Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Неукротимые Мутоны

06.07.2018, Статьи

Команда Drinks+ – своего рода коллекционеры, собирающие в свои маршруты знаковые Винные Дома, исключительно великолепные вина, лучшие достопримечательности и самые интересные истории.

Во время прошлогоднего тура по Франции мы изрядно пополнили свое собрание звездных виноделен, посетив Chateau Margaux, Chateau Latour, Chateau Pichon Baron и Chаteau Mouton-Rothschild. На этот раз наш рассказ о визите в последнее.

Разумеется, экскурсия в такое старинное шато всегда стартует с его истории.

Удивительная история этой легендарной французской винодельни начиналась, как ни странно, в домике под красной крышей в еврейском гетто Франкфурта. Именно отсюда ведет свою летопись династия богатейшей семьи планеты. Именно отсюда отправились покорять мир пятеро братьев, будущие бароны Ротшильды (этимология имени восходит к немецкому «красный щит»).

Герб Ротшильдов украшает рука, сжимающая пять стрел.  Стрелы – это сыновья, разъехавшиеся по Европе осуществлять свои амбициозные мечты.

Ну а для всех любителей великих вин эта история начинается уже с момента, когда Chаteau Brane-Mouton, расположенное в аппелласьоне Пойак округа Медок, было выкуплено одним из братьев – английским бароном Натаниэлем де Ротшильдом на аукционе 1853 года.

Сумма сделки составляла баснословную по тем временам цифру: 1 125 млн франков золотом. Особенно удивительно выглядит эта покупка, если учесть, что медокское хозяйство Бран-Мутон имело 76 га виноградников, находящихся в весьма плачевном состоянии. Но прозорливость Натаниэля позволила увидеть сквозь запустение – блестящую перспективу винодельни. Правда, ему так и не удалось дожить до момента славы.

Будущее этих земель, а точнее, их легендарную высокую стоимость впоследствии, определила всемирная винная выставка 1855 года, организованная самим Наполеоном III. В результате оценивания вин была принята официальная международная Классификация, на основании которой было выбрано четыре бордоских производителя категории Premier Grand Cru Classe: Margaux, Latour, Haut Brion и Lafite.

Увы, принадлежащее Ротшильду шато осталось вне топа. Натаниэль был возмущен. Решение принималось негоциантами Бордо и руководствовались они, в первую очередь, ценами на вина. И хоть стоимость вин «Мутон-Ротшильда» практически равнялась ценам счастливой четверки, владелец был новичком в виноделии, чужаком в этих местах и что, видимо, немаловажно, – англичанином.

Возможно, именно это и не позволило Мутону стать в то время первым. Если не ошибаюсь, приблизительно тогда же прозвучала в стенах шато знаменитая фраза, ставшая девизом:

«Первым быть не могу, вторым – не желаю, я – Мутон».

К слову, этимология названия «Мутон» происходит от старофранцузского mouton, что означает холм, так как шато расположено на относительно небольшом холме высотой порядка 20 метров, который возвышается над всей округой. Однако визуальным символом шато стал mouton – баран, или овен, – согласно переводу с современного французского языка.

Когда бароны Ротшильды продемонстрировали символ Дома и озвучили девиз, соседи стали за глаза называть их упрямыми баранами. И доля правды имелась – упорства этой семье было не занимать.

Прошло без малого столетие, когда наследник барона Филипп де Ротшильд в возрасте 20 лет (представьте!) получил в подарок винодельню Mouton-Rothschild. На тот момент здесь не было ни водопровода, ни электричества, ни даже приличных дорог. Но амбициозный юноша поклялся матери, что их шато станет первым из первых.

Тогда же, как свидетельствуют очевидцы, отец его предостерег: мол, преодолеть сложившийся порядок невозможно, для этого нужно обогнать по качеству вин как минимум 56 виноделен, имевшихся на тот момент в округе. Но юный Филипп доказал серьезность намерений прославить вина своего шато, утвердив в 1924 году решение первым в этих землях установить систему розлива вин в бутылки прямо на заводе. Новшество вызвало град насмешек и критику: в бутылке вино значительно скорее старится.

Но юный упрямец дерзко отвечал:

           «Я не хочу, чтобы мои вина хранились вечно!».

Барон применил еще одну фишку – пригласил оформить именную этикетку художника-плакатиста Жана Карлю. В то же время Филипп Ротшильд проводил политику расширения виноградников, скупая земли соседей: Chаteau d’Armailhac и Chаteau Clerc Milon. Также он уделял внимание развитию небольшого торгового бизнеса, названного Philippe de Rothschild SA.

