Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Филипп Гигаль: «По моему мнению, вино La Landonne создано для будущего»

31.07.2019, Персона Автор: Погорецкая Мария

Компания  E. Guigal Wine Maison – уникальна даже для Франции.

Она владеет старейшими в стране землями в Долине Роны (Кондрие и Кот-Роти), где возделывали виноград еще 2400 лет назад. На некоторых склонах лозы высажены на террасах под углом в 65 градусов и, разумеется, возделываются вручную. При этом средний возраст лоз – 15 лет, а компания считается, несмотря на известность во всем мире,  совсем юной.

D+ пообщался с представителем младшего поколения династии виноделов, занимающим пост главного энолога, – Филиппом Гигалем.


 

D+: Винный Дом Guigal – по французским меркам – молодой. Всем известно, что Ваш дедушка Étienne Guigal, проработав 15 лет на Vidal Fleury, основал в 1946 семейное предприятие Établissements Guigal (E.Guigal) в Ампуисе. Затем Ваш отец Marcel Guigal продолжил дело с 1961 года. А как происходила передача в Ваши руки, месье Филипп?

Филипп Гигаль (Ф.Г.): Я официально присоединился к компании в 1999 году после получения диплома магистра OIV в области энологии. С отцом мы работаем плечо к плечу в русле философии Guigal, по сегодняшний день ежедневно вместе лично тестируем вина. Моя жена Ева, которая присоединилась к команде сразу после нашей свадьбы в 2008 году, координирует многие бизнес-задачи, PR и  отдел национальных продаж.


D+: Каким человеком был Ваш отец, что из его уроков Вы запомнили лучше всего?

Ф.Г.: Мой отец – трудоголик. Он до сих пор деятельный, преданный делу человек, сродни моему дедушке, который за свою жизнь выпустил 67 винтажей! Так что перед моими глазами – блестящие примеры для подражания, отвечающие девизу Chateau d’Ampuis: «Тяжелый труд приносит свои результаты».


D+: Как в Доме Guigal разделяются обязанности: кто занимается маркетингом & продажами, кто является виноделом и управляет производством, кто следит за виноградниками?

Ф.Г.: Мы с отцом обсуждаем все тонкости управления: решаем вместе, но единогласно 🙂 . Нас можно назвать «взаимозаменяемыми». На производстве нам помогает сильная техническая команда. Моему отцу нравится работать с виноградарями в поле, а мне импонирует сфера продаж. В основном я занимаюсь экспортными рынками, и в этом мне помогает Ева, в частности, с внутренними расчетами, а также PR и отделом маркетинга.

D+: В 2007 году стоимость вина La Landonne 2003 побила рекорды среди всех вин Роны. Расскажите о составляющих цены на этот винтаж и отличии от остальных вин Вашего ассортимента?

Ф.Г.: На самом деле, вино само по себе – не единственный фактор, влияющий на ценообразование. Правда, один из существенных ввиду уникальности образцов. Скажем, мы производим лимитированное количество бутылок с крошечного виноградника La Landonne.  А в 2003 году мы потеряли около 70% урожая с него из-за экстремальных погодных условий.

Конечно, производить вино очень дорого – учитывая, что всё делается вручную, на наших крутых виноградных склонах сложно работать: культивация земли,  защита лоз, сбор урожая… Мы придерживаемся низкой урожайности, при этом выбираем самый лучший виноград для производства; выдерживаем вино в течение 40 месяцев исключительно в новых бочках. (Все эти технические решения порядком дороже, чем обычные методы виноделия).

Из-за небольшого участка (около 1,21 га), наше производство в среднем достигает лишь менее 7 тыс. бутылок за винтаж, это немного. Затем цена устанавливается в соответствии со спросом: вино эксклюзивное, потому пришлось искать особый подход к организации системы дистрибуции и сбыта. Вина, произведенные по предзаказу, предстоит распределить на 140 стран-экспортеров, где мы представлены. А распределить эти вина еще и между нашими 5000+ французскими клиентами – настоящий тяжкий труд…

Многие люди хотят попробовать уникальное вино, потому цена растет: как на нашем заводе, так и на винном рынке в целом. Поскольку заполучить вина Guigal действительно сложно, наши партнеры продают их затем, и правда, дорого.

