Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!
Флоранс Катьяр

Флоранс Катьяр: «Нам нравится процветать в рамках законодательных ограничений»

01.07.2020, Персона Автор: Ольга Пиневич-Тодорюк

Владельцы Chateau Smith Haut Lafitte Даниэль и Флоранс Катьяр (Daniel & Florence Cathiard), с тех пор, как приобрели шато в 1990 году, вложили огромные средства и силы в ремонт зданий винодельни и замка 18-го века. А кроме финансов, Даниэль и Флоранс привнесли в дело свое мировоззрение, заключающееся в стремлении «сделать все, чтобы каждый винтаж красных и белых вин отражал потенциал великолепного терруара». Флоранс Катьяр в эксклюзивном интервью для D+ поделилась своей винной бизнес-философией.


D+: Г-жа Катьяр, это дело давнее и, наверное, Вас об этом часто спрашивали, но нам тоже интересно: почему семья спортсменов, профессионалов высокого уровня вдруг принимает решение кардинально сменить бизнес-деятельность – и от логичного для себя занятия – магазинов спортивных товаров Go Sport, переходите к производству вина. Не было ли сомнений? И что подтолкнуло купить шато в Бордо?

Флоранс Катьяр: После 10 лет лыжных соревнований (для меня это период с 12 лет до 21 года) мы более 20 лет усердно работали над развитием наших супермаркетов, а также бизнесом GoSport. В те времена, чтобы добиться настоящего успеха, Даниэль и я стали пересекаться друг с другом лишь в аэропортах и начали забывать о семейной жизни. Когда Даниэль решил притормозить и продать свои акции, я сначала была расстроена и встревожена, но вскоре поняла, что для нашей семьи это благоприятная возможность начать все заново с новым приключением… С новым маленьким нишевым бизнесом, а не большой компанией🙂 .

Florence et Daniel Cathiard dans leur Chartreuse

В то время единственным напитком, который мы пили и очень любили, были бордоские красные вина. Вот поэтому мы и занялись поиском поместья в Бордо. И с первого взгляда влюбились в единый участок с великим терруаром SHL, окруженным 65 га лесов и лугов, даже несмотря на то, что в то время шато выглядело довольно заброшенным.


D+: Не могли бы Вы вспомнить ту минуту, когда перешагнули условный порог шато Смит Лафит – уже в качестве хозяйки и остались наедине со своими владениями? О чем думали в ту минуту? Какая именно проблема тревожила больше всего?

Ф.К.: В первый момент для нас был очень важен терруар, а при этом нам нужно было составить инвентаризацию и четкий перечень того, что необходимо сделать!  Мы решили, что хотим заниматься именно органическим виноделием! Однако с органическими процессами оказалась полная катастрофа! У нас не было собственной компании, которая бы занималась органикой, нам потребовалось 5 лет, чтобы получить результат на винограднике и оформить документацию. Кроме всего прочего, все это оказалось очень дорого!


Château Smith Haut Lafitte

D+: Были ли у вас в тот момент винодельческие амбиции – скажем, а мы сделаем вино, лучше, чем в таком-то шато? Кто тогда был для вас соперником, которого хотелось обогнать? Или на тот момент вы не обращали внимания на других лидеров?

Ф.К.: Как говорит мой всегда оптимистично мыслящий муж Даниэль, мы учились на работе (пошли самым тяжелым путем). По-настоящему преуспеть в создании великолепного винтажа красного и белого вина мы смогли лишь в 1995 году. Мы поняли, что нашим винам необходима узнаваемость. Они должны быть более элегантные, менее дубовые, иметь долгое-долгое послевкусие.

