Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Юрий Лучечко: «Мне не нужен был «курс молодого бойца»

26.04.2019, Персона Автор: Ольга Пиневич-Тодорюк

«Укрспирт» – предприятие сложное и, пожалуй, наиболее часто дебатируемое в прессе. Главред Drinks+ встретилась с главой этого государственного объединения, производящим сегодня поистине революционные изменения.


Ольга Пиневич: Юрий Михайлович, расскажите, пожалуйста, детальнее о структуре компании «Укрспирт»: кому подчинена, какие предприятия входят?

Юрий Лучечко: Государственное предприятие «Укрспирт» имеет в своей структуре 41 производственную площадку, которая сегодня может обеспечить спиртом не только внутреннего потребителя страны, но и экспортировать продукт. На сегодняшний день можем констатировать: в 2017-2018 году мы увеличили на треть свой экспортный потенциал. Что касается схемы управления, то мы находимся под руководством Министерства аграрной политики и продовольствия Украины, и, в свою очередь, нашим основным профильным руководителем в Кабинете министров Украины является Степан Кубив, ответственный за работу Министерства и все включенные в него госпредприятия.

«Укрспирт» был создан в 2010 году, объединив отдельные юридические лица, т.к. до этого структура выглядела несколько иначе. С 2010 года создано единое унитарное предприятие, что дало возможность эффективнее управлять и распределять финансовые ресурсы, в первую очередь, на обновление основных средств производства. Сейчас негативная динамика прошлого меняется на позитивную, и мы ведем активную информационную кампанию, цель которой – рассказать об этих кардинальных изменениях.

Предприятие каждый месяц генерирует приблизительно 700 млн грн акцизного налога и входит в Топ 100 налогоплательщиков страны. За прошлый год мы заплатили в бюджет около 400 млн грн, среднее количество работников – около 5 тысяч, но, к сожалению, большая часть мощностей простаивает в силу отсутствия обоснованной цены на наш спирт. В связи с этим сейчас идет процесс переориентирования на другие рынки, на смежные секторы экономики. К примеру, для простого потребителя спирт – это ассоциация с водкой, а для нас спирт – это еще и биоэтанол, парфюмы, автохимия. Если взять общее производство в мире, то пищевой спирт составляет порядка 5-10%, а 90% – это смежные секторы экономики.


О.П.: Насколько нам известно, Вы возглавили предприятие в конце 2017 года, и это был чрезвычайно непростой период жизни компании. Вам пришлось не только включиться в сложный и масштабный бизнес, но и бороться с давно сложившимися коррупционными схемами, тем самым возрождая имидж предприятия. Расскажите, пожалуйста, какие вопросы удалось решить за это время?

Ю.Л.: Все, действительно, так и было. Мы получили билет на войну☺. Но мы же пришли не с улицы, мне не нужен был «курс молодого бойца». Сначала я работал заместителем руководителя одного из заводов, затем директором, причем стал лучшим руководителем ГП. Был советником руководителя, старшим советником около 20-ти спиртовых заводов западного региона.

К слову, обращаю внимание на территориальную особенность: большая часть наших предприятий сосредоточена в двух областях – Львовской и Тернопольской. Первая наша задача была – не дать предприятию «лечь», потому что на нас лежит огромная социальная нагрузка – 5 тысяч рабочих мест. А в 2017 году мы имели предприятие в стадии банкротства.

В нашем подчинении сейчас 41 завод, а, представьте себе, когда мы пришли на предприятие, здесь не было даже системы электронного бухучета. Все бухгалтеры заполняли какие-то таблички и отправляли их в центральный офис. На сегодня мы полностью перевели бухгалтерию на электронные сервисы, системы украинского производства. Я не говорю, что мы нашли какую-то панацею и уже все вопросы решены. Нет! Мы только начали ими заниматься. Но предприятие в то время просто тонуло, из него выводились денежные средства, множество коррупционных схем, было открыто 135 криминальных дел, 1.4 млрд гривен штрафных санкций. От нас требовалось запустить бесповоротные процессы, которые смогли бы вывести предприятие на совсем другой уровень.

