определяет успех наших доменов, мы не вправе влиять на коллективное мнение и подобные решения. Но мое видение ситуации такое: французские Дома сегодня стали предметом коллекционирования.  В то время, как наши виноградники –  это место, где люди должны работать, служить этим терруарам и землям AOC.

Покупка старинного имения – не победа в лотерее,

а начало долгой истории, наполненной тяжелым трудом.

D+: Расскажите о деловых отношениях Дома Guigal с операторами рынков Азии и Европы? С кем работать приятнее с точки зрения человеческого фактора, с кем – с экономической точки зрения.

Ф.Г.: В целом наш бизнес хорошо развивается в регионах Азии и Европы. Одним из самых благоприятных рынков можно назвать Японию. Ну, и тот факт, что я люблю японскую кухню в ее идеальном сочетании с Condrieu, отчасти влияет на мой ответ 🙂 .


D+: Какие обновления коснулись виноградников за период Вашего правления хозяйством?

Ф.Г.: Мы с отцом вкладываем много труда в развитие инфраструктуры наших владений. Например, сейчас у нас работает внушительная бригада из 15 каменщиков, восстанавливающих античные стены, некогда построенные римлянами на севере Роны. Такие усилия не сделают лучше наши вина, но это действительно необходимо, чтобы сохранить виноградники, их историю и обеспечить им будущее.

D+: Урожай 2018: насколько он хорош для будущих вин Е.Guigal? Какие прогнозы по белым, красным? Ощущаете ли влияние глобального потепления и насколько оно положительно/отрицательно?

Ф.Г.: Винтаж 2018 года был потрясающим: мы крайне редко встречаем такое совпадение: выдающееся количество урожая с чрезвычайно высоким качеством. Глобальное потепление благоприятно влияет на наши лозы, поскольку мы собираем урожай до Дня осеннего равноденствия, то есть до начала дождей. Созревший, достигший идеальных кондиций виноград сохраняет кислотность, ведь мы собираем ягоды почти за 2 недели до привычного графика, сформированного еще в 80-х годах. Сегодня мы не ощущаем каких-либо негативных последствий потепления, но беспокоимся о снизившемся числе осадков.


D+: Какие новости ожидать винному миру от Дома Guigal в 2019 году: проекты/релизы/покупки/сотрудничества?

Ф.Г.: Мы восстанавливаем древнее, очень красивое здание, которое послужит винным погребом: здесь будем принимать частных клиентов и посетителей, которые хотят увидеть наш музей, где хранятся семейные коллекции инструментов римского периода и орудий труда середины XX века, используемых в виноделии. Часть этого проекта будет оборудована для проведения семинаров или закрытых дегустаций.

Конечно, тестинги фамильных вин Guigal будут комментировать дипломированные сомелье. Мы планируем открыть Le Caveau du Chateau до конца 2019 года.

D+: На какие международные мероприятия или выставки Вы отправляетесь лично? Какие выставки для Вашей компании must?

Ф.Г.: Мы участвовали в мартовском Prowein в Германии, также наш Дом будет в следующем году представлен на выставке Vinexpo в Гонконге и на первой выставке Vinexpo Paris в январе 2020 года.


D+: Какие каналы продвижения для Вас наиболее приемлемы и эффективны?

Ф.Г.: По версии World Award BWW Сompetition 2017, Винный Дом E.GUIGAL признан Best Winery. При этом E.Guigal Ex-Voto Ermitage Blanc 2013 получил «золото» как «Лучшее белое вино мира» и «Лучшее белое вино Франции»; La Landonne 2009 получило «бронзу» как «Лучшее красное вино мира» и стало  «Лучшим красным Франции» и заодно «Лучшим вином Франции».


D+: Мы поздравляем Вашу команду с получением такого списка наград. Как все происходит: Вы отбираете конкурсы, в которых будут участвовать Ваши вина, или это конкурсы приглашают Вас?

Ф.Г.: Мы не гонимся за признанием и наградами, хотя, разумеется, действительно счастливы их получать. Эти конкурсы, скорее, адресованы потребителям, нас они мало волнуют.


D+:  Вы считаетесь самым крупным и при этом одним из самых премиальных производителей Роны. Как Вам удается сохранять баланс качества с количеством?

Ф.Г.: Качество – главное, что ведет Guigal вперед, а количество – оно пришло с успехом. Поэтому нам пришлось адаптироваться и мы обычно говорим об этом так: «Баланс юности компании с высокой  эффективностью и динамикой».


Досье D+

Maison E. Guigal – выдающийся винодел Долины Роны. Только в северной области Кот-Роти (Cote Rotie АОС) завод винифицирует 40% всего вина (!), производимого аппелласьоном. А образцам Cote Rotie и Guigal Ex Voto до сих пор нет равных среди эталонов качества и органолептики наименований Cote Rotie АОС и Hermitage АОС соответственно. Винных почитателей должен впечатлить тот факт, что такие достижения дались винодельне менее чем за 60 лет!

И вообще, сложно сказать, настолько высоко был бы оценен терруар французской Долины Роны винными гурманами без существования Дома Guigal.

Винный Дом основал Этьен Гигаль (Eitenne Guigal) в 1946 году. Большую часть опыта и знаний винодел получил на заводе Vidal Fleur, где проработал 15 лет. И, как говорят, возвращаясь к истокам, в 1984 году он выкупает это имение, работая плечом к плечу со своим сыном Марселем (до 1988 года). Наследник продолжил семейное дело, обучая уже своего сына Филиппа (Philippe) управлению фамильным бизнесом.

Они расширяли территории виноградников в Эрмитаже,  приобретая земли, принадлежавшие Jean-Louis Grippa, среди которых важнейшей «добычей» стало поместье Domaine Vallouit.  Винодельня приняла участие в конкурсе «Создать лучшее вино Эрмитажа», и лучшим стал образец лимитированного выпуска – Ex Voto. (Название происходит от латинской фразы «вследствие желания»).

Вино Guigal Ex Voto создается из Syrah (сорт Сира) с виноградников 2.2 гектара. Большая часть лоз высажена на крутых холмах, в основном на гранитных почвах, иногда с примесью камней, глины и песка. В среднем лозам от 35 лет.

На протяжении многих лет энологи Дома сокращали время, отведенное выдержке в бочке, надеясь придать больше свежести. В среднем виноматериал выдерживается в течение 30-36 месяцев в дубовых французских бочках. Средний релиз Guigal Ex Voto составляет около 600 ящиков.

Лучшие винтажи:  2018, 2017, 2016, 2015, 2012, 2010, 2009, 2007, 2005, 2003 и 2001.

В винном портфеле хозяйства также имеется эксклюзивное вино Guigal Ex Voto Rouge, которое производится только в лучшие годы; используется урожай Syrah (100%) с виноградных лоз лучших участков Bessards (30%), Greffieux (30%), L’Hermite (20%) и Murets (20%). Средний возраст лоз 50-90 лет. Дом выпускает и базовое вино, используя более молодые лозы.

Белые сорта винограда – 90% Marsanne и 10% Roussanne в возрасте от 50 до 90 лет – используют для производства белого вина Guigal Ex Voto Blanc. Почва участка Murets (1,6 га) в основном состоит из камней, мелких камней, глины, песка и известняка.

Белое вино выдерживается в 100% новых бочках из французского дуба. Guigal также производит стандартное эрмитажное белое вино. Средний выпуск составляет около 500 ящиков.

Сегодня земельные владения Дома Guigal простираются в наилучших аппелласьонах региона Роны: Hermitage, Cote Rotie, Condrieu, St. Joseph, Crozes Hermitage, Chateauneuf du Pape, Gigondas, Tavel и Cotes du Rhone.

 

Фото: (с) Guigal, www.sothebys.com, www.vintus.com

 

Компания  E. Guigal Wine Maison – уникальна даже для Франции. Она владеет старейшими в стране землями в Долине Роны (Кондрие и Кот-Роти), где возделывали виноград еще 2400 лет назад. На некоторых склонах лозы высажены на террасах под углом в 65 градусов и, разумеется, возделываются вручную. При этом средний возраст лоз – 15 лет, а компания […]

Jacques Thienpont: «На самом деле, мы просто фермеры»

Звездная пара – винодел Жак Тьенпон (Jacques Thienpont, Дома Le Pin, L’IF и L’Hêtre) и Фиона Моррисон (Fiona Morrison – управляющий директор известной виноторговой компании Thienpont Wine, Master of Wine и винный консультант Brussels Airlines) рассказали эксклюзивно Drinks+ о своем семейном бизнесе, увлечениях, работе и планах.


Drinks+: Г-н Жак, г-жа Фиона, несколько слов о вашей семье. Как вы познакомились, насколько велика ваша семья и кто в ней за что отвечает?

Фиона Моррисон и Жак Тьенпон (далее – Ф.М.&Ж.Т.): Мы встретились в Бордо в 1997 году и были представлены друг другу кузеном Жака, Франсуа – бордоским негоциантом. У нас двое детей, Жорж, ему 21 год и Уильям, ему 20. На данный момент они проходят обучение в Бельгийском университете. И так мы все годы курсируем между Бельгией и Померолем. Жак присматривает за поместьями в Бордо, а Фиона управляет бизнесом, который связан с работой негоцианта в Бордо. На самом деле мы тесно сотрудничаем по всем проектам.


D+: Традиционно наш любимый вопрос, почему вы выбрали вино, как оно появилось в вашей совместной жизни?

Ф.М. & Ж.Т.: Жак вырос в семье, связанной с вином, и для него было естественно связать свою жизнь с семейным бизнесом своего дяди, а затем начать делать вино в Бордо. Фиона заинтересовалась вином в раннем возрасте, дегустируя вино с отцом, а затем руководила винным объединением, еще когда училась в университете. После нескольких лет в журналистике она начала работать как винный импортер в Соединенных Штатах. Когда мы впервые встретились, заочно знали друг о друге, у нас обоих был большой опыт в винном бизнесе.


D+: Могли бы описать свою жизнь в 5-7 словах, буквально в паре предложений.

Ф.М. & Ж.Т.: Разнообразная, занятная, связанная с вином, путешествиями, знакомством с новыми людьми, гибкая, трудолюбивая, приносящая радость.

D+: Г-жа Фиона, Вы много путешествуете, насколько мы поняли, общаясь с Вами, часто бываете вдалеке от семьи. Как любите проводить время, возвращаясь домой, находясь рядом с мужем, детьми?