Château Smith Haut Lafitte

В то время Фабьен Тетжен (Fabien Teitgen), который только что окончил лучший университет виноделия и сельскохозяйственной инженерии, стал нашим виноделом. И остается на этом посту и по сей день. Мы взяли его не только из-за диплома, но и потому, что он разделял нашу внутреннюю убежденность в органическом сельском хозяйстве. Мишель Роллан (Michel Rolland) также стал частью проекта и до сих пор остается нашим консультантом и другом. А также Стефан Деренонкур (Stéphane Derenoncourt), который присоединился к нам совсем недавно. Что мы необычное сделали – мы организовали в шато своего рода «натуральное хозяйство» и это была отличная идея! Словом, мы решили изменить многое в наших винах, используя собственные бочки.


Бочки

D+: Да, мы знаем, что сегодня Smith Haut Lafitte – одно из 4-х шато (а всего их около 6000!!!) в Бордо с собственным производством бочек. Почему вы решили делать собственные бочки? Чем вас не устраивало качество поставщиков? И как это повлияло на качество ваших вин?

Ф.К.: Мы стали делать собственные бочки, потому что считаем, что крайне важно самим управлять поставками дуба и тонкостями обжарки, чтобы ни в коем случае не затмевались фруктовость или особенности терруара. Конечно же, в этом выборе мы не нарушаем правил региона. Ну, а помимо создания бондарного цеха, мы стали в тот момент и все еще являемся пионерами в энотуризме, а также в органическом сельском хозяйстве, а теперь в биодинамике и фитотерапии…

Нам нравится процветать в рамках законодательных ограничений. Соблюдая правила, сочинять нашу симфонию в хрустальном бокале, придерживаясь лимитированного перечня сортов винограда и запрета на орошение виноградников и т.д. Что ж, 650-летнее шато должно оставаться Классикой, необходимо избегать ошибок и не следовать моде, ведь она не вечна.


Château Smith Haut Lafitte

D+: С какими трудностями пришлось столкнуться в начале пути? Вы учились теоретически где-то виноделию, виноградарству или все постигали на практике? Случались ли ошибки?

Ф.К.: В 1991 году наши ожидания были выше нашего страха. Но буквально через 4 месяца после того, как приобрели поместье, мы пострадали от заморозков и потеряли 80% урожая, как и еще четыре ведущих аппелласьона в Бордо!

Это была сельскохозяйственная и финансовая катастрофа. Затем в 1992 году шел непрерывный дождь, а к 1993 году мы оказались наполовину сломлены. Но все еще довольно наивны и, конечно, слегка самонадеянны – и решили перейти к органическому виноделию… И это был полный провал. Урожайность резко упала, наш домашний органический компост оказался абсолютно неэффективен, а виноградники сильно пострадали.


Замок

D+: Роберт Паркер когда-то отозвался так о Smith Haut Lafitte: «Под безупречным руководством семейства Катьяр шато превратилось в одну из ярчайших звезд Бордо с середины 1990-х годов». Просим Вас назвать три-пять основных шагов на пути, которые привели шато к успеху.

Ф.К.: Чтобы привести шато к успеху, понадобились:

  • великолепный терруар;
  • блестящая команда;
  • решение прекратить использовать химикаты и пестициды;
  • поселиться в самом шато либо неподалеку…
  • не делать разницу между работой и образом жизни, иметь страсть которую вы полностью разделяете с вашим партнером;
  • много удачи и оптимизма, чтобы справиться с матушкой-природой и погодой!

 florence cathiard

D+: Какие изменения/тренды в винном бизнесе Вы можете лично для себя отметить за последние 10-15 лет? Можно разделить их на положительные и отрицательные?

Ф.К.: Позитив в том, что за последние 15 лет те, кого мы называем La Place de Bordeaux (я имею ввиду 50 винных торговцев-негоциантов) принесли SHL всемирную известность, сделав наше вино знаменитым в более чем 30 странах мира. Но с другой стороны, некоторые большие компании продают наши вина на крупные рынки – скажем, Соединенные Штаты или Азия. Они не уделяют много внимания небольшим рынкам, мы называем их нишами, а это диверсифицирует наши риски. Хотя для нас также приемлемы небольшие индивидуальные продажи, потому что мы считаем, что люди, с которыми встречаемся, впоследствии становятся мировыми амбассадорами наших вин.