Еще одной новацией стало строительство наземного погреба. Затем в хранилище стали водить экскурсии. Далее – построили отель для энотуристов. Филипп стремился к реваншу: он желал исправить промах отца, не сумевшего попасть с винами шато в Premier Grand Cru Classe. Добиться признания наследник Ротшильдов пытался, уделив первостепенное внимание качеству вин. Благодаря правильно выбранному стратегическому курсу, которым барон Филипп Ротшильд шел свыше 50 лет, в 1973 году шато «Мутон-Ротшильд» стало пятым топовым производителем в Бордо наивысшей категории Premier Cru.

Расположившись вдоль устья Жиронды, виноградники предприятия заняли 90 га северно-западной экспозиции склонов. Благодаря близлежащему водоему, лозы находятся в комфортных, без резкого перепада суточных температур, условиях.

На гравийно-песчаных почвах культивируют старые лозы – средний возраст составляет почти 45 лет – Каберне Совиньон (80%), Каберне Фран (10%), Мерло (8%) и Пти Вердо (2%). Винный портфель Дома включает три вина: Chаteau Mouton-Rothschild («первое» красное вино), Le Petit Mouton de Mouton Rothschild («второе» красное вино из более молодых лоз) и одно сухое, белое вино Aile d’Argent Bordeaux AOC.

Для создания винной линейки собранные вручную грозди ферментируются в больших деревянных чанах, а потом выдерживаются в новых бочках минимум 20 месяцев. В 30-е годы прошлого века из-за ряда неудачных винтажей Филипп принял решение вывести на рынок менее дорогую, но тем не менее качественную марку под брендом шато – Mouton Cadet, или «младший Мутон». Со временем эти вина завоюют авторитет наиболее успешного и популярного во всем мире винного бренда Франции.

На сегодняшний день хозяйство принадлежит наследникам фамильного бизнеса Baron Philippe de Rothschild S.A. – двум внукам Филиппа, сыновьям ныне покойной баронессы Филиппины де Ротшильд. Баронесса правила империей Ротшильдов так, как положено преемнице династии виноделов. О ее сильном характере слагались легенды, и именно во время ее правления были присоединены к компании новые территории за пределами Франции (в Чили и Калифорнии), отремонтированы старые и возведены новые заводы, усовершенствовалась технологическая база.

Впрочем, на самом деле мы очень мало знаем о талантах этой выдающейся семьи. Кроме, пожалуй, трех моментов – их страсти к коллекционированию произведений искусства, традиции поручать создание этикеток знаменитым художникам и крылатой фразы основоположника династии «Я – Мутон!». На самом деле, барон Филипп слыл талантливым поэтом.

А, кроме того, он был яркой артистической натурой, математиком, театральным импресарио, переводчиком, лихим водителем и яхтсменом, участвовавшим как в авторалли, так и в парусных гонках. Он был человеком выдающегося ума, наделенным вкусом, богатым воображением и незаурядной энергией.

Его дочь Филиппина Ротшильд отказалась от актерской карьеры, несмотря на увлеченность и способности, во имя продолжения семейного бизнеса, но племяннице барона удалось реализовать себя как кинорежиссера.

Стали известными людьми и другие члены династии: Виктор Ротшильд успешно преподавал в Кембридже биологию, а виртуозную игру на пианино Леопольда де Ротшильда встречала аплодисментами не одна аудитория мира.

Возможно, творческие гены сыграли решающую роль, но дружба Филиппа Ротшильда с такими легендарными особами, как Сальвадор Дали, Марк Шагал и другими, натолкнула винодела на идею художественных этикеток. Первый лейбл с изображением головы барана, нарисованный Жаном Карлю, появился на бутылке в 1924 году. Затем, начиная с 1945 года, в этом уникальном проекте участвовали Жорж Матье, Роберто Себастьян Матта, Доротея Таннинг, Пабло Пикассо, Энди Уорхол, Джузеппе Пеноне, даже принц Чарльз… Такой звездный вернисаж позволил Филиппине де Ротшильд в свое время организовать странствующую по многим странам выставку, представив самые знаковые этикетки.

Сегодня энотур по Chаteau Mouton Rothschild включает посещение громадного винного хранилища с баррелями Great Barrel Hall, музея Wine in Art и винную дегустацию.

Конечно, бронирование визитов рекомендовано делать за пару месяцев до запланированной даты. Если вам посчастливится попасть в это легендарное шато, вы получите удовольствие как от вин, так и от изумительной коллекции произведений искусства, исторических артефактов, собранных членами семьи Ротшильдов, и, конечно, – винных этикеток, созданных великими художниками.

А завершит тур дегустация великолепных вин хозяйства. Нам, к примеру, во время визита в 2017 году была предложена премьера вина 2016 года. Стартовая стоимость бутылки – 600 евро. Это мягкое, несмотря на юность, гармоничное вино обладает традиционно высоким потенциалом и благородным, очаровательным букетом. И, возможно, нам лишь показалось, но в каждой его капле мы ощутили, не сговариваясь, – жизненную энергию этой упорной, неукротимой династии.

Фото: AWC Fine Wine, Château Mouton Rothschild

 
Календарь событий