Ф.М.: Выходные дома с семьей довольно простые  – прогулки с собаками, велосипедные путешествия, совместное приготовление еды, встречи с друзьями семьи. Каждый год мы стремимся проводить отпуск вместе в прекрасных местах, где можем наслаждаться природой и заниматься спортом. Мы стараемся, чтобы выходные были свободными, потому что мальчики возвращаются из университета и тогда мы вместе всей семьей.


D+: Когда вы не занимаетесь производством, дегустацией или продажей вина, что каждый из вас любит делать больше всего – есть ли хобби?

Ф.М. & Ж.Т.: О, их множество: опера, музыка, архитектура, искусство – посещение музеев, галерей, концертов и т. д. Спорт – велосипед, пеший туризм, плавание. Наши мальчики любят плавать и кататься на лыжах вместе с нами. Путешествия по множеству интересных мест. Любим проводить время с нашими большими семьями в Великобритании или во Франции, где мы разделяем винную собственность с сестрой Жака и ее семьей, в Côtes de Castillon.


D+: Когда упоминают персону Жака Тьенпона, то говорят, что гламурный образ Le Pin за границей находится в контрасте с самим виноделом. Как это выражается и почему вообще используют такое сравнение?

Ж. Т.: Зачастую образ владельца винодельни ассоциируется с шиком и экстравагантностью. На самом деле мы просто фермеры, мы следим за нашим урожаем, отслеживаем погоду и вегетацию; берем во внимание все тонкости и детали виноделия, и в этом нет ничего пафосного.

Конечно, очень весело наряжаться и ходить на модные дегустации и ужины в Le Pin, но это абсолютно не важная часть нашей работы. Люди вне винного бизнеса, которые встречают нас во время этих событий, наблюдают красивую сторону винного бизнеса, но видели бы они нас всего за несколько часов до этого, когда мы работали в джинсах и ботинках в подвале или на виноградниках 🙂 .


D+: Как бы вы описали природу, пейзажи, виноградники Помероля?

Ф.М. & Ж.Т.: Помероль стал монокультурным – сплошные виноградники, вокруг не так много деревьев. Сорок лет назад, когда Жак купил Le Pin, все было по-другому: были поля и огороды, больше деревьев и даже ипподром. Плато Помероль имеет высоту всего около сорока метров, но это ценная часть аппелласьона.

Старая национальная дорога усажена красивыми платанами, она прорезает аппелласьон на севере, к югу виноградники более пологие и примыкают к Cheval Blanc и Figeac, двум очень известным поместьям Сент-Эмильона. На востоке небольшая река Барбанн отделяет Помероль от аппелласьона Лаланд-де-Помероль, где почвы богаче, а на западе виноградники соприкасаются с городом Либурн.


D+: В не столь отдаленном прошлом Помероль характеризовался как территория с множеством небольших поместий, однако теперь семьям трудно удержать свою землю в собственности. Почему?

Ф.М. & Ж.Т.: До того, как лучшие померольские владения стали такими знаменитыми и дорогими, это была земля крестьянского земледелия. В прошлом 800 гектаров Помероля были поделены между 180 производителями, 50 из которых имели менее одного гектара лоз. Затем, чтобы гарантировать качество, согласно законодательству, все вина Помероля обязали производить в пределах наименования, поэтому виноделам, которые владели небольшими участками земли, пришлось стать перед дилеммой: построить погреб, что дорогое удовольствие, или продать свои виноградники.

Наполеоновские законы наследования гласят, что каждый член семьи получает наследство, а если семьи большие, то некоторые предпочитают иметь деньги, нежели небольшую часть виноградника. Сейчас земля стала настолько дорогой, а сам аппелласьон так мал, что теперь каждый хочет владеть частью этого волшебного терруара.


D+: На данный момент так называемым монополистам, крупным компаниям, а не семейным бизнесам принадлежит все больше и больше шато региона. По Вашему мнению, как это влияет на винный бизнес, как с точки зрения виноделия, так и с точки зрения продаж, позиционирования вина на международных рынках?

Ф.М. & Ж.Т.: Да, так оно и есть. На данный момент в Помероле все меньше семейных имений, к сожалению. Ранее все друг друга знали, была более уютная атмосфера. Но, с другой стороны, крупные компании обладают огромными ресурсами и многое сделали для маркетинга и продвижения Помероля, так что, возможно, вина из нашего аппелласьона стали намного более известными за последние десятилетия. Само плато Помероля обладает разнообразными почвами, поэтому и стили, и качество сильно различаются. Вина удовлетворят любые вкусы, действительно, весь международный рынок. Ценовая политика подходит для любого желающего импортировать, так как мы являемся единственным великим аппелласьоном Бордо, которое не имеет классификации сортов.


D+: С 1979 года Вы приобрели первый гектар Le Pin, насколько изменилась стоимость земли за эти годы?

Ж.Т.: Я купил первый гектар Le Pin в 1979 году за миллион французских франков. И все, особенно семья, думали, что платить за виноградник такую цену, – сумасшествие. Последняя сделка в Помероле, состоявшаяся пару лет назад, оценила один гектар виноградных лоз в более чем пять миллионов евро, так что, как вы можете видеть, произошло невероятное повышение цены.


D+: Г-н Жак, Вы очень давно занимаетесь виноделием в Помероле, и всегда лично принимаете участие в процессе. Менялся ли стиль вин с годами? Опишите органолептику идеального для Вас вина.

Ж.Т.: Я делаю вино настолько естественно, насколько это возможно, с минимальным вмешательством. Вино производится на винограднике, а не в погребе, поэтому, если стиль изменился, я думаю, это, скорее, естественная эволюция, которая связана с возрастом виноградных лоз или изменениями климата.

Я всегда использовал 100% новый дуб для выдержки вин и проводил малолактическую ферментацию в бочках с очищением только яичным белком после 18-месяцев выдержки. Вина Le Pin сделаны из 100% Мерло, выращенного на гравии с оксидом железа, поэтому они имеют естественный богатый вкус с нотами жареного кофе и трюфеля. Как только вы познаете аромат вин Le Pin, вы сможете обнаружить его в каждом винтаже, хотя, конечно, стиль меняется в зависимости от урожая.


D+: С кем из энологов консультируетесь?

Ж.Т.: Для анализа нашего вина мы используем лабораторию Дэни Роллан, которая находится практически по соседству, в деревне Катуссо. Я использую энолога исключительно как врача, звоню Дэни, только если у меня есть проблема. Мы очень хорошие друзья и я ценю ее советы.

D+: Какую технику могли бы назвать гордостью своей винодельни? Вы – сторонники инноваций, традиций или совмещения этих подходов? Какие процессы оборудованы в русле этих ваших убеждений?

Ж.Т.: Нет никакой техники, существуют только процессы.

Виноделие  – это не техника,

а внимание к мелочам и точность

Нас привлекают инновации, и если есть лучший, и более эффективный процесс, он нас заинтересует. Однако, должны сказать, что мы все-таки традиционалисты. Я всегда повторяю Фионе, что мы не будем менять мой 40-летний способ производства вина только ради инноваций.

Конечно, что действительно важно, так это работа на виноградниках, которая выявила различия между участками. Мы винифицируем эти участки по отдельности, в соответствии с возрастом виноградных лоз, их энергией, типами почвы и воздействием. И это тенденция, которая затронула весь регион Бордо, и вина стали намного лучше благодаря этому. Мы должны воздать должное моему двоюродному брату Александру Тьенпону и его сыну Гийому в Vieux Château Certan, еще одному нашему семейному шато в Помероле, поскольку именно они курируют процессы на виноградниках Le Pin для нас.

D+: Что Вы думаете о биодинамике, органике и прочих подобных тенденциях в виноградарстве? Используете ли какие-то из этих приемов?

Ж.Т.: Конечно, наше виноделие – это естественный прогресс. Мы не используем пестициды или гербициды и очень осторожны в отношении применяемых нами методов лечения. Делаем это только в случае крайней необходимости.


D+: На вашем веб-сайте мы читали, что вы (мистер Тьенпон) иногда спорите о «безумных винах». О чем эти дебаты? Как вы относитесь к «гаражным винам»?

Ж.Т.: Это, скорее, что-то из прошлого, когда на рубеже тысячелетий в регионе появилось много новых микро-виноделен. Они смотрели на Le Pin и вдохновлялись. Это были очень маленькие винодельни, а вина продавались очень дорого. Честно говоря, большинство из них не сохранилось. Их называли «гаражными винами», потому что именно так в прошлом прозвали Le Pin, когда я впервые стал делать вина в небольшом помещении под домом.

Сегодня этого дома больше не существует, с 2011 года у нас новая винодельня, так что, думаю, мы тоже выросли. Я должен также добавить, что в начале своей деятельности я продавал вина Le Pin очень разумно. Был успех с различными критиками, дистрибьюторами, а также с прессой. Все зарабатывали деньги, продавая Le Pin, и потребитель был счастлив. Я, по-сути, позволил рынку самому определить цену и создать репутацию нашего вина.


D+: Г-жа Фиона, Вы представляли семейные вина в азиатских странах. Расскажите подробнее о путешествии? Как прошла презентация? Довольны ли Вы результатом?

Ф.М.: Мы, на самом деле, путешествуем по работе не так уж и много, у нас есть бренд-амбассадор. К примеру, двоюродный брат Жака, Франсуа Тьенпон, продает наши вина через свою компанию-негоцианта. Но недавно мы впервые были во Вьетнаме и очень впечатлились энергией, знаниями и трудолюбием этого народа. Конечно, наши вина хорошо известны в Японии, Сингапуре, Китае и Гонконге, и это для нас достаточно зрелые рынки. Мы уважаем наших клиентов и видим их довольно регулярно либо в Бордо, либо на выставках в их странах.

 

D+: Ощущали ли разницу во вкусах европейского и азиатского почитателя? Какое вино/винтаж из вашего портфеля оказалось фаворитом в Азии? Был ли опыт с местным пейрингом?

Ф.М.: Азиатские потребители, возможно, более предприимчивы, чем большинство европейцев, которые выросли на классических пейрингах. У азиатской кухни другой профиль вкуса  – больше специй, больше умами – было очень интересно наблюдать, как она хорошо сочетается с нашими винами.

Когда мы находимся в азиатских странах, особенно в Японии и Вьетнаме, сами очень любим пробовать местную кухню. Вина Помероля с их большим процентом Мерло хорошо сочетаются с богатой, довольно острой пищей. Нам просто нужно быть осторожными, выбирая винтажи, в которых танины стали более мягкими. Винтажи 2011 и 2012 уже созрели для отличного азиатского фудпейринга и мы представляли их в нашей поездке.