Первым шагом, конечно же, стали волевые решения. Например, в числе постоянных претензий к предприятию звучало то, что основные составляющие себестоимости спирта закупаются по высоким ценам. Сейчас мы, одни из первых в стране, делаем прозрачные закупки газа через энергетическую биржу. До этого работали через посредников, а сейчас, за счет перехода на прямые сделки, мы экономим 300-400 гривен на тысяче кубометров, закупая на бирже у компаний, которые добывают этот газ сами на территории Украины. Кроме того, нам удалось перейти на систему госзакупок ProZorro. Признаюсь, это было непросто. Из года в год на предприятии существовали группы влияния, но эти времена миновали. На данный момент мы удвоили сумму внутренних инвестиций, которые вложили в ремонт предприятий – в 2018 это составило около 100 млн гривен.


О.П.: Хотелось бы узнать немного о Вас лично – какое образование, что из приобретенных ранее навыков пригодилось на таком ответственном посту? И как, учитывая Вашу молодость, справляетесь – всегда ли прислушиваются к Вашим распоряжениям сотрудники?

Ю.Л.: Да, действительно, я – один из самых молодых управленцев в истории предприятия. На самом деле, – в моей работе просто необходимо иметь силу воли, чтобы принимать кардинальные решения.

Мое первое высшее образование – Львовская государственная финансовая академия, я окончил ее с отличием.

Второе образование – юридическое. Сейчас работаем над кандидатской диссертацией, тема – «Cтимулирование инвестиционной деятельности в сфере переработки сельскохозяйственного сырья». Это один из тех примеров, когда диссертация приближена к реалиям.

Мой ментор – главный редактор журнала «Экономист» – во всем помогает: мы обсуждаем тренды, ищем оптимальные решения для исследования, а все цифры я беру, анализируя наше предприятие. Защищаться буду в Луцком техническом университете.

Что касается вопроса о сотрудниках, то я всегда использую одно золотое правило: «Не мешай умным людям работать». Важно уважать человеческий потенциал. Конечно, были люди, с которыми мы попрощались, передав их дела в специальные инстанции, пусть там разбираются.

Мы фундаментально меняем компанию.

Работаем на всех фронтах.


О.П.: Можете вкратце поделиться стратегическим планом, который позволит задействовать все активы и вывести из простоя те предприятия, которые до сих пор не работают?

Ю.Л.: Да, стратегия разработана. На самом деле, когда мы только готовили этот документ, я уже видел подготовку, – и медийного поля в том числе, к приватизации предприятия. Как показала практика, не нужно сразу рубить с плеча, мы уже имеем негативный опыт с потерей сахарной отрасли. Отрасль, которая генерировала миллионы гривен, была продана «за 1 гривну» и теперь заводы вырезаны на металлолом.

Что касается ГП «Укрспирт», у нас всегда была четкая позиция, нравилась она кому-то или нет, но мы всегда считали, что с приватизацией спешить не стоит. Есть опыт многих развитых стран, где существует усиленный контроль за подакцизной продукцией и государство, имея этот контроль, может спокойно работать и на хорошем активе зарабатывать деньги. Что касается нашей работы, – мы всегда открыты для журналистов и готовы объяснить все аспекты.

Вот простой пример – бутылка водки. Никто не понимает, сколько в ее стоимости именно спирта. Все думают, что это спирт и его цена, а в бутылке водки, которая стоит сейчас по индикативу 89,90 грн, самого спирта на 7 гривен. А все остальное – это акциз 25,20 грн за литр и составляющие стоимости компаний, которые этот продукт продают. Раньше была государственная монополия на производство водки, а теперь мы отдали этот бизнес в частные компании, и какую выгоду от этого получили?