Еще позитив – наш новый винтаж 2019 года. Даже если вино будет не так легко продать, как предыдущие винтажи, это может занять больше времени, однако с возрастом оно станет только лучше. Релиз для La Place de Bordeaux состоится в конце июня, и есть вероятность, что цены будут более интересными, чем в прошлом году, с не менее великолепным качеством. Smith Haut Lafitte 2019, безусловно, станет хорошей возможностью для ценителей вин Fine Wine. Ну, а негативные изменения – это то, что видим сейчас: постапокалиптический мир из-за Covid-19. Тем не менее, наша команда работает на винограднике, и мы надеемся, что в июле закончится карантин, и люди снова приедут в наше шато.


Вино Château Smith Haut Lafitte

D+: Бордо славится красными винами и мало кто отваживается на риск нарушить данную традицию. В вас же с месье Даниэлем, видимо, неискоренимо сидит спортивный азарт – вы производите и белое вино.  Причем делаете это блестяще. Если помните, наша редакция в прошлом году побывала у вас в гостях, и мы дегустировали один из выдающихся винтажей – 2011 год. На ваш взгляд, какие еще годы среди ваших белых можно порекомендовать серьезным коллекционерам?

Ф.К.: На примере наших белых вин – так же, как и красных, – мы хотели бы показать лучшее, что есть в Бордо. Несмотря на то, что в мире наши белые лучшие, но не первые. Для белых вин у нас выделено 10,5 га, где почва уникальна; она дает медленное созревание, которое мы считаем превосходным для наших вин. Наше белое – это 90% Совиньон Блан, 5% Семильон, 5% Совиньон Гри – особое вино, особая почва, специальный бленд и каждый год наше вино входит в тройку лучших белых вин из всех аппелласьонов в Бордо.

Мы гордимся нашими белыми, они не такие, как наши красные, однако это особая ниша. У нас бывает два типа винтажей. Один полон энергии и очень прямой, как стрела. Прямой, чистый, с высокой кислотностью, свежестью. Это винтажи 2011, 2013, 2016, 2017 годов. А винтаж 2013 был признан одним из 10 лучших вин мира по версии Wine Spectator. Я предпочитаю вино с выдающимся телом, округлостью, такое вино, которое может удивлять людей, сбивать с толку. И такими были – 2005, 2009, 2015, 2019. В этом вине люди не узнают 90% Совиньон Блан, и это удивительно. Такое вино очень хорошо сочетается с рыбой. А вот первый тип – с морепродуктами. Вам решать, какое выбрать. Лучше иметь и то, и другое 🙂.


Виноградник Château Smith Haut Lafitte

D+: Лозам на ваших виноградниках, судя по информации, до 40 лет. Но есть и старые – 60-летние, сорта Совиньон Блан. Не было ли соблазна сделать моносортовое вино только из урожая старых лоз или это было бы нарушением правил?

Ф.К.: Сейчас мы делаем вино с 90% Совиньона, и это не изменится радикально. Мы делали чистый Совиньон до 1998 года, а затем решили добавить 5% Семильона, 5% Совиньона Гри. Мы сделали это, потому что великие вина Бордо – бленды, а не моносортовые, так мы отдали дань верности традициям великих бордоских вин.


D+: Как Вы, в принципе, относитесь к тому, что сегодня все чаще некоторые виноделы идут на нарушение правил региона, чтобы делать вино по собственным правилам? Что, на Ваш взгляд, важнее – оригинальность стиля или лицо региона, местности?

Ф.К.: Мы любим наши вина, и все так и должно быть. Chateau Smith Lafitte 650 лет, и мы очень гордимся этим. Учимся на своих ошибках и, следовательно, набираемся опыта, стремимся продолжить производить типичное терруарное вино. Создание нетипичного вина за рамками законодательства, вероятно, является хорошей ставкой для небольшого шато/виноградника, но, определенно, не является верной стратегией для одного из лучших, топовых классифицированных шато Бордо, каким является SHL.