D+: Есть такое мнение: лучше белое Франции рождено в Кондрие, а лучшее Кондрие – во владениях семьи Guigal. Тем не менее, Вы расширяетесь: в 2000 году Дом E. Guigal приобретает два винодельческих хозяйства: Jean-Louis Grippat (в Сен-Жозеф) и Domaine de Vallouit  (в Кот-Роти и Сен-Жозеф), а в 2005 году – еще и Domaine de Bonserine. Что привлекло: топовые виноградники, заманчивые ценовые предложения или необходимость позиционирования в других аппелласьонах?

Ф.Г.: Мы приобретаем участки исключительно ради уникальности терруара и соответствия нашему собственному видению качества в производстве эталонных вин.

К таким уникальным виноградникам относятся Grippat и de Vallouit, что позволило нам создать белые вина St. Joseph Lieu-dit и Vignes de l’Hospices, которые являются лучшими образцами вин из Сен-Жозефа (St. Joseph) в Турнон-сюр-Роне, а также эталоном  наименования на сегодня.

Наш Ermitage Ex-voto еще один пример культового вина,

произведенного в стиле прежних великих шато.

Мы очень гордимся тем, что являемся производителями этих легендарных вин.

D+: В 2009 году семь вин La Landonne (1985-2005), девять вин La Mouline (1976-2005) и пять винтажей La Turque (1985-2005) получают 100 баллов от Роберта Паркера. Как это повлияло на Ваш бренд в дальнейшем: повышение ценообразования; заметное увеличение продаж/приток новых клиентов; в дверях Вашего поместья толпились винные критики и журналисты?

Ф.Г.: Мы гордимся высокими оценками наших топовых вин. Однако, хотя эти показатели воздействуют на ритейл и сам рынок, но никоим образом не сказываются на ценообразовании наших релизов. Влияют производственные затраты, расходы дистрибуции и сам рынок в целом.

D+: Как вообще происходит процесс ценообразования? Кто у Вас за это отвечает, как принимаются такие решения?

Ф.П.: Прайс – моя с отцом совместная задача. И, учитывая расходную часть, конечно, формируются тарифы. Но, в основном, стоимость определена соответствием нашего восприятия и качества каждого винтажа.


D+: Наверняка, Вы знаете о диаграмме на сайте AAWE, которая облетела интернет: сколько рабочих часов нужно затратить, чтобы заработать на бутылку вина Guigal. На вершине этой пирамиды – самый высокооплачиваемый житель Люксембурга, но и ему нужно отработать 9 часов. О какой именно бутылке идет речь? Как Вы относитесь к этой информации в принципе – это пиар?

Ф.Г.: К сожалению, я не знаком с этим опросом и потому вряд ли могу его прокомментировать.

D+: Вы производите вина Кот-Роти: Bruneet Blonde de Guigal (с 1995 года), Château d’Ampuis, La Landonne (с 1978 года), La Mouline (с 1966 года) и La Turque (с 1985 года). Менялось ли когда-то процентное соотношение сортов в этих блендах (кроме сортового La Landonne)? Или с момента выпусков, несмотря на климат и другие обстоятельства, купажи оставались неизменными?

Ф.Г.: Соотношения сортов остались неизменными: процент Viognier никогда не меняли, потому что имеем дело с fieldblend, сформированным на винограднике.


D+: Ваше вино-фаворит среди собственного ассортимента? Расскажите о нем и его органолептических характеристиках.

Ф.Г.: Мой фаворит – La Landonne. Возможно, потому что мой отец посадил этот виноградник в честь моего рождения, в январе 1975 года. По моему мнению, вино La Landonne, баланс и богатство которого могут без проблем сохраняться десятилетиями, создано для будущего.


D+: Какой винный пейринг Вы предпочитаете к своим белым, а какой к красным?

Ф.Г.: Ответ на этот вопрос может превратиться в бесконечную дискуссию, даже книги будет мало:) Но если кратко, то я – приверженец классического пейринга.


D+: Какие каналы продаж самые эффективные для вин Guigal: online-заказы, прямые продажи (частным клиентам и коллекционерам), негоциантам или масштабные экспортные закупки?

Ф.Г.: Самую большую аудиторию клиентов составляют французы, очень преданные и интеллигентные частные клиенты. С нами работают лучшие рестораны и энотеки. Мы не ведем бизнес с супермаркетами.

