Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Gastronomy and Wine Portal

Жозиан Шассаньяр: Вино – моя новая жизнь!

27.05.2018, Персона

Осенью в рамках презентации новых шампанских вин в портфеле Fozzy Киев посетила Жозиан Шассаньяр, консультирующая крупных и небольших импортеров в Украине и Восточной Европе. У общительной Жозиан отказался живой характер и судьба с неожиданными поворотами.

D+: Как Вы связаны с виноделием Шампани?

Ж.Ш.: Я не связана непосредственно с Шампанью. Мы делаем отбор вин из разных регионов Франции, а также Испании и Италии. В основном, конечно, это Франция, все регионы, причем не только вино, но и крепкие напитки.

D+: Это винный консалтинг? Как Вы подбираете виноделов?

Ж.Ш.: Совершенно верно. Когда я отбираю виноделов, с которыми мы будем работать, я обращаю внимание на их философию, мне важно, чтобы у нас были общие взгляды. Часто это органическое виноделие, биодинамика, мне нравятся люди, которые очень любят свое дело и полностью ему отдаются. В первую очередь, когда я встречаюсь с виноделами, очень важен контакт. Когда он налажен, мы переходим к дегустации. Если все подошло, мы делаем селекцию и представляем вино на экспорт. У меня нет цели продать вино любой ценой. Коммерция – это всего лишь дополнение. Если вино не нравится или люди, которые его производят, – как его можно представлять?

D+: Какова философия виноделов, с которыми Вы работаете?

Ж.Ш.: Это уважение к природе, бережное отношение к окружающей среде, к виноградникам, любовь к своему делу – и хорошее, качественное вино. Многие виноделы, с которыми я работаю, придерживаются принципов биодинамики.

D+: Речь идет о небольших хозяйствах?
Ж.Ш.: Иногда виноградники могут быть и большими, но это все равно частные хозяйства. Ко мне поступают предложения и от больших Домов, но, чаще всего, это частные виноделы.

D+: Вы – член Ассоциации сомелье Франции. Расскажите о Вашей карьере сомелье.

Ж.Ш.: Вы видите на мне значок и галстук Ассоциации сомелье. Но я не всегда была сомелье. Я была преподавателем истории и географии. Мне не хотелось уходить на пенсию, и я стала искать, что бы меня заинтересовало. Я всегда любила вино. Во Франции есть такое учебное заведение как Университет вина – он расположен с Сюз-ля-Рус в Долине Роны. Это, во-первых, красивейший замок, окруженный живописными угодьями. И, во-вторых – университет. Он достаточно открытый, поддерживает связи с другими университетами, сюда часто приезжают с лекциями авторитетные специалисты. В университете мне посоветовали специальность «сомелье-консультант». Я заполнила анкету. Там спрашивалось об опыте – а кто я была? Просто преподаватель истории, и уже не девочка. Я решила подать документы лично, вживую рассказала свою историю, и меня приняли! Но когда я закончила образование, встал вопрос, что делать дальше. Идти работать в ресторан, открывать свой бутик по продаже? Это не совсем то, чего я искала. Моя дочь работала в России. Я подумала, почему бы не заняться экспортом, только в необычном стиле и так, чтобы это не занимало слишком много времени. Особых бизнес-планов я не строила. Поехала в Россию и просто общалась с людьми, рассказывала о винах, которые у меня уже были в портфеле, но ничего не «толкала». Люди начали мне доверять и спрашивать, – нет ли у вас такого вина? Я в ответ задавала вопрос – может, вы скажете мне, какая вилка цен? Сначала не хотели говорить, но постепенно открылись, и потихоньку мое увлечение переросло в настоящий бизнес. Этим я и занимаюсь с 2003 года. Вино стало моей второй жизнью. В основном спрашивали про французские вина, но однажды в 2006 году импортер, с которым я сотрудничала, «озадачил» меня селекцией итальянских вин. Я хотела продвигать Францию, и мне это даже показалось некорректным. Но… в результате я открыла для себя винную культуру, которую… можно сравнить с французской! До этого, вы не поверите, я и не подозревала, что и у итальянского вина есть своя история, своя культура. В Сюз-ла-Рус изучалась только Франция… Таким же образом позже появилась Испания. На винных выставках я часто вижу Новый свет, но о том, чтобы с ним работать, пока не задумываюсь – очень далеко. Для меня важно иметь возможность видеть хозяйство, виноделов, виноградники. Позже ко мне присоединился еще и мой младший сын. Он тоже окончил университет и очень увлекся энологией.

D+: Профессия преподавателя и познания по истории и географии, наверное, очень помогли Вам как консультирующему сомелье?