D+: Г-н Жак, г-жа Фиона, Вы позиционируете свой бизнес как семейное виноделие, а также являетесь крупным негоциантом. Как совмещаются эти два разных процесса?  Если говорить на языке цифр, сколько процентов в ваших сердцах занимает каждое из этих занятий?

Ф.М. & Ж.Т.: Все подразделения нашего бизнеса – часть винного опыта. Винодельческий бизнес семьи начался еще в 1842 году. Когда дедушка Жорж Тьенпон купил свое первое поместье, его также уважали как винного негоцианта. Оба крыла нашего бизнеса работают вместе достаточно естественно, слаженно. Конечно же, если мы будем заботиться о выращивании лоз и производстве наших вин, мы будем так же заботиться о том, как вина распределяются и продаются по всему миру. Это часть одного целого, так же, как в Бургундии с топовыми Винными Домами.

D+: Как отбираете вина для Торгового Дома Тьенпон? Назовите, пожалуйста, пятерку лидеров.

Ф.М.: Мы, конечно, продаем вина, которые хотели бы пить сами. Мы не выбираем те, которые считаем слишком дубовыми, слишком концентрированными или экстрагированными.

Наш стиль – элегантность и свежесть.

Невозможно выбрать пять лучших вин

Если говорить о количестве проданных бутылок, то бестселлером является вино Château Pellebouc, которое производит брат Жака Baudouin Thienpont, оно продается примерно за 9 евро. А вот с точки зрения престижа, мы рады продать некоторые из величайших имен в Бордо и Бургундии, включая Vieux Chateau Certan, Petrus, Lafleur, Haut Brion, Raveneau, Marquis d’Angerville и Grivot. На самом деле, великих вин множество.


D+: Могли бы подробнее рассказать о принципах продаж? Какие инструменты задействуете: дегустационные залы, фьючерсы, аукционы и т.д.

Ф.М.: Вино лучше всего продается, если использовать индивидуальный подход, наш опыт и наши дегустационные возможности. Мы доступны для наших клиентов, даем им советы и знания, однако в нашем распоряжении и хорошая команда продавцов во главе с племянником Александром. Да, мы проводим дегустации и продаем вина Бордо en primeur, но Le Pin при этом закрыт для публичных посещений.

Каждую неделю мы проводим дегустации для частных клиентов, группы молодых людей, которые только начинают работу с вином, дегустации для сомелье, дегустаций в необычных местах, таких как галереи и магазины, и множество ужинов для виноделов в топ-ресторанах. У нас есть информативный веб-сайт со всеми дегустационными заметками на трех разных языках, и мы предоставляем достаточно много информации о поместьях и виноделах.


D+: Часто виноделие идет рука об руку с ресторанным бизнесом. Были ли у вас такие мысли или планы? Если да, расскажите, пожалуйста, подробнее.

Ф.М. & Ж.Т.: Категорически – нет. Владеть рестораном –  не наш бизнес. Он требует много времени и самоотверженности 24 часа в сутки. Но мы очень тесно сотрудничаем со многими ресторанами и понимаем проблемы их бизнеса.


D+: Г-жа Фиона, Вы – очень разносторонняя личность. Помимо виноделия, продвижения, Торгового Дома, еще ведете блог, пишете книги, выступаете перед аудиториями. Расскажите о самых для вас интересных, важных проектах.

Ф.М.: Все мои проекты – я и мой опыт. Я очень общительный человек, люблю встречаться с людьми. В начале моей карьеры опыт в области коммуникации и маркетинга вина показал, что пояснение сути вина, обмен энтузиазмом и знаниями, а также опыт дегустаций – это неотъемлемая часть винного бизнеса. Мы не должны забывать, что вино – сложная тема, и если сможем облегчить ее понимание, то нашим клиентам станет намного комфортнее с ним работать. Я была счастлива получить квалификацию Master of Wine. Она научила меня многому, научила общаться с вином.


D+: Вы принимали участие в составлении винной карты «Брюссельских авиалиний». Каков ее принцип и как выбираете бренды? Какова ваша роль в этом проекте?

Ф.М.: У нас есть дегустационная комиссия, состоящая из одного или двух экспертов-энологов и команды из «Брюссельских авиалиний» – бортпроводники, обслуживающий персонал, каждый имеет право голоса.

Мы дегустируем вина вслепую и ищем те, которые будут иметь хороший вкус на большой высоте.

Это вина, где преобладают фрукты и свежесть, не слишком танинные.

В итоге выбор зависит от цены и вкуса, поэтому окончательный вердикт делается вместе с руководством «Брюссельских авиалиний».

Я не обязательно выбираю известные бренды, хотя всегда интересно, когда в перечне слепой дегустации стоят Jackson Family или Torres. Я хочу, чтобы этот список стал путешествием, открытием, поэтому в перечне для дегустаций есть вина и производители из других стран, о которых никто никогда не слышал. Наконец, я очень горжусь тем, что у нас хороший выбор бельгийских вин, поэтому каждый месяц или около того мы стараемся предлагать также домашнее вино.


D+: Обычному человеку даже трудно представить, что такое процесс консультации клиентов Сhristie’s, – что Вы периодически делаете. Приоткройте, пожалуйста, занавес – как все происходит? Вы сами покупаете и продаете вина через аукционы? Какая максимальная цена была на ваше вино, какая рекордная партия выкупалась в таком случае?

Ф.М.: Я перестала работать с Christie’s некоторое время назад, когда взяла на себя управление негоциантской компанией. Просто не хватало времени, еще и возник небольшой конфликт интересов при продаже вина через нашу собственную компанию, и в работе с аукционным Домом. Я уважаю ведущие аукционные Дома  –  Bonham’s, Christie’s, Sotheby’s. Но считаю, что лучший способ купить первые вина мира – это как можно скорее после их выпуска обратиться к надежному импортеру или негоцианту, либо непосредственно в поместье.

D+: Согласна, но вот, кстати: любой ли желающий импортер может купить вина Le Pin? Как посоветуете действовать тому, кто хотел бы продавать ваши вина в своей стране?

Ф.М.: К сожалению, Le Pin производит очень мало вина  – всего от 5000 до 6000 бутылок в год, поэтому у новых импортеров шансов нет. Мы работаем с одними и теми же компаниями уже несколько десятилетий и очень преданы им.

Наши вина распродаются за полчаса,

а если бы мы открыли продажи,

то получили бы огромный лист ожидания

Единственный шанс купить наши вина – это хорошие бизнес-отношения с одним из негоциантов, входящих в небольшую группу тех, кто работает с нами. И, конечно же, мы осознаем, что купить Le Pin очень сложно.


D+: Какие планы на будущее?

Ф.М. & Ж.Т.: Продолжать усердно работать, делать хорошее вино, наслаждаться вином, помогать следующему поколению семьи –  нашим двоюродным братьям и сестрам, которые уже работают вместе с нами. А также – хотим помочь нашим двум сыновьям  взять на себя ответственность после нас… В конце концов.


И традиционный блиц-опрос от D+:

Фиона Морриссон:

  1. Если бы Вы не пришли в виноделие, то стали бы…
  • Писателем.
  1. Как строится рабочий день: во сколько подъем, первоочередные дела, в котором часу день завершается?
  • Я не совсем жаворонок, встаю около 7:30. Утро начинается с ванны или плавания. Приоритетные задачи: всегда есть так много дел в течение дня, будь то в офисе с моей командой, консультации клиентам, посещение производителей, написание дегустационных заметок, исследование вин. День заканчивается, когда я ложусь спать (стремлюсь сделать это до полуночи), и часто после дегустации или ужина. А еще здорово, когда мне удается взять двух наших собак на прогулку, чтобы справиться со стрессом!
  1. Самая важная для Вас книга – как чтение для души, а также самая актуальная книга о виноделии – помощник в профессии.
  • Слишком сложно ответить – я люблю книги, как и вина, и не смогу сделать выбор в пользу одной. Недавно Библиотека Academie du Vin – новый издательский дом, созданный Стивеном Спуррье, – переиздала культовую книгу Майкла Бродбента «Дегустация вин». Она изумительна, поражает своими четкими советами и некоторыми замечательными историями.
  1. Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое, – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и пейринг.
  • Опять же, я не могу выбрать только одно вино. Извините, я против этого, я верю в огромное разнообразие и выбор вин со всего мира. Я люблю немецкий рислинг и винтажное шампанское, обожаю чистые Burgundies и Chave’s Hermitages. В моем погребе есть вина со всего мира от Henschke’s Hillof Grace до Ridge’s Monte Bello. Что касается пейринга, люблю жареную рыбу и овощи, выращенные в домашних условиях.
  1. Любимое место, где готовы провести всю жизнь.
  • На данный момент мы живем в нашем семейном доме, где Тьенпоны обосновались еще с 1612 года. После проведения первых десятилетий своей жизни в качестве кочевника, я долго жила в Hofte Cattebeke в Etikhove, Бельгия, и мне также импонирует это поместье.
  1. Самая интересная для Вас винная дорога, назовите, пожалуйста, пару наиболее привлекательных мест для посещения.
  • Это винная дорога, по которой я все еще путешествую сегодня, и все новые приключения, и вина, которые мне еще предстоит открыть.
  1. Создали ли Вы уже вино своей жизни – какое? Или еще работаете над этим?
  • Каждое вино, которое мы производим, является частью моей жизни, и, надеюсь, впереди их будет еще очень много.

Жак Тьенпон:

  1. Если бы Вы не пришли в виноделие, то стали бы…
  • Архитектором.
  1. Как строится рабочий день: во сколько подъем, первоочередные дела, в котором часу день завершается?
  • Я встаю без четверти семь и несу Фионе чай, чтобы разбудить ее!:) Приставить мой нос к собакам, здороваясь, – первоочередная задача :). Накормить собак и кур, читать газеты и делать то, что мне нравится. Я в отпуске – на своей работе!
  1. Самая важная для вас книга – как чтение для души, а также самая актуальная книга о виноделии – помощник в профессии.
  • Я не очень усердный читатель. Тем не менее, последние несколько лет под влиянием Фионы я начал читать некоторые романы. Давным-давно я читал книги о виноделии. Конечно, я в курсе винодельческих новинок с помощью статей и семинаров, много общаюсь с друзьями и коллегами, затем мы обобщаем эти беседы.

      4. Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и пейринг.