На Францию приходится половина наших продаж, остальные 50% – экспорт, объединяющий 140 стран, среди которых крупнейшими рынками являются США, Канада, Япония и Северная Европа.

D+: Какие раритеты Вы храните в Вашей личной (домашней) винной коллекции сегодня?

Ф.Г.: Я отношу себя к категории почитателей винтажных портвейнов, к примеру, мечта – Vargellas 194, как и Warre’s 1977 года. Как тут выбирать 🙂 ?


D+: В июне мы слышали об инвесторах из Haichang Group, вложивших £50 млн во французскую индустрию вина. И, если положиться на достоверность британского Telegraph, то около 160 виноделен Бордо уже принадлежат китайцам. Как обстоят дела в Роне? Как Вы относитесь к тенденции приобретения французских шато азиатскими или российскими инвесторами?

Ф.Г.: Поскольку именно качество определяет успех наших доменов, мы не вправе влиять на коллективное мнение и подобные решения. Но мое видение ситуации такое: французские Дома сегодня стали предметом коллекционирования.  В то время, как наши виноградники –  это место, где люди должны работать, служить этим терруарам и землям AOC.

Покупка старинного имения – не победа в лотерее,

а начало долгой истории, наполненной тяжелым трудом.

D+: Расскажите о деловых отношениях Дома Guigal с операторами рынков Азии и Европы? С кем работать приятнее с точки зрения человеческого фактора, с кем – с экономической точки зрения.

Ф.Г.: В целом наш бизнес хорошо развивается в регионах Азии и Европы. Одним из самых благоприятных рынков можно назвать Японию. Ну, и тот факт, что я люблю японскую кухню в ее идеальном сочетании с Condrieu, отчасти влияет на мой ответ 🙂 .


D+: Какие обновления коснулись виноградников за период Вашего правления хозяйством?

Ф.Г.: Мы с отцом вкладываем много труда в развитие инфраструктуры наших владений. Например, сейчас у нас работает внушительная бригада из 15 каменщиков, восстанавливающих античные стены, некогда построенные римлянами на севере Роны. Такие усилия не сделают лучше наши вина, но это действительно необходимо, чтобы сохранить виноградники, их историю и обеспечить им будущее.

D+: Урожай 2018: насколько он хорош для будущих вин Е.Guigal? Какие прогнозы по белым, красным? Ощущаете ли влияние глобального потепления и насколько оно положительно/отрицательно?

Ф.Г.: Винтаж 2018 года был потрясающим: мы крайне редко встречаем такое совпадение: выдающееся количество урожая с чрезвычайно высоким качеством. Глобальное потепление благоприятно влияет на наши лозы, поскольку мы собираем урожай до Дня осеннего равноденствия, то есть до начала дождей. Созревший, достигший идеальных кондиций виноград сохраняет кислотность, ведь мы собираем ягоды почти за 2 недели до привычного графика, сформированного еще в 80-х годах. Сегодня мы не ощущаем каких-либо негативных последствий потепления, но беспокоимся о снизившемся числе осадков.


D+: Какие новости ожидать винному миру от Дома Guigal в 2019 году: проекты/релизы/покупки/сотрудничества?

Ф.Г.: Мы восстанавливаем древнее, очень красивое здание, которое послужит винным погребом: здесь будем принимать частных клиентов и посетителей, которые хотят увидеть наш музей, где хранятся семейные коллекции инструментов римского периода и орудий труда середины XX века, используемых в виноделии. Часть этого проекта будет оборудована для проведения семинаров или закрытых дегустаций.

Конечно, тестинги фамильных вин Guigal будут комментировать дипломированные сомелье. Мы планируем открыть Le Caveau du Chateau до конца 2019 года.

D+: На какие международные мероприятия или выставки Вы отправляетесь лично? Какие выставки для Вашей компании must?

Ф.Г.: Мы участвовали в мартовском Prowein в Германии, также наш Дом будет в следующем году представлен на выставке Vinexpo в Гонконге и на первой выставке Vinexpo Paris в январе 2020 года.


D+: Какие каналы продвижения для Вас наиболее приемлемы и эффективны?

Ф.Г.: По версии World Award BWW Сompetition 2017, Винный Дом E.GUIGAL признан Best Winery. При этом E.Guigal Ex-Voto Ermitage Blanc 2013 получил «золото» как «Лучшее белое вино мира» и «Лучшее белое вино Франции»; La Landonne 2009 получило «бронзу» как «Лучшее красное вино мира» и стало  «Лучшим красным Франции» и заодно «Лучшим вином Франции».