Château Smith Haut Lafitte

D+: Ваше шато уже несколько лет следует принципам органического виноделия. Расскажите о проделанной работе и о своем личном отношении к органике. Зачем шато с таким именем, как Смит О Лафит статус органического хозяйства? Или дело вовсе не в бизнесе?

Ф.К.: Знаете, мой отец хотел назвать меня Nature, но, к счастью, моя мама оказалась против 🙂. Все мои лыжные тренировки в молодости проходили в южных Альпах, и Даниэль, с которым я познакомилась в очень юном возрасте, был еще больше меня увлечен горами и природой, особенно любя снег, который был в изобилии в то время. Там мы почувствовали себя словно на линии фронта, когда изменения климата стали демонстрировать свое негативное влияние.

Что касается наших двух дочерей, они выросли на уединенной ферме к северу от Гренобля. Матильда, основательница Caudalie, очень любила животных и смогла даже выдрессировать двух кур, в то время как Алиса всегда заботилась о растениях, а теперь она создала огромный органический сад в Les Sources de Caudalie.

Быть более органичным – в нашем образе жизни, сейчас это очень важно: планета повреждена до такой степени, что больше не может излечить сама себя, пришло время позаботиться о ней как можно активнее. Даже если у нас лично складывается впечатление, что мы живем в защищенной среде в центре наших виноградников, самое меньшее, что мы можем сделать – сохранить то, что нас окружает.

Шато

Я была президентом CSO (Conseil Supérieur de l’Oenotourisme), встречалась со всеми крупными винодельческими организациями Франции, а также с соответствующими министерствами – сельского хозяйства, туризма, здравоохранения… Я много говорила об экологии. Затем нас пригласили на Cop 21 2015 (конференции по изменению климата), куда мы отправили нашу дочь Алису, представителя молодого поколения семьи.

Фитотерапия

Мы приверженцы фитотерапии для винограда: выращиваем и высушиваем собственные растения – такие как окопник, полынь, тысячелистник обыкновенный, валериана и пижма, а также собираем хвощ, крапиву и папоротник, растущие в нашем лесу. Затем используем их на винограднике. К примеру, коровий рог, наполненный гумусом, применяем для восстановления жизненных сил земли; хвощ полевой – против грибковых заболеваний, плесени; дубовая кора повышает устойчивость винограда к болезням, борется с серой гнилью; папоротники – натуральное средство от насекомых-вредителей; крапива дает удобрение, которое улучшает обмен и сохранение хлорофилла и пр.

Château Smith Haut Lafitte

Мы также высадили около 8,5 км живых изгородей с разными видами культур, и продолжаем этот процесс. У нас есть дюжина ульев, чтобы разнообразить природу вокруг нас. Даже если такие меры не всегда идут на пользу (живая изгородь иногда делает лозы чувствительными к морозу, затеняя их, а пчелы подвергаются нападениям азиатских шершней), даже если нам нужно выделить большую площадь под какие-то растения, мы считаем, что и мы, и другие винодельческие хозяйства должны стараться больше участвовать в борьбе за экологичность в меру своих сил.

Мы твердо уверены, что здоровый и красивый мир природы – лучшее, что мы можем сделать для людей, которые следуют за нами в приключение по имени SHL. Пока что это действительно реально – жить в гармонии с природой, вдали от всевозможных урбанистических загрязнений и агрессии.


D+: Расскажите, пожалуйста, о так называемой «пятерке» – Les Cinq из пяти шато (кроме Haut Smith Lafitte, сюда входят: Canon La Gaffelière, Gazin, Branaire-Ducru и Pontet-Canet) – союз, созданный с целью продвижения на мировых рынках. Расскажите, как возникла идея объединения? Какие отношения вас связывают с владельцами этих шато?