  • Как настоящий бельгиец, я люблю свое пиво, и если я пью вино на неделе, это VCC (сокращение от Vinde Consommation Courante – вино на каждый день) или Vieux Château Certan! По праздникам я люблю пробовать местные вина, в каждом винодельческом регионе есть очень хорошие вина, чтобы удовлетворить мое любопытство.

     5. Любимое место, где готовы провести всю жизнь.

  • Я – всего лишь последнее кольцо в длинной цепочке поколений, которые имели честь жить в семейном доме с его историей и легендами, и какая сегодня роскошь наслаждаться тишиной нашего окружения!

     6. Самая интересная для вас винная дорога, назовите, пожалуйста, пару наиболее привлекательных мест для               посещения.

  • Все винные дороги могут чему-то научить меня – как в Новом Свете, так и в Старом.

     7. Создали ли Вы уже вино своей жизни – какое? Или еще работаете над этим?

  • Каждый год мы создаем вино нашей жизни. Материал для придания этой формы такой тонкий, тонкий и уникальный. Существует мистика вечной эволюции, которой мы призваны наслаждаться в любой момент.

 

Звездная пара – винодел Жак Тьенпон (Jacques Thienpont, Дома Le Pin, L’IF и L’Hêtre) и Фиона Моррисон (Fiona Morrison – управляющий директор известной виноторговой компании Thienpont Wine, Master of Wine и винный консультант Brussels Airlines) рассказали эксклюзивно Drinks+ о своем семейном бизнесе, увлечениях, работе и планах. Drinks+: Г-н Жак, г-жа Фиона, несколько слов о вашей семье. Как вы познакомились, насколько велика ваша семья и кто в ней за что отвечает? Фиона Моррисон и Жак Тьенпон (далее – […]

Руи Фалькао: «Главное – не зацикливаться на названиях сортов»

Руи Фалькао: «Главное – не зацикливаться на названиях сортов. Их так много… и большинство вин в любом случае являются купажами. Вместо того, чтобы знакомиться с названиями, надо просто знать винодельческие регионы»

В преддверии винного саммита Must Fermenting Ideas 2019 соорганизатор мероприятия Руи Фалькао – винный эксперт, критик, знаток португальских вин, лектор, винный консультант, автор книг, рассказал D+ об особенностях нынешнего винного рынка Португалии, о потенциалах регионов и новшествах саммита.


Drinks+: Г-н Фалькао, расскажите в нескольких словах, что повлияло на выбор Вашей нынешней профессии, ведь в прошлом Вы довольно успешно работали в американской IT-компании?

Руи Фалькао: Все сводилось к случайностям и возможностям. Я начал свою карьеру в IT-бизнесе, но вино всегда было моим коньком. Я создал винный сайт, оказавшийся самым успешным винным сайтом в Португалии, особенно благодаря очень оживленному и динамичному дискуссионному форуму. Я начал получать приглашения писать для специализированных медиа, и в какой-то момент вино стало занимать слишком много времени, чтобы рассматривать его как хобби. Поэтому мне пришлось выбирать между интересами, и, хотя это потребовало больших усилий, я переключился на виноделие и винное образование.


D+: Каким было Ваше первое знакомство с вином? Какие винные страны поразили? Где обучались в то время и кто был Вашим винным наставником?

Р.Ф.: Одним из преимуществ традиционной винодельческой страны является то, что вино становится частью повседневной жизни. В Португалии чрезвычайно трудно найти вина из других стран, иногда даже из разных винодельческих регионов, в которых вы живете. Мне посчастливилось жить в нескольких странах, пробуя разные винные стили из разных винодельческих регионов, особенно в Европе. Должен сказать, что я был в восторге от австрийских, немецких и греческих вин.


D+: На данном этапе Вы консультируете винный бизнес, даете мастер-классы. Какие основные вопросы, проблемы волнуют винный мир? Какие темы интересны Вашим слушателям?

Р.Ф.: Существует огромное количество тем, которые волнуют винное сообщество – как экспертов, так и потребителей. Изменение климата, скорее всего, является одной из самых насущных. Доступность воды – это еще одна важная проблема, такая же, как устойчивость и органические методы как на виноградниках, так и на винодельне. Кроме того, важными являются темы технологического прогресса, которые в корне меняют традиционные процедуры продажи и коммерции, электронной коммерции; гендерные и расовые проблемы; разнообразие и инклюзивность, которые влияют на винное сообщество так же, как они влияют на общество в целом. Мы верим в общество, которое празднует и признает талант всех людей, независимо от пола, расы или этнического происхождения, религии или сексуальной ориентации.

D+: Что отличает вина Португалии от вин других стран? Какие особенности ведения бизнеса, производства?

Р.Ф.: Я думаю, что в Португалии множество отличий, когда дело доходит до производства вина. Возможно, одним из главных отличий является вера в купажи, идея создания вин из разных сортов, купажей, в которых можно собрать до 10 разных видов в одной бутылке. Также богатство и уникальность местных сортов винограда, а их у нас более 250, некоторые из них, кажется, больше нигде не произрастают. Кроме того, португальцы склонны придерживаться старых традиций, таких как смешанные насаждения виноградников, давка винограда ногами или амфорные вина.


D+: Что, по-Вашему, необходимо сделать Португалии, чтобы стать еще более успешной винной страной? Или уже так и есть?

Р.Ф.: Необходимо лучше продвигать свои вина, получать доступ к альтернативным рынкам и просвещать об уникальности португальских вин и традициях. В мире, который настроен на работу с сортами, даже в винных ресторанах трудно продавать вина, основанные на купажах, а не сортах. Отсутствие компромисса в отношении международных сортов также означает, что почти никто не признает названия португальских сортов. Португалия на данном этапе становится тенденцией на нескольких рынках, но, за исключением нескольких стран, она по-прежнему очень нишевая винная страна.

D+: Расскажите нашим читателям об особенностях португальского виноделия. Кроме Порто и Виньо Верде, какие еще вина можно смело предлагать иностранному потребителю, выбирая из огромного количества местных сортов винограда?

Р.Ф.: Я бы сказал, главное – не зацикливаться на названиях сортов. Их так много… и большинство вин в любом случае являются купажами. Поэтому вместо того, чтобы знакомиться с названиями винограда, надо просто знать винодельческие регионы: Мадейра, Порто, Дору и Виньо Верде – самые известные за пределами Португалии. Но внутри страны большинство употребляемых вин происходит из Алентежу (Alentejo), Сетубалы (Setúbal), Лиссабона (Lisboa), Тежу (Tejo) и Дау (Dão).


D+: Какие самые важные изменения произошли в португальском винном мире с тех пор, как Вы стали работать в этой сфере?

Р.Ф.: Белые вина сейчас намного лучше, чем были ранее. Иностранцев всегда удивляет, насколько хороши и свежи белые португальские вина. Люди склонны думать о Португалии как о южноевропейской стране, средиземноморской стране, хотя на самом деле мы не относимся к Средиземноморью. Португалия – это юго-западная страна с длинным атлантическим побережьем и гораздо более прохладным и влажным климатом, чем все страны Южной Европы. Виноделие также более утонченно, но, к счастью, не теряет характерных черт Португалии.


D+: Какие португальские регионы заслуживают большего внимания, а какие еще не достигли своего полного потенциала?

Р.Ф.: Алентежу заслуживает большого внимания, особенно вина северной части региона. Дау, безусловно, стоит гораздо большего внимания, чем на самом деле сейчас, так же и Байррада (Bairrada); Алгарве (Algarve) еще нужно сделать намного больше, чтобы полностью раскрыть свой потенциал.

D+: Каких производителей Вы считаете иконами португальских вин? Кто, по Вашему мнению, first growths в Португалии?

Р.Ф.: Всегда трудно точно определить только несколько имен, когда многие заслуживают уважения за то, что они делают. Множество имен приходит мне на ум, в том числе Graham’s, Dow’s Taylor’s, Fonseca и Quinta do Noval, когда мы говорим о Порто. Barbeito, Blandy’s, d’Oliveiras и Henriques & Henriques – высокие стандарты вин Мадейры. Выдающиеся имена – Niepoort, Soalheiro, Anselmo Mendes, Bussaco Reserva, Quinta Foz de Arouce, Mouchão, Quinta do Mouro, Luis Pato, Quinta das Bágeiras, JMF Muscat, Pintas, Quinta do Vale Meão, Quinta do Crasto, Buac.


D+: Как Вы думаете, какое будущее ожидает португальский винный рынок за пределами страны?

Р.Ф.: Мы производим вдвое больше вина, чем потребляем внутри страны, поэтому экспорт необходим. О Португалии в мире должны знать как о нечто большем, чем крепленые вина и страна роз. Она также должна сосредоточиться и продвигать себя на альтернативных рынках за пределами традиционных основных.

D+: Как появилась идея создать Must Fermenting Ideas?

Р.Ф.: В процессе своей деятельности я понял, что необходимо создать международный аналитический центр для обсуждения тем, которые волнуют и влияют на винодельческое сообщество в целом. Вместо того, чтобы сосредоточиться на конкретных отраслевых темах, таких как изменение климата или винный туризм, я хотел создать форум, на котором мы могли бы обсуждать винный мир в глобальном и трансграничном масштабах, как говорится, глядя на лес, а не просто конкретное дерево. Дискуссия – как способ изучения будущего, обсуждения тенденций и путей. Вот почему я стремился выделить как минимум 15 минут на вопросы и ответы от аудитории, предоставив возможность для реальной дискуссии, где спикеров могут спросить об их презентации.


D+: Получилось ли то, что планировалось под таким названием винного саммита?

Р.Ф.: Верю, что да. Конечно, всегда есть основания для совершенствования, и мы полны решимости найти лучшее место для этих дебатов. Я пришел к выводу, что при организации конференции есть три ключа к успеху: повестка дня, менеджмент и опыт. Речь идет о спикерах и содержании в целом, а также о привлечении тех, кто является экспертом в своей области. Мы обсудим винную отрасль с разных точек зрения с талантливой и эклектичной группой докладчиков из разных стран и национальностей, которые участвовали и будут участвовать в саммите. Мы хотим вдохновлять и просвещать, а также заряжать позитивом.


D+: Кто занимается подбором спикеров и темами докладов?

Р.Ф.: Я куратор и, в конечном счете, именно я выбираю докладчиков и темы. Мы структурируем нашу повестку дня и следим, чтобы она действовала как единый продукт. Это не просто список звездных ораторов. Я планирую, управляю и стараюсь сделать все таким образом, чтобы на таком крупном мероприятии проводились ивенты и меньшего масштаба, где участники могли бы собираться, общаться и обсуждать.