Ж.Ш.: Несомненно! Хотя общаться для меня никогда не было проблемой. Когда я провожу дегустацию, я как будто стою перед аудиторией. Но вот описывать вино, дегустировать – это казалось мне очень сложным и я очень волновалась. Моя первая дегустация произошла спонтанно. На одном мероприятии переводил университетский преподаватель, который уговорил меня провести дегустацию… на субботней лекции для студентов-филологов. Мы так тщательно отбирали вина – я договорилась с производителем, а для сравнения купила столовое вино в супермаркете, и в субботу мы отправились в университет. Учитель позаботился обо всем… кроме посуды! Но мы продегустировали, правда, из стаканчиков. Были и студенты, и преподаватели, всем было интересно! Они ничего не знали о правилах дегустации, и им очень понравилось. Это был забавный опыт – и вот именно тогда я впервые профессионально рассказывала о вине.

D+: Возвращаясь к Шампани. Есть ли в Шампани определенное противостояние интересов между большими Домами и маленькими виноделами?
Ж.Ш.: Они друг друга дополняют. Конечно, крупным Домам развитие маленьких виноделов доставляет некоторый дискомфорт, ведь раньше они целиком продавали свой виноград крупным производителям. Но не думаю, что можно говорить о противостоянии. Они нуждаются друг в друге: большим Домам нужно где-то брать сырье. А для маленьких виноделов продажа винограда и виноматериала (после первой ферментации, после второй) – стабильный источник дохода, иначе они бы просто не выжили.

D+: Сегодня постоянно идут разговоры о расширении классических винных регионов Франции, в том числе зоны производства шампанского. К чему все идет?

Ж.Ш.: Мне лично кажется, что это большая ошибка – расширение Шампани и других регионов. Большая часть виноделов разделяет мое мнение. С финансовой точки зрения, это, может, и привлекательно, это продается, это приносит выгоду. Открываются новые рынки, такие, как Китай, и это будет востребовано. Зону хотят продлить на север и говорят, что ввиду глобального потепления на север вся надежда. Но традиционная зона производства Шампанского – это гора Реймса и долина Марны. Для больших Домов это интересно, они могут купить себе большие участки по лояльной цене. Но я даже не уверена, что это может в конце концов произойти, знаете, сейчас из-за этого происходят настоящие битвы.

D+: Какой из регионов Франции наиболее активно адаптируется к рыночным веяниям?

Ж.Ш.: Я бы сказала, что это такие регионы, как Лангедок. Раньше здесь производили сумасшедшие объемы, и вино было низкого качества. Сейчас они повернули в сторону качества – вот таким образом пришлось адаптироваться под современный рынок. Покупать пневматические прессы и соответствовать уровню ожиданий потребителей. У них и выбора особенного не было – либо адаптироваться, либо исчезнуть. Вообще, виноделие – это работа крестьян. Я даже думаю, что это не столько тот или иной регион, сколько поколение. Старшее поколение училось виноделию у своих родителей, передача знаний происходила за семейным столом. А сегодняшние виноделы получают специальное образование и путешествуют по миру. Посещают Австралию, Аргентину, Южную Африку и так далее, видят новые технологии и методы производства вина, пробуют новые вкусы. Это все их обогащает и делает более открытыми к новшествам. Практически везде мы находим на производстве компьютеры, температурный контроль, пневматические прессы. Меняется поколение. Нет отдельного региона, который бы более активно менялся, происходит общая эволюция.

D+: Есть ли у Вас «любимчик» среди виноделов нового поколения?

Ж.Ш.: Вообще, я очень люблю шампанское. Не все разделяют эту любовь, мой муж, например, считает шампанское лимонадом. Еще люблю Великие Бордо и старые вина Бордо. Сегодня даже в мишленовском ресторане становится проблемой найти хорошее вино Гран Крю, потому что цены взорвались и все уходит на экспорт. Вот здесь и приходят на выручку маленькие производители. Если говорить о шампанском, я очень люблю Лаэрта. Еще мне нравятся вина Анжу, Луары, Сансер. Кстати, мой любимый Сансер Сержа Лалю уже закупили и скоро он появится у вас на полках. У него достаточно приемлемая цена и очень хорошее качество. Вот первое, что мне пришло в голову. Мне нравятся утонченные, элегантные, сложные вина, не те, которые называют «мускулистыми», не «паркеровские». Несколько лет назад такие были очень востребованы в России, они больше перекликаются с привычным вкусом для тех, кто недавно пил сладкое вино. Кстати, я была удивлена, пообщавшись на одной из выставок с известным украинским сомелье – я просила его, какие вина подошли бы украинскому потребителю, и он выбрал из нашей подборки самые качественные вина в моем любимом стиле. Это значит, что эволюция вкуса происходит довольно быстро. Позже такие вина были отобраны и Анной Пекер для Fozzy.

D+: Какую гастрономию Вы посоветуете к винам Вашего любимого стиля, в частности, к шампанским zero dosage?

Ж.Ш.: Часто такие вина, достаточно свежие, советуют подавать к устрицам. Но я думаю, что не только устрицы, и не в первую очередь, а в целом ракообразные, а также рыба гриль подойдут отлично. Белое мясо, блюда, в которых много соуса, такие как бефстроганов, подойдут к более насыщенным винам. Возможно и сочетание с сырами: для свежих шампанских это такие сыры, как камамбер, конте.

D+: Благодарим Вас за приятное общение и содержательные ответы.