Все ТОП компании сейчас перерегистрированы в оффшоры и государство от этого производства плюсов не имеет. Так что приватизация для нас – не панацея. Нам нужны инвестиции, а мы работаем сейчас по технологиям послевоенным. Например, китайцы наше зерно и кукурузу раскладывают на 17 позиций, а мы с этого имеем только крахмал и белок для комбикормов. Они выкупают у нас, перерабатывают и затем нам же и продают. Я об этом говорил уже много раз, сколько можно тормозить собственное развитие? Продавать свое зерно с нулевой добавочной стоимостью – нонсенс.

Государство должно максимально получить выгоду от перерабатывающей отрасли.

Инвесторы пока не готовы вкладывать в отрасль.

Почему? Отсутствовал закон про диверсификацию акцизного налога: что на пищевой спирт был акциз 1260 грн, что на спирт, из которого производятся парфюмы, – акциз 1260 грн. То есть, ставка акциза была унифицирована, и мы год бились над изменениями в налоговый кодекс. И вот с июля месяца они уже вступают в силу. Весь спирт, который идет на технические нужды, – производство парфюмов, омывателей и пр., будет иметь ставку акциза 0. И это именно те фундаментальные вещи, которые позволят инвестировать.

Далее – экспортные квоты на вывоз зерновых, чтобы бизнес развивался и на территории Украины. Еще очень важно наладить правильную работу Юридического управления предприятия, благодаря им совсем недавно штрафные санкции по прошлым делам снижены почти в 200 раз.


О.П.: Какие продукты производятся под маркой «Укрспирт» и из какого сырья?

Ю.Л.: Основной наш продукт – это пищевой спирт, он составляет 95% производства. Всю водочную продукцию, которую вы видите сейчас на полках или другой крепкий алкоголь отечественного производства, – все с добавлением нашего спирта. Мировые бренды сделали имя на нашем спирте, добавили немного маркетинга и работают.

Наш высококачественный спирт очень востребован

Однако из-за изношенности заводов мы не можем запросить конкурентную цену на международных рынках. Что касается продукции, то мы сейчас производим пищевой спирт, технический спирт и восстановили производство государственной водки. Что сейчас отвечает за качество, – это наши ГОСТы, еще с советских времен. И это часть прошлого, которая имеет позитивное влияние.


О.П.: Кстати, в чем конкретно преимущество такого регулирования?

Ю.Л.: Конечно, – в установлении планки качества. И подтверждает это то, что в десятке лучших водочных заводов мира есть украинские компании, которые используют наш спирт. Мы гордимся, что стали производить спирт «пшеничная слеза», что подвинуло наших главных конкурентов. Если производителю водки премиум класса качество приоритетнее цены, то он приходит и покупает именно этот спирт. Мы сейчас стали работать с Азербайджаном, где помнят наш украинский продукт.

Другая проблема – это маркетинг. Как государственное предприятие, мы очень медленно реагируем на рынок, нам сложно объяснить вышестоящим организациям, что нужно заплатить сетям, чтобы туда попасть.


О.П.: Можете назвать ТОП предприятий, которые используют ваш продукт?

Ю.Л.: УГК, «Хортица», «Немиров», компания НГК, львовские предприятие «Гетьман» и «Атлантис».


О.П.: Могли бы привести примеры: где была отменена госмонополия и к каким результатам это привело?

Ю.Л.: Возьмем Канаду. Там импортёр, по сути, на себя не импортирует. Весь товар поступает на государственный фискальный склад. А для того, чтобы много не завозилось, действует принцип мотивации: полгода аренда склада по одной цене, после полугода, если товар не поехал в магазины, цена начинает расти. Когда ты договорился с сетями, есть трехсторонний договор.