D+: Кто из спикеров приглашен для участия в саммите и какие новшества ожидаются в этом году?

Р.Ф.: Отбирая докладчиков я понял одну вещь: нам нужно экспериментировать, настаивать на соблюдении критериев – основных показателей, точных фактов, слайдов. Имя докладчика не гарантирует хорошей дискуссии. Необходимо иметь четкое представление о том, что вы хотите услышать от спикера, направлять его при подготовке выступления. Обычно спикер-новичок создает отличное выступление, поскольку обращает внимание на обратную связь с ним.

Вот почему у нас разные спикеры, с разным бэкграундом, включая людей вне пределов отрасли. Нам нужно преодолеть барьеры и привлечь людей из других сфер в наш мир, такие личности, как Родриго Сепульведа (Rodrigo Sepúlveda), Пол Мабрей (Paul Mabray) или даже Педро Баллестерос (Pedro Ballesteros). У нас будут такие «мастодонты», как Мигель Торрес (Miguel Torres), а также новички в центре внимания, к примеру, Нцики Биела (Ntsiki Biyela), удивительный винодел из Южной Африки. Так что ожидается множество сюрпризов, в том числе винный вояж на Азорские острова, почти не изведанный винодельческий регион в гряде португальских островов в середине Атлантики.

 

 

 

 

 

Фото: Руи Фалькао, Pinterest, experitour.com

Руи Фалькао: «Главное – не зацикливаться на названиях сортов. Их так много… и большинство вин в любом случае являются купажами. Вместо того, чтобы знакомиться с названиями, надо просто знать винодельческие регионы» В преддверии винного саммита Must Fermenting Ideas 2019 соорганизатор мероприятия Руи Фалькао – винный эксперт, критик, знаток португальских вин, лектор, винный консультант, автор книг, […]

Игорь Назаров: «Отношения между людьми важнее, чем официальные договоренности»

Директора представительства Brown Forman в Украине и главу комитета Wine&Spirits Европейской Бизнес Ассоциации Игоря Назарова Drinks+ знает давно. И если бы пришлось давать г-ну Назарову характеристику одним словом, то корневым было бы «сам»: он самодостаточен, самоуверен, стал самым молодым CEO легендарной американской компании, а, главное, – создал себя сам. Застать его в Киеве не просто: то он объезжает на лошадях плантации голубой агавы, то мчится на оленях в Заполярье, – но мы это сделали и узнали, как удается не только самому держаться в числе самых успешных бизнесменов алкогольного бизнеса страны, но и приносить успех всему, за что берется.


D+: Игорь, как Вам удается совмещать такие виды деятельности, как ведение бизнеса в качестве руководителя компании-импортера и работу на посту главы Комитета Европейской Бизнес Ассоциации. Какие плюсы такого совмещения?

Игорь Назаров (И.Н.): Я бы скорее говорил не о совмещении, а о дополнении и даже более того. 11 лет назад я попал в американскую компанию Brown-Forman и у меня год ушел на то, чтобы понять, как иностранные компании смотрят на развивающиеся рынки, в частности, на Украину. В то время мы периодически встречались с другими импортерами, другими мировыми брендами – для обсуждения тенденций и проблем индустрии. Уже тогда, в 2008-2010 гг., я говорил, что мы по отношению друг к другу, конечно, выступаем конкурентами, но, на самом деле, конкурируем больше с дешевым украинским алкоголем или с контрафактом. Тогда я интуитивно понимал, что нужно объединить индустрию и развивать культуру потребления алкоголя в стране.

И 6 лет назад, когда появился Комитет Европейской Бизнес Ассоциации, мне было достаточно легко и интересно туда зайти (вначале на правах члена ассоциации) и понять, что там происходит. Год спустя меня избрали главой и с тех пор я расцениваю это, как некоторое дополнение к моей основной должности. У меня получается аккуратно подталкивать всю индустрию импортного алкоголя в одном направлении не столько с точки зрения развития бизнеса, сколько – ради формирования имиджа этой индустрии в стране. И это касается скорее не рынка сбыта, а государства и наших чиновников в целом. Во избежание каких-либо антимонопольных нарушений мы на комитете не обсуждаем потребителей, каналы сбыта или тем более клиентов. У нас табу говорить о ценах или о коммерции. Мы можем обсудить тенденции, но никогда не переходим на частные случаи, в общем…

…работаем как единое целое и выступаем единогласно.


D+: …И плюсы?

И.Н.: Из плюсов назову возможность расширять горизонты своего восприятия рынка, страны, а также постоянно быть в курсе событий и новостей. Возможность использовать хорошую базу, которую сейчас EBA предоставляет для разных инициатив, нужных не только моей компании, но и другим.


D+: Какие актуальные проблемы решает ассоциация?

И.Н.: Первое и наиболее важное в долгосрочной перспективе – это то, что ассоциации за последние пять лет удалось наладить диалог правительства с бизнесом, причем в значительных масштабах. Меня это не может не радовать – раз в полгода, раз в квартал мы встречаемся с президентом, налаживается диалог с премьер-министром. При необходимости я могу инициировать встречу с министрами или другими высокопоставленными чиновниками.

В общем, бизнес и государство начинают друг друга слушать

Вот уже несколько лет, как удалось преодолеть действовавший ранее подход: «вы нам должны и мы вас будем кошмарить, потому что вы все нас обманываете».

Приведу конкретный пример.

Одна из основных проблем в индустрии алкоголя

– это контрафакт, подделки, торговля через интернет продукцией в пластиковых пакетах

– жесточайший рынок «серого алкоголя».

Два года назад мы заметили, что эта проблема действительно несет угрозу – не столько для нашего бизнеса, сколько для страны. Мы обращались во всевозможные органы: антимонопольный комитет, киберполицию, налоговую, просто полицию и при этом все разводили руками – «куда прийти с проверкой, если это интернет-магазин?». Мы провели более десяти встреч на местных уровнях с различными ведомствами, министерствами и службами – и все безрезультатно. Но, когда состоялись 3-4 встречи Европейской Бизнес Ассоциации с Гройсманом и Аваковым, – удалось вынести эту проблему на достаточно высокий уровень и они поняли, что это реальная проблема для государства, при которой бюджет теряет порядка 250 млн евро, – сумму, соизмеримую с теми деньгами, которые Украина просит у ЕС и прочих доноров.

К нам начали прислушиваться, и мы видим инициативы со стороны различных органов, которые просят нашего совета, – как с этим бороться. Один из конкретных примеров: прошлым летом мы узнали, что задача налоговой полиции – найти производство и склад подпольной алкогольной продукции, завести дело и передать его в исполнительную службу. А уже потом эта служба доводит до суда, конфискует, утилизирует эту продукцию. Каким-то чудом оказалось, что налоговая и исполнительная службы до ноября между собой не были знакомы. Мы взяли на себя инициативу их познакомить, и они в итоге начали понимать, кто и что делает. Так ассоциация помогает государству выявить его внутренние проблемы, а взаимодействие власти и бизнеса приносит плоды.

Параллельно с этим решаем задачи в плане регуляторики: где-то запятая в законе неправильно поставлена и читается двусмысленно, и мы ее убираем (правда, это занимает порой полгода). Также, если старые кадры пытаются третировать белый бизнес, ассоциация разбирается – справедливы ли претензии, или это попытка оштрафовать, получить взятку и прочее… И в 95% случаев контролирующие органы понимают, что лучше убрать безосновательный штраф.


D+: Сколько составляют членские взносы в ассоциации?

И.Н.: Абсолютно адекватная цифра – чуть больше тысячи евро в год. ЕБА – неприбыльная организация. Благодаря демократичности членских взносов, у организации уже более тысячи членов, и ее голос стал слышен на всеукраинском уровне.


D+: Поговорим о Brown-Forman – сказался ли кризис?

И.Н.: Как ни странно, когда мы говорим о кризисе, понимая, что у нас девальвация гривны и страна все время в стрессе, – каким-то странным образом это не касается премиального алкоголя. Начиная с 2014 года, мы не наблюдаем никакого кризиса, наоборот, у нас невероятный рост, которого не было ранее.


D+: Как Вы для себя это объясняете?

И.Н.: Одна из основных причин в том, что наш потребитель меняется. Люди больше путешествуют, видят мировые тренды, интересуются напитками, открывают для себя коктейли. В общем, четко прослеживается растущее желание «не напиться, а расслабиться и получить удовольствие».

Это первая и самая важная причина – она больше ментальная,

народ начинает тянуться к лучшему

Вторая причина – у нас пропала контрабанда.

Пусть не вся, но когда скакнул курс доллара, контрабандистам стало невыгодноработать. Весь неофициальный объем перетек в официальный, и это сказывается на росте наших продаж.

Третья – улучшение инфраструктуры самого рынка.

Открываются новые супермаркеты, наблюдаем барный бум: только в Киеве за год открывается как минимум 100 баров. Количество людей, которые хоть раз в неделю посещают заведения HoReCa, растет из года в год. Это не означает, что люди начали тратить больше, просто культура растет. Если два года назад люди тратили на рестораны в месяц 500 грн, то сейчас звучит та же сумма, но зато ходят чаще. Также рост рынка обусловлен физической доступностью премиального алкоголя для среднестатистического украинца. Если 30 лет назад его можно было купить только в Duty Free или «Березке», то сейчас едва не в каждом магазинчике можно найти самые популярные напитки.


D+: Какова структура компании Brown-Forman?

И.Н.: Еще 20 лет львиная доля продаж приходилась на американский рынок, сегодня же продукция Brown Forman представлена более чем в 160 странах. На больших рынках у нас свои полноценные структуры, на остальных работаем с местными дистрибьюторами, в зависимости от размера бизнеса может быть небольшое представительство из нескольких человек. В Украине у нас достаточно нестандартный сетап – Brawn Forman Ukraine занимается импортом и продвижением наших брендов, а дистрибуцией занимается Coca-Cola Hellenic.

D+: Не ощущаете ли усталость потребителя от таких брендов-аксакалов, как «Финляндия» и «Джек Дэниелс»?

И.Н.: Мы об этом думали и даже на всякий случай провели исследования, которые однозначно подтвердили мою неизменную позицию – «как можно устать от хорошего?». Качество всегда является определяющим, а при правильном продвижении качественный продукт становится брендом и обречен на успех. «Джек Дэниелс» более 150 лет производится в одном единственном месте (городок Lynchburg в штате Теннесси) по технологии, которую придумал сам мистер Джек.