D+: Мы поздравляем Вашу команду с получением такого списка наград. Как все происходит: Вы отбираете конкурсы, в которых будут участвовать Ваши вина, или это конкурсы приглашают Вас?

Ф.Г.: Мы не гонимся за признанием и наградами, хотя, разумеется, действительно счастливы их получать. Эти конкурсы, скорее, адресованы потребителям, нас они мало волнуют.


D+:  Вы считаетесь самым крупным и при этом одним из самых премиальных производителей Роны. Как Вам удается сохранять баланс качества с количеством?

Ф.Г.: Качество – главное, что ведет Guigal вперед, а количество – оно пришло с успехом. Поэтому нам пришлось адаптироваться и мы обычно говорим об этом так: «Баланс юности компании с высокой  эффективностью и динамикой».


Досье D+

Maison E. Guigal – выдающийся винодел Долины Роны. Только в северной области Кот-Роти (Cote Rotie АОС) завод винифицирует 40% всего вина (!), производимого аппелласьоном. А образцам Cote Rotie и Guigal Ex Voto до сих пор нет равных среди эталонов качества и органолептики наименований Cote Rotie АОС и Hermitage АОС соответственно. Винных почитателей должен впечатлить тот факт, что такие достижения дались винодельне менее чем за 60 лет!

И вообще, сложно сказать, настолько высоко был бы оценен терруар французской Долины Роны винными гурманами без существования Дома Guigal.

Винный Дом основал Этьен Гигаль (Eitenne Guigal) в 1946 году. Большую часть опыта и знаний винодел получил на заводе Vidal Fleur, где проработал 15 лет. И, как говорят, возвращаясь к истокам, в 1984 году он выкупает это имение, работая плечом к плечу со своим сыном Марселем (до 1988 года). Наследник продолжил семейное дело, обучая уже своего сына Филиппа (Philippe) управлению фамильным бизнесом.

Они расширяли территории виноградников в Эрмитаже,  приобретая земли, принадлежавшие Jean-Louis Grippa, среди которых важнейшей «добычей» стало поместье Domaine Vallouit.  Винодельня приняла участие в конкурсе «Создать лучшее вино Эрмитажа», и лучшим стал образец лимитированного выпуска – Ex Voto. (Название происходит от латинской фразы «вследствие желания»).

Вино Guigal Ex Voto создается из Syrah (сорт Сира) с виноградников 2.2 гектара. Большая часть лоз высажена на крутых холмах, в основном на гранитных почвах, иногда с примесью камней, глины и песка. В среднем лозам от 35 лет.

На протяжении многих лет энологи Дома сокращали время, отведенное выдержке в бочке, надеясь придать больше свежести. В среднем виноматериал выдерживается в течение 30-36 месяцев в дубовых французских бочках. Средний релиз Guigal Ex Voto составляет около 600 ящиков.

Лучшие винтажи:  2018, 2017, 2016, 2015, 2012, 2010, 2009, 2007, 2005, 2003 и 2001.

В винном портфеле хозяйства также имеется эксклюзивное вино Guigal Ex Voto Rouge, которое производится только в лучшие годы; используется урожай Syrah (100%) с виноградных лоз лучших участков Bessards (30%), Greffieux (30%), L’Hermite (20%) и Murets (20%). Средний возраст лоз 50-90 лет. Дом выпускает и базовое вино, используя более молодые лозы.

Белые сорта винограда – 90% Marsanne и 10% Roussanne в возрасте от 50 до 90 лет – используют для производства белого вина Guigal Ex Voto Blanc. Почва участка Murets (1,6 га) в основном состоит из камней, мелких камней, глины, песка и известняка.

Белое вино выдерживается в 100% новых бочках из французского дуба. Guigal также производит стандартное эрмитажное белое вино. Средний выпуск составляет около 500 ящиков.

Сегодня земельные владения Дома Guigal простираются в наилучших аппелласьонах региона Роны: Hermitage, Cote Rotie, Condrieu, St. Joseph, Crozes Hermitage, Chateauneuf du Pape, Gigondas, Tavel и Cotes du Rhone.

 

Фото: (с) Guigal, www.sothebys.com, www.vintus.com

 

 
Календарь событий