Сеть платит государственному складу за товар и затем, когда оплачены все налоги, импортеру отдается прибыль. А есть провинции, где и магазины исключительно государственные. На самом деле, обычного потребителя не интересует, как построена система. Важно, как все соблюдают закон и оплачивают налоги. Форма может быть разной. Это не в моей компетенции решать, какая будет модель, но, как по мне, идеальная – это государственное и частное партнерство.

Государство должно определить эффективную модель приватизации, исходя из потребностей рынка и перспективы использования не задействованных мощностей. Там уже есть площадка, земля, люди, там можно построить другие производства. Сегодня отрасль недооценена и даже если эти заводы продать, то выйдет около 134 млн грн, а это не даст государству нужного эффекта. После модернизации, реформы управления и очистки от долгов предприятие может стоить 2,5 – 3 млрд грн. Обязательно должна быть учтена и социальная составляющая приватизации таких неработающих производств.


О.П.: Назовите страны, где уже присутствует ваш продукт и те рынки сбыта, которые стоят в приоритете.

Ю.Л.: Это те страны, где есть зона свободной торговли. С точки зрения ценообразования, мы почти на проходной в Европу. Тут важна правильная хозяйственная деятельность, работа над уменьшением себестоимости, переход на альтернативные виды топлива. Есть у меня большая надежда на работу с Китаем, там готовы вкладывать денежные средства.


О.П.: Какую маркетинговую стратегию применяете? И по каким каналам, на Ваш взгляд, есть смысл распространять информацию для привлечения инвесторов, по каким налаживать сбыт конечной продукции.

Ю.Л.: Чтобы максимально получить выгоду, нужно дойти до конечного потребителя. К примеру, не просто продавать биоэтанол, а довести эту продажу до заправок. А это, оказывается, для наших топливников огромная проблема. Нужно производить не только качественный спирт, но и конечную продукцию под брендом «Укрспирт».

Применение спирта безгранично,

и маркетинг должен быть адаптивным

О.П.: Открытые Вами фирменные магазины проработали уже определенное время – есть ли аналитика, насколько удачен проект? Какие продукты в них предлагаются?

Ю.Л.: Мы возобновили производство государственной водки, до этого небольшие партии производил только Житомирский ЛВЗ для Государственного управления делами. Что касается нас, то мы понимаем, что заход в сети стоит больших денег. Мы пошли путем открытия небольших алкомаркетов и для нас это имиджевый проект. Там потребитель может купить качественный продукт, гарантированный государством. Сейчас в наших алкомаркетах есть продукты от партнеров, в магазине всего около 600 наименований. И мы гарантируем, что в наших маркетах за каждую бутылку алкоголя оплачен налог и проверено качество. Идем поступательно, как по весеннему льду. Наша цель – сформировать сеть розничных магазинов по всей Украине.


О.П.: Что можете сказать о торговых марках, принадлежащих предприятию?

Ю.Л.: Мы сейчас имеем несколько торговых марок. И пошли двумя путями. Первый – это ниша премиум алкоголя, и это экспортный вариант. И второй – алкоголь группы, ориентированной на среднего потребителя. На нашем сайте можно купить водку «Старожитня» по цене индикатива. «Украинский дух» – есть и такая линейка премиум класса. Конечно, тяжело конкурировать с компаниями, где маркетинговый план 10 млн долларов.


О.П.: Какие еще задачи на перспективу ставит перед собой глава «Укрспирта»?

Ю.Л.: Еще мы начали процесс маркировки нашей продукции уникальным QR кодом. Также готовим законодательные изменения, которые дают возможность продавать в магазинах питьевой спирт, мы готовы его произвести и поставить на полки. Вся эта продукция, повторю, будет маркирована. С помощью кода вы сможете узнать где, в котором часу и на какой смене был произведен продукт. Это усилит контроль над производством водочной продукции.

Еще один важный вопрос – это электронная акцизная марка, и это следующее, на чем будем акцентироваться. К сожалению, пока в этом вопросе наши производители довольно инертны. Но я – боец с опытом, справимся.

 

 
Календарь событий