Аналогично – «Финляндию» разливают более 50 лет только там, где она впервые появилась (городок Раямаки недалеко от Хельсинки). Уж с чем-чем, а с качеством проблем точно нет, да и маркетинг не сидит на месте, так что про усталось говорить вообще не приходится.


D+: Но потребитель периодически хочет пробовать новинки и они тоже хорошие? Вы проводили исследования, что говорит статистика?

И.Н.: Я вам больше скажу, потребитель переключается на новое очень часто, в этом и состоит прелесть конкуренции. Именно она движет стремлением делать лучше, быстрее, качественнее. Без преувеличения могу сказать, что на сегодня «Джек Дэниелс» – это самый популярный виски в Украине, при этом процент лояльных потребителей очень низок: из 100 человек, которые пили «Джек» за последний год всего около 10 человек пили только «Джек», то есть в «рационе» потребителя всегда присутствует несколько брендов и это абсолютно нормально.


D+: То есть Вы не чувствуете оттока спроса?

И.Н.: Ни в коем случае! Но при этом мы очень внимательно следим за этим. Например, 2 года назад Jack Daniel’s перестал показывать положительную динамику узнаваемости и лояльности среди молодежи, соответственно, наши маркетологи больше усилий направили на эту целевую аудиторию. А если брать в общем, то все измеримые маркетинговые показатели растут из года в год.


D+: И что это за конкретные усилия?

И.Н.: Как оказалось, на тот момент молодежь не рассматривала Jack Daniel’s как потенциальную покупку и на то была конкретная причина – слишком дорого, чтобы даже попробовать. Мы корректируем стратегию и переносим фокус из дорогих мест в молодежные дискотеки, где предлагаем совершенно бесплатно пробовать новый вкус Jack Daniel’s. На тот момент это был «медовый», год назад мы привезли Jack Fire. Мы пытаемся достучаться до молодежи, хотим дать понять, что это качественный продукт, с которым можно отлично провести время.

D+: Понравился медовый вкус молодому поколению?

И.Н.: Да, он более молодежный, более унисекс. Кстати, оказалось, что в плане успеха Jack Daniels Honey по Европе Украина занимает второе место после Чехии. Как показал кризис, последние несколько лет бренды, которые построили хороший имидж и при этом обладают достойным качеством, перешли на новый уровень. Если 5 лет назад потребитель готов был пробовать что-то новое, тратить деньги на неизвестные ему ранее бренды, то сейчас мы видим сокращение выбора до 2-3, причем из ряда элитного алкоголя. И когда речь идет о новинках, то предпочтения отдаются новым вкусам проверенных брендов.


D+: Как думаете, что сформировало этот тренд: потребитель окончательно определился, или не хочет тратить деньги на пробы, которые могут оказаться неудачным экспериментом?

И.Н.: Я четко уверен – потребитель никогда не определится, особенно в наше время, когда изобилие товаров уже превышает способность осознать масштаб этого изобилия. Мы просто стараемся верно реагировать – если есть посыл от потребителя, мы отвечаем, если нет – мы пытаемся достучаться и предложить.


D+: О Вас рассказывают легенды – будто Вы, знакомясь с производством текилы, бороздили на лошадях плантации агавы – так ли это необходимо, чтобы просто продавать?

И.Н.: Я два раза был в Мексике и да, два раза катался на лошадях по плантациям агавы. Я погрузился во все этапы производства. Видел агаву, которая должна расти минимум 7 лет до того, как пойдет на производство текилы.

Если ты хочешь заниматься чем-то достойно,

– ты должен знать все от «А» до «Я»

Я знаю, в каком штате она должна расти, сколько времени, как она ферментируется, как запекается и какие бренды и как ее используют. Как формируется себестоимость, каким образом она попадает из Мексики в Европу, а из Европы к нам… Все детали.

D+: Но это не было поиском чего-то нового?

И.Н.: В 2007 году Brown-Forman купил завод Casa Herradura, производящий в том числе текилу el Jimador – на тот момент текилу №1 в Мексике. Я начал изучал эту тему больше для себя, чтобы понять этот напиток и быть готовым, когдав Украине начнется текильный бум, а он начнется, рано или поздно. Текила – это не тот примитивный напиток, который пьют с солью и лаймом. Хорошую текилу можно сравнивать с самими достойными напитками мира.

Меня очень удивляло, что Украина находится на последних местах в понимании этого напитка. Во всех странах доминирует настоящая текила – на 100% из агавы. По-моему, у нас меньше 1% потребителей текилы понимают, в чем разница между текилой из 100%-ой агавы и прочей. Есть над чем работать: мы постепенно будем внедрять этот напиток, он сильно недооценен в нашей стране.


D+: А как правильно пить элитную текилу?

И.Н.: Если в чистом виде, то, однозначно, не с лимоном.

Мы пропагандируем потребление как в Мексике:

с сангритой – это напиток из томатного сока, фрэша апельсина, лайма и тобаско.

Текилу нужно подавать в шотах, идеальный бокал – винный или коньячный. Надеюсь, текила займет достойное место в коктейльных картах Украины, ведь наши бармены продолжают открывать ее как ингредиент для достойных коктейлей.


D+: Каковы корпоративные правила формирования портфеля, насколько жесткие?

И.Н.: Мы, как представители Brown-Forman (у которого 30-40 брендов по всему миру),– сами приходим раз в три года и говорим главному офису, чтобы из корпоративного ассортимента хотели вывести на рынок. То есть, никто никого не заставляет расширять портфель, как правило.

Меня часто спрашивали: почему медовый Jack так поздно появился в Украине?

Просто выставить такой бренд на рынок без подготовки и стратегии было бы опрометчиво. Подобную историю прошел Jim Beam – все вкусы, которые были в природе, хаотично завезли на прилавки. Они постояли год, два, три и пришлось делать по 40-50 % скидки, чтобы начать их двигать. Мы же год изучали рынок, на два года вперед планировали промоушн по дегустациям, медиа и другим активностям,и как результат – на сегодня это уже самостоятельный и самодостаточный бренд.

Я спокойно могу привезти в Украину все бренды Brown-Forman. Но, учитывая лимитированный ресурс,– получится распыление фокуса.

Я предпочитаю быть сфокусированным,

– если ты что-то делаешь, делай это хорошо!

Таким образом достигнуты результаты по Jack Daniel’s и водке Finlandia.


D+: В какой мере главный офис диктует, какие бренды продавать?

И.Н.: Локальная инициатива всегда идет от меня. У компании есть свои мировые фокусы, фокусом №1 всегда был, есть и будет Jack Daniel’s, тут без вариантов. А дальше многое зависит от региона или страны: где-то на 2-м месте стоит Finlandia, в Америке – вкусовой Jack, в Мексике – текила.

Раз в год мы обновляем свое трехлетнее виденье. Если компания хочет запустить что-то новое, – она может обратить на этот проект внимание. Но меня никто не может заставить привезти ирландский виски, который стоит тысячу гривен за бутылку, хотя он есть в портфеле у Brown-Forman. Я могу сказать, что у нас это не пойдет и указать причину – мне никто ничего не скажет в упрек. Точно так же я могу заявить, что нам нужен хороший недорогой бурбон – в этом случае меня могут попросить прописать мини-кейс – почему мы именно так видим, показать долгосрочную перспективу.


D+: Несколько лет назад Вы нам говорили, что выводите на рынок французский ликер?

И.Н.: Да, это было 5 лет назад, и я поспешил 🙂 Планировалось привезти премиальный французский ежевичный ликер Chambord, предполагалось, что его цена будет 50 долларов за литр, а может и дороже. Несмотря на то, что по Jack Daniel’s и Finlandia мы были на волне успеха, изучив потенциал рынка и каналы, подходящие для этого ликера, – было принято решение пока повременить с ликером. Если не ошибаюсь, Good Wine его возит и продает в своей сети. Этот напиток только для суперценителей. Если в стране найдется тысяча человек, которые захотят его купить, – Good Wine это обеспечит.

D+: На сегодня у Вас в портфеле проверенными флагманами выступают Jack Daniel’s, Finlandia, el Jimador и виски Woodford Reserve, а что нового?

И.Н.: Три года назад Brown-Forman купил 3 вискикурни в Шотландии. У нас они уже были известны, как это ни странно. Ими занимался Good Wine – это виски Ben Riach,Glen Dronach, Glenglassaugh, они даже входят в десятку односолодовых брендов в Украине. Мы приняли решение остаться с Good Wine, недавно переподписали с ними контракт на несколько лет. Новых позиций пока не планируем.


D+: Какие наиболее эксклюзивные и оригинальные напитки имеются в портфеле Brown-Forman?

И.Н.: В портфеле Brown-Forman самый оригинальный, по моему мнению, – как бы это ни прозвучало банально, – один из видов «Джека», Jack Daniels Barrel Proof, это крепкий напиток, около 70 градусов. Очень специфичный и необычный на вкус, рассчитан на суперценителя.


D+: Почему в ассортименте компании нет вин?

У Brown-Forman до 2011-2012 гг. был очень широкий портфель со своим производством в Калифорнии. Но затем было принято решение сфокусироваться на крепком алкоголе, ведь структура бизнеса достаточно разная. Вино и крепкий алкоголь – кардинально отличаются в плане каналов сбыта и в плане потребителя, продвижения и маркетинга. Последние 5-6 лет Brown-Forman специализируется исключительно на крепких напитках.


D+: Вы говорили нам, что делаете фокус на HoReCa, как сейчас с этим?

И.Н.: Это направление стало одним из путей успеха, которого мы достигли, начиная с 2012-2013 гг. Сейчас этот фокус никак не изменился и не уменьшился. Хотя Украина и специфична в плане HoReCa, тем не менее, есть страны, где с HoReCa еще сложнее. Мне недавно рассказали историю, что в Китае, в среднем по их масштабам городе, может быть ночной клуб, который вмещает 20 тысяч человек, и крупные производители платят миллионы долларов в год просто за то, чтобы один этот клуб продавал их алкоголь. У нас, к счастью, такого нет и, надеюсь, не появится.

Хотя сегодня, и правда, некоторые владельцы клубов начинают позиционировать себя чуть ли не главными медийными площадками страны 🙂 . Рынок HoReCa очень динамичный. Как я уже говорил, ежегодно в Киеве открывается в среднем 100 баров, при этом очень мало заведений, которые имели бы более чем пятилетнюю историю. Важно быть в курсе происходящего, отслеживать эту динамику.