Ф.К.: Наш клуб Les Cinq был основан моим мужем Даниэлем, а также Стефаном фон Неппергом (Stephane Von Neipperg) во время забастовки Air France в 1993 году. Правда, Pontet-Canet решили покинуть клуб несколько лет назад, и сейчас у нас всего 4 шато (но все равно у нас с Даниэлем осталось 5 друзей), и мы не представляем вина вместе, как раньше, потому что уже выросли по-разному во многих аспектах, но мы по-прежнему много общаемся и, конечно, встречаемся на совместных застольях – едим вместе вкусные блюда и делимся винами.


Вино SHL

D+: Когда мы писали репортаж о визите в Ваше шато, то цитировали Ваше высокое мнение о винтаже 2019 года, но при этом Вы высказывались в прессе с сожалением о негативных событиях прошлого года: проблемах экономического плана, связанных с брекситом, повышением налогов Трампом, волнениях в Гонконге, провоцирующих спад на азиатских рынках и турбулентность цен в Китае. А теперь вот коронавирус. Как Вы справляетесь с нынешними проблемами, в том числе с отменой en primeur этом году?

Ф.К: Да, en primeur в Бордо был отменен. Мы выслали образцы импортерам и коллекционерам нашего вина. Кроме того, мы активны в социальных сетях. Однако понимаем, что стоимость вина будет ниже, даже если 2019 – отличный винтаж. Мы не продадим столько, сколько могли бы, потому что некоторые страны будут закрыты. Но уверены, что люди никогда не забудут, как это – пить великое вино!


Вина SHL

D+: Как обстоят дела сейчас с продажами?

Ф.К.: До сегодняшнего дня мы продавали 20% в США, включая Канаду, 20% в Китай, включая Гонконг, 20% во Францию, 20% в Европу. Мы хорошо продаемся в восточных странах, люди из Швейцарии любят наши вина, хорошие рынки – Германия, Индонезия и Сингапур. Но в этом году в связи с Covid-19 все будет нарушено, и мы не имеем ни малейшего представления о том, как будут распределяться продажи. Надеемся, что скоро создадут вакцину, чтобы вернуться к нормальной жизни. А вино все же останется одной из важных товарных позиций, и люди его будут по-прежнему покупать.


D+: Что можете посоветовать коллегам-виноделам из Франции и других стран, как минимизировать потери от пандемии и удержать продажи?

Ф.К.: Мы стараемся свести к минимуму очень печальное влияние пандемии, выделяя время, чтобы ответить всем друзьям SHL по всему миру, предлагая виртуальные мастер-классы, устраиваем драйв в нашем бутике… и каждый день готовим прекрасный винтаж 2020 года! Я думаю, что в ближайшем будущем мы должны больше инвестировать в Интернет, а также приветствовать наших клиентов на нашем «маленьком острове цивилизации».


Косметика SHL

D+: Пожалуй, со славой SHL в мире может поспорить только слава вашей косметики Caudalie – создаваемая из энопродуктов. Как зародилось это направление, кто занимается этим направлением?

Ф.К.: Косметика Caudalie – это совсем другая история, даже если мы и подтолкнули их к этому бизнесу, вся слава и заслуга принадлежит Матильде и ее мужу Бертрану!

Алиса и Джером теперь владельцы и менеджеры Les Sources de Caudalie. Они продали Les Etangs de Corots, так как запланированное ранее открытие превосходных курортов в 5 лучших французских винных регионах Бордо, Бургундии, Долине Луары (красивый курорт, похожий на Les Sources de Caudalie, должен открыться в июле или августе), Шампани и Эльзасе уже не часть их бизнес-стратегии.

Наши дети полностью распоряжаются своими собственными бизнесами, и мы вмешиваемся в их дела, только если они просят у нас совета.


Скульптуры в Château Smith Haut Lafitte

D+: Ваше шато особенное не только своей историей, качеством производимых вин, бондарным цехом и прочими производственными достоинствами. Это территория с особой философской атмосферой. Это парк, наполненный арт-объектами и, по сути, уже само шато – арт-объект. Расскажите, что для вас значат все эти инсталляции?