От других операторов рынка в плане работы с HoReCa мы отличаемся тем, что я категорически против любых эксклюзивов. Я, как потребитель, хочу увидеть в заведении несколько видов блюд, несколько видов вина, водки, виски и так далее. Иногда я прихожу в заведение, – а меня чуть ли не заставляют купить конкретный виски. Я понимаю, что кто-то за это заплатил и пытается заработать таким образом, заставляя клиента купить его продукт. Наверное, в этом заведении не все хорошо, раз они пытаются зарабатывать таким способом, а не привлекая клиента разнообразием и предоставляя достойное качество.

В 90% случаев – я уйду из такого заведения. Свой подход я не менял 11 лет, и он принес свои плоды. Сейчас мы спокойно уживаемся в одном меню с любыми конкурентами. Конечно, бывало, что кто-то из них предлагал заведениям любые деньги, только чтобы не было «Джека». Сейчас такого практически уже нет.

D+: Хотелось бы вернуться к фокусу. В чем он заключался?

И.Н.: До 2011 года было очень сложно попасть в меню даже таким брендам, как Jack и Finlandia. Работала система эксклюзива – кто больше заплатит, тот и продается. Как ни крути, HoReCa – это ключевой контакт потребителя и поставщика, ведь туда приходят целенаправленно выпить и поесть. Если говорим о барах, то 99 % – выпить.

Мы понимали, что HoReCa – самая первая точка контакта с потребителем. Поэтому я настаивал на максимальном листинге, не выбивая других конкурентов + широкое предложение различных коктейлей. Много денег мы проинвестировали тогда в различную посуду, если честно, сейчас об этом жалею. Посуда билась, расходилась, не использовалась по назначению и большого результата мы не достигли.

Грубо говоря, фокус на HoReCa –

это листинг, представленность и некая визуализация.

Каждый раз, когда бываю в Штатах, всегда удивляюсь: каждый второй паб или бар завешан различными лайтбоксами и рекламными материалами. Я это называю «фашистским маркетингом» и не хотел бы, чтобы в Украине так было. Рынок до конца этого не понимает, а говорит,– заплатите нам ХХХ долларов и мы это повесим. Мы каждый раз внимательно смотрим, насколько уместно в том или ином заведении вешать постер, лайтбокс или забивать интерьер нашими логотипами.


D+: Вот, к слову, именно для корректного напоминания о премиальном бренде в HoReCa и был задуман журнал CaBaRe :). Жаль, что мало кто это понимает. Работаете ли с самими барменами – на их лояльность, мотивированность?

И.Н.: Да, но я это назову не работой, а построением дружеских отношений. То есть, если 10-15 лет назад рыночной практикой было:«а давайте соберем пробки – кто больше бутылок продаст, тому и приз», то сейчас это не работает. Это путь в никуда – если неделю бармен собирает пробки бренда «А», а следующую – уже бренда «Б», не выигрывают ни бармены, ни бренды.

Так что мы нацелены на долгосрочное сотрудничество, для меня важнее выстроить отношения, чтобы бармен, когда будет слышать имя Jack Daniel’s, вспоминал кого-то из команды поставщика, и чтобы воспоминания эти были теплыми. Мы всячески стараемся поддерживать различные барменские школы, и периодически проводим свои барменские конкурсы. Они направлены не на то, чтобы купить бармена, а создать лояльность, позитивные эмоции от наших брендов.

D+: Как оцениваете рынок импорта – какие ценовые сегменты показывают наибольшую положительную динамику?

И.Н.: Все растет, причем премиальный сегмент – быстрее всего. Дешевый виски сильно замедлился, что не может не радовать – значит, потребители научились разбираться и ценить качество продукта. Лучше всех себя чувствуют ром и виски, показывая наибольший рост. За последние 3-4 года я наблюдаю, что рынок насытился, и находится на завершающей стадии формирования, показывая стабильный рост в 5-10%.


D+: Меняется ли отношения к алкобрендам?

И.Н.: Здесь постоянная динамика, как среди алкобрендов, так и среди сетей – кто-то кого-то покупает, кто-то банкротится, бренды переходят из одной компании в другую. Динамика есть также и во взаимоотношениях с сетями. Я уверен, что многое решают отношения.

Но если в HoReCa – это исключительно отношения,

то в сетях, несмотря на коммерциализированный подход,

идут диалоги между людьми.

Все меняется в том плане, что игроки украинского ритейла пытаются заимствовать какие-то зарубежные практики, а поставщики алкоголя привносят идеи своих иностранных коллег. В общем, наблюдается положительная динамика по улучшению представленности алкоголя в торговых сетях, а также категорийного менеджмента и рационального использования торговых площадей.

Еще 3-4 года назад в супермаркетах были «пролеты» с украинской водкой – она платила большие деньги за то, чтобы купить весь алкогольный ряд. Сейчас этого нет – теперь потребитель главнее и сети стараются предоставить ему лучшее – и навигацию, и выбор, и комфорт.


D+: Какие сети можете выделить?

И.Н.: Самый адекватный подход у «Сильпо»,«Метро» и «Новуса». Хотя если сравнивать с ситуацией лет 10 назад, – сейчас все сети выглядят очень достойно.

D+: А если говорить об алкомаркетах?

И.Н.: У нас этот формат еще очень далек от совершенства, все на стадии зарождения. Во Львове есть маленькие магазинчики по 30 метров, которые уже заняли свою нишу. А по стране в целом, и даже в Киеве, алкомаркеты еще не достигли своего веса. Конечно, Good Wine в Киеве – лучший в СНГ в плане навигации, ассортимента, качества. Он задал высокую планку. Le Silpo и другие подтягиваются. У нас идеальный алкомаркет (а точнее, сеть) возможен, если только на рынок зайдет кто-то с огромными инвестициями. У«Поляны» была подобная попытка, но не получилось. Вряд ли WINETIME сможет развить это направление до нужного уровня. Это перспективный канал, но лет через 5-6. Сейчас говорить о буме рано.


D+: Какие бары Украины Вам больше всего импонируют?

И.Н.: Сложный вопрос. Не хочу озвучивать имена, дабы не расстроить других, скажу только, что любой бар, где мне сделают «Бульвардье» на «Вудфорде» автоматически становится моим любимым 🙂 . Если говорить вне страны, то хочу выделить Hemingway Bar в Праге. Он оставил невероятные впечатления (половина меню – огромная коллекция ромов, несколько сотен, если не ошибаюсь). Я даже не мог представить, что ром производится в тех странах, откуда они его привозят. И еще – почему-то запомнился один бар в Сингапуре, который очень понравился, хоть и не помню название.


D+: Вы начинали с работы в сетях «Сильпо»,«Фора». Помогает ли этот опыт Вам сегодня в переговорах с сетями?

И.Н.: И да и нет – я работал в компании Fozzy. И первая «Фора» открылась примерно в то же время, когда я от них ушел на «Баядеру». Я работал не в коммерческой/торговой структуре, поэтому изначально знаний таких не было. Но остались отношения. Переходя к отношениям и бизнесу, я считаю, что отношения между людьми намного важнее, чем официальные договоренности и прочее. На Fozzy я научился больше общаться с людьми.

А «Баядера» для меня уже стала местом погружения в настоящий бизнес, возможно, даже альма-матер. До сих пор у меня с ними хорошие отношения – от владельца до торговых представителей. Своими конкурентами я их не считаю. У нас нет прямолинейного конфликта по брендам. Наши портфели дополняют друг друга на любой полке супермаркета и в любом меню. Существуют, конечно, конкурентные вопросы – у них есть и американский виски и водка, но я все равно не рассматриваю их как конкурента. Ведь наличие выбора насыщает рынок, двигает его и развивает. И, в конце концов, повторю, – главное, как в жизни, так и в бизнесе, – хорошие отношения.

 

Фото: заглавное фото – Александр Сахненко; остальные кадры – личный архив Игоря Назарова.

Директора представительства Brown Forman в Украине и главу комитета Wine&Spirits Европейской Бизнес Ассоциации Игоря Назарова Drinks+ знает давно. И если бы пришлось давать г-ну Назарову характеристику одним словом, то корневым было бы «сам»: он самодостаточен, самоуверен, стал самым молодым CEO легендарной американской компании, а, главное, – создал себя сам. Застать его в Киеве не просто: то […]

Джанфранко Фино: «Мы с Симоной отправились в наше невероятное винное приключение!»

Drinks+ побывал в Мандурии, в гостях у «Короля Примитиво». Нас принимали по-королевски, правда, в небольшом гараже, переделанном под винодельню.


Вино увлекает людей, и люди, легко поддавшись новому, бросают свои «дипломные» профессии и меняют не только свои жизни, но и вносят кардинальные перемены в имидж региона, а иногда – в историю целой страны. Одним из таких стал Джанфранко Фино. Он начинал как агроном и профессионал в оливковом бизнесе, а сегодня известен в Италии и за рубежом как «Король Примитиво».

Винный поток закружил и его жену Симону, которая спокойно и счастливо работала юристом, но… однажды вышла на яхте в море, где и повстречала свою судьбу. С тех пор пара продолжает мчаться по жизненным волнам – то взбираясь на гребни славы, то с захватывающей дух скоростью уносясь в неведомую даль.

Drinks+: Медиа прозвали Вас «Королем Примитиво» – могли ли предположить, когда только искали участок в зоне Мандурия, что признание придет так быстро? Возможно, имелся бизнес-план, сроки окупаемости проекта – расскажите о своих надеждах того времени.

Джанфранко Фино: Благодаря делению винодельческих регионов и описанию терруаров, нам удалось найти интересные зоны. Кроме того, мы были сфокусированы на поиске участков со старыми лозами, потому получить выразительные вина оказалось довольно просто –

«… мы были уверены в успехе» (с) Джанфранко Фино

И, как водится в интересных фильмах, сделаем несколько «флешбэков». Вернемся в прошлое, когда молодой Джанфранко Фино решил стать виноделом.


D+: Кем был Ваш отец, как это повлияло на выбор профессии?

Д.Ф.: Мой отец был главой Министерства обороны, поэтому его работа никак не связана с моей.


D+: Кто привил Вам любовь к вину?

Д.Ф.: Моим учителем в области сельского хозяйства был известный журналист, винный и гастрономический критик – Луиджи Веронелли.


D+: Где учились, кем в детстве мечтали стать?

Д.Ф.: Я учился в энологической школе Локоротондо. Затем поступил на сельскохозяйственный факультет Университета Базиликаты (г. Потенца). Еще ребенком я ощущал тягу к виноделию. Фактически в 13 лет, больше даже ради забавы, начал ухаживать за небольшим виноградником возле отцовского дома.

D+: Как познакомились с Симоной?