Ф.К.: Это наша личная коллекция. Когда-то мы с мужем купили первое наше произведение искусства – гигантского бронзового зайца, созданного Барри Фланаганом. Каждый год, если у нас остаются деньги, после того, как мы со всеми рассчитаемся и закупим все необходимое для производства, только тогда приобретаем очередную великолепную скульптуру. Когда люди начали интересоваться и расспрашивать об этом, мы сделали несколько выпусков  буклетов и разработали новую концепцию визита «Искусство и вино». Теперь планируем продолжить покупать новые скульптуры 🙂.


Florence et Daniel Cathiard dans leur Chartreuse

D+: Насколько нам известно, в этом году в Chateau Smith Haut Lafitte запланирован 8-й чемпионат мира по дегустации вин, в котором украинская команда примет участие во второй раз. Как обстоят дела с конкурсом? Как все сложилось: Вы пригласили организаторов или они связались с Вами?

Ф.К.: В этом году в ноябре мы будем очень рады приветствовать 8-й чемпионат мира по дегустации вин и особенно сборную Украины! Организаторы связались с нами и, конечно, мы не могли сказать «нет» такому престижному мероприятию.


D+: Вы написали книгу под названием Art de Vigne («Искусство лозы») – о чем она? Это для виноградарей, об истории региона, о винах – кому адресована?

Ф.К.: Книга, которую я написала и которую мой муж проиллюстрировал своими фотографиями, была не просто еще одной хорошей «кофейной» книжкой (надеюсь!). Было напечатано 30 000 экземпляров, половина из которых уже продана. В основном ее покупали солидные любители вина, особенно вина SHL.

Блиц.

Если бы Вы с мужем не купили в свое время шато Смит о Лафит, то… (продолжите, пожалуйста, фразу).

– Тогда мы, должно быть, были бы очень глупыми, более богатыми, чем сейчас, но с какой целью мы бы жили? И, возможно, были бы обречены на побег в какой-нибудь отдаленный и очень скучный финансовый рай…

Florence et Daniel Cathiard


Расскажите, пожалуйста, о своем распорядке дня и диете.

– Во времена Covid-19 я каждое утро провожу с моим мужем и двумя собаками на винограднике, разговаривая (соблюдая социальную дистанцию) с нашей доблестной командой (никого не потеряли!). Затем мы дегустируем вслепую (и сплевываем) некоторые образцы винтажей 2018 и 2019 годов и обедаем (мясо с красным вином и рыба, когда пьем белое…). Во второй половине дня у нас “window conference” с Фабьеном, чтобы организовать жизнь замка и принять множество решений, а затем я отвечаю на мою электронную почту. В конце дня – домашняя вечеринка с семьей и друзьями…


Как Вы отдыхаете?

– Прогуливаясь по нашему лесу Land Art.


Какое вино из Ваших винтажей Вам дороже всего и почему?

– Для красных: 2009, 2010, 2015, 2016 и два последних ребенка – 2018 & 2019. А 2013, 2017 и 2019 – для белых.


Какие события перевернули Вашу жизнь?

– Моя встреча с Мишелем Серре (Michel Serres), великим автором философии, который стал моим другом и, к сожалению, ушел в прошлом году. Также моя дегустация Haut Brion 1989 года.


В какой стране Вы еще не бывали, но мечтали бы побывать?

–  Это Грузия, потому что страна – колыбель вина и Долина Напа, потому что нам нравится это место.


К какой цели сегодня стремитесь?

– Иметь счастливую семью с крепким здоровьем. Создать одно из лучших вин Бордо, белое и красное для каждого винтажа.


Какова философия жизни Флоранс Катьяр?

– Используй свой шанс, верь в свою звезду, иди своим путем. ‘À te regard, ils s’habitueront’ (René Char).

Фото: smith-haut-lafitte.com, facebook.com/chateausmithhautlafitte

Календарь событий