Д.Ф.:  Я встретил Симону в море :). Если точнее, она пришла ко мне на курс – я был инструктором парусного спорта.


D+: В какой области вы с Симоной работали до того момента, как основали собственную винодельню? Правда ли, что профессионально занимались оливковым маслом? Что входило в Ваши обязанности?

Д.Ф.: Да, я занимался производством оливкового масла. В частности, отвечал за контроль и качество продукции по системе, разработчиком которой был Веронелли. В то время Симона уже получила высшее юридическое образование, работала адвокатом.


D+: Как подбирали винодела, какие требования выдвигались к кандидатам?

Д.Ф.: Братья Чиро и Томмасо – наши мастера винного погреба, но они не виноделы в привычном понимании. В первую очередь, я искал людей, увлеченных миром вина. Правда, Чиро посещал энологическую школу. И хотя у них не было профессионального опыта, они показали себя отличными сотрудниками, потому что четко и своевременно следовали моим указаниям.


D+: У Вас, мы знаем, маленький коллектив – как распределяются роли?

Ж.Ф.: Да, у нас мини-команда, но нам удается охватить все три составляющие винодельческого производства: виноградник, погреб и маркетинг.


D+: Как строятся отношения с дистрибуторами и байерами: к Вам сегодня напрямую обращаются фирмы-закупщики.  Планируете ли в дальнейшем поменять принцип работы – к примеру, перейти на бордоскую схему фьючерсов и негоциантов?

Ж.Ф.:  Нет, продажа наших вин построена через коммерческие сети и ряд зарубежных импортеров. Релизы равномерно распределяются по энотекам всей Италии.

Gianfranco Fino и Roberto Capobianco

D+: Но ведь уже сегодня весь урожай выкупается на стадии en primeur?

Д.Ф.:  Да, уже в течение нескольких лет мы продаем наши вина по предзаказам. И теперь знаем наперед, сколько бутылок данного винтажа будут проданы сразу после розлива.


D+: Поделитесь планами по развитию виноградников и созданию нового здания винодельни – судя по Вашим подходам, это будет нечто инновационное и яркое?

Д.Ф.: Несмотря на современный дизайн новой винодельни, мы будем на виноградниках  продолжать соблюдать строгие агрономические критерии, к примеру, радикальную обрезку, ограничение урожайности и т. д.


D+: Поговорим о Вашем решении отказаться от DOC Primitivo di Manduria и понизить статус вин до IGT. Были ли сомнения? И какие именно ограничения категории DOC стали решающими в принятии Вами решения?

Д.Ф.: На самом деле, наши корпоративные правила еще более регламентированы и строги, чем виноделие в рамках DOC Primitive di Manduria. Скажем, DOC Manduria предоставляет возможность сбора 90 центнеров ягод с гектара, но наш винтаж никогда не достигал этого уровня – не более 20 центнеров.

Таким образом, выход из DOC имел ряд веских причин,

в том числе и то, что мы всегда работали в более ограниченных условиях,

чем регулируемый формат производства DOC.

 Другими словами, мы продолжаем беречь и сохранять наше винное наследие, состоящее из старых виноградных лоз, которые традиционно культивируются на высоких стволах как деревья.


D+: Благодаря каким качествам апулийские сорта Primitivo и Negroamaro, имевшие не очень хороший имидж еще несколько лет тому назад, показались Вам привлекательнее, чем более популярные виноградные сорта в других регионах Италии?

Д.Ф.: Нашим предпочтительным и даже привилегированным выбором было автохтонное виноделие – производство из местных виноградных сортов, которые, помимо прочих особенностей, на протяжении многих лет доказали свою высокую устойчивость к глобальному потеплению, в отличие от других международных сортов (Мерло, Каберне и т. д.). Так мы можем производить уникальные вина и, в то же время, с лучшими характеристиками по органолептическому профилю.


D+: Вы пошли по сложному пути и в результате… – невероятно быстро пришли к славе! Но, наверное, это только со стороны – быстро и просто. Ведь были и неудачи, и тяжелые времена. Поделитесь, какие самые драматичные события случались на пути к успеху, что помогало преодолеть проблемы?

Д.Ф.: В самом начале, без поддержки моего близкого союзника, которым сегодня является моя жена Симона, – и не желая отклоняться от производства качественных вин, – я не имел четкого представления о том, как продвигать свои вина на международной арене. К счастью, в тяжелый момент досрочного расторжения контракта с моим дистрибьютором, Симона приняла решение оставить свою юридическую практику и последовать за мной в новом направлении. Таким образом, разрыв с дистрибутором, проблемы с ним связанные,  стали решающим моментом для маркетинга наших вин. И мы с Симоной отправились в наше невероятное винное приключение!


D+: Какие приемы биодинамики применяются на предприятии Gianfranco Fino?

Ж.Ф.: Мы косим сорняки в междурядьях, используем зеленое (сидеральное – прим. ред.) удобрение и другую органику, в частности, навоз 500P.


D+: Благодаря каким нюансам технологии удается так корректно работать с бочкой, сохранив уникальный вкус вина? Расскажите и о бочках – ведь они у вас разные и по-разному влияют на вкус.

Д.Ф.: Мы используем французский дуб для нашей линейки «крю», 50% новых и 50% бочек повторного использования. Кроме того, у нас есть специальные бочки для биодинамики от бондарни Tonnellerie Sylvain, благодаря особому тепловому этапу деревообработки которых нам удается сохранить естественную ароматику наших вин. Дерево, даже если оно новое, никогда не лукавит – при умелом обращении не испортит органолептических характеристик вина.

D+: Какую из Ваших идей при создании вина Вы назвали бы самой революционной?

Д.Ф.: Натуральная на 100% техника винификации подразумевает аэрацию, доступ кислорода (этот метод называется макро-оксигенацией) во время процесса мацерации.


D+: Есть ли экспериментальные участки на Вашем винограднике, если да, то какого рода работы ведете и какова их цель?

Д.Ф.: Мы начали с этого… В прошлом мы провели тщательную селекцию для каждого виноградного клона; каждый год мы можем предсказать потенциал каждого отдельного участка виноградника.

D+: Отличаются ли приемы по уходу за лозами, которым 50 – 90 лет, от ухода за молодыми растениями?

Д.Ф.: Наш протокол применяется однозначно как для молодых, так и для старых лоз.


D+: Сколько винограда получаете с них?

Д.Ф.: 20 центнеров винограда с гектара виноградников со старыми лозами и 40 центнеров с молодых лоз.


D+: Сажаете ли новые лозы и каких сортов? Какие вина планируете создавать?

Д.Ф.: С 2015 года мы работаем над проектом: negramaro rosè классическим методом.

D+:Как оцениваете последний винтаж: каких характеристик ожидать в будущих Es, Jo и Se, и каков объем релизов на 2019 год?

Д.Ф.: Согласно дегустаций, проведенных в январе, винтаж линеек Es и JO 2018 года предвещает винам заметное изящество и элегантность, за что мы благодарны дождливой весне и умеренному температурному режиму летом. Совершенно невозможно спрогнозировать урожай 2019 года, поскольку результат тесно связан с климатом.

D+: Поговорим о маркетинге: в каких выставках, конкурсах участвуете в 2019 году?

Д.Ф.: Наши ключевые промоушн-активности: Prowein в Дюссельдорфе, Vinitaly в Вероне и Merano Wine Festival.


D+: Открываете ли информацию о коммерческих сделках: в какую страну увозят больше всего Ваших вин?

Д.Ф.: Мы продаем вина не только на национальном уровне, но и экспортируем в другие страны  Европы и на другие континенты.


D+: Какие рынки Вас интересуют?

Д.Ф.: Самые интересные рынки для нас –  Германия и Швейцария.

D+: Какая винная линейка пользуется наибольшим спросом, как считаете, за счет чего?

Д.Ф.: Самым востребованным лейблом является вино Es, ведь Примитиво – родная лоза Италии.

D+: Устанавливаете ли лимиты на продажи вин, закладываете ли коллекцию собственных винтажей? (Признаемся, мы поучаствовали в уничтожении части ваших запасов – с одной стороны, мы очень вам благодарны за великодушие, с другой – понимаем, что, с точки зрения профессионалов, мы поступили безответственно:  молодой винодельне обязательно нужно оставлять в достаточном количестве релизы, чтобы следить за развитием и делать выводы в дальнейшем).

Д.Ф.: Ежегодно мы откладываем 10% бутылок для частной коллекции.

D+: Каково это было получить звонок с заказом вина Es 2008 для праздничного стола самой королевы Дании – Маргрете II или для саммита глав государств «Большой восьмерки»?

Д.Ф.: Эмоции были потрясающими, истинное удовлетворение происходящим.

D+: Как видите свою целевую аудиторию Gianfranco Fino: супермаркет, ХоРеКа или элитный бутик?

Д.Ф.: Нашей основной целевой аудиторией являются HoReCa и винные бутики.


D+: Как формируются цены на винтаж 2018 года, как и кто определяет, по какой цене продавать?

Д.Ф.: Обычно каждые два года мы увеличиваем стоимость на несколько евро.


D+: Вы назвали игристое в честь Симоны. Какими терминами описали бы это вино? В чем сходство с характером Симоны Натале Фино? 🙂

Д.Ф.: Симона – девушка прямолинейная, она не «подсахарит» реальность.

Другими словами, она сильная женщина, а наше игристое отражает все эти характеристики.

В вине прослеживается четко выраженная индивидуальность одновременно со сбалансированной идентификацией места происхождения.

D+: Считаете ли, что мечта жизни сбылась? Или есть новая?

Д.Ф.: Я доволен карьерой винодела и сейчас работаю над реализацией новой мечты – над строительством винодельни и нового погреба.

 


Досье D+

Примитиво – автохтонный сорт, главенствующий на юге Италии, в частности, в регионе Апулия. До недавнего времени, в том числе до успеха вин Джанфранко Фино, сорт имел низкий рейтинг и использовался для производства заурядных вин.

 

Фото: www.gianfrancofino.it, Vivi il Vino, Simona.Natale & Gianfranco Fino(FB), @vitogallo, Simona Giacobbi

Drinks+ побывал в Мандурии, в гостях у «Короля Примитиво». Нас принимали по-королевски, правда, в небольшом гараже, переделанном под винодельню. Вино увлекает людей, и люди, легко поддавшись новому, бросают свои «дипломные» профессии и меняют не только свои жизни, но и вносят кардинальные перемены в имидж региона, а иногда – в историю целой страны. Одним из таких […]