Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Стивен Спурье: «Настоящий фильм о Judgement of Paris так и не был снят»

11.10.2019, Персона Автор: Ольга Пиневич-Тодорюк

Drinks+ удостоился чести допросить организатора и судью легендарной Judgement of Paris – Стивена Спурье (Steven Spurrier). Человек-легенда, о котором ходят споры, слухи и снимают фильмы, дал эксклюзивное интервью, рассказав, как это было не в кино. Ну, и, конечно, каких еще потрясений ждать от него винному миру в ближайшем будущем.


В честь уникальной персоны мы решили сделать апгрейд жанра интервью – и перед вами премьера: спикер один :), а вопросы ему задавали не только главред Drinks+, но и трендсеттеры украинского винного рынка.

Drinks+ (D+): Как так случилось, что родившись в Англии, Вы перебрались во Францию – причем в момент, когда между этими странами установились непростые отношения, и занялись не чем иным – как продажей французских вин и винной школой с преподаванием на английском 🙂 ? Вы бунтарь по натуре?

Стивен Спурье (C.C.): Я и не подозревал, что у Франции и Великобритании были плохие отношения, эти отношения между двумя странами просто основывались на любви и ненависти одновременно. Я переехал в Прованс в день своей свадьбы в январе 1968 года, так как купил недвижимость в Вар.

Дом выглядел почти как руины, а я ведь планировал превратить его в прекрасную загородную резиденцию 🙂 . Мой план не сработал, и это стало причиной переезда в Париж в сентябре 1970 года. Что касается характера, думаю, что я, скорее, мечтатель. Будучи младшим сыном (в Великобритании старший сын наследует поместье, но и обязан жить там!), имея возможность распоряжаться некоторыми семейными деньгами, которые оказались у меня еще в подростковом возрасте, я мог делать в жизни то, что хотел, переживая все взлеты и падения.


D+: На каком этапе подготовки к Judgement of Paris возникла идея провести подобную дегустацию – не просто американских вин к юбилею независимости США, а сравнительную слепую с лучшими французскими винами, в результате чего девять ведущих дегустаторов Франции поставили калифорнийские вина выше великих французских шато, навсегда изменив картину винного мира? Что было Вашей главной целью? Вас раздражала уверенность французов в своем непоколебимом первенстве?

С.С.: День независимости Америки  – 4 июля, дегустация в Париже состоялась 24 мая. Открыв Academie du Vin в начале 1973 года, мы оказались в центре Парижа единственным местом с дегустационным залом и англоязычными людьми. Поэтому, разумеется, к нам приезжали виноделы и винные критики из США. Качество вин, которые они привозили, настолько поразило моего американского партнера в Академии вин и меня, что мы решили провести дегустацию с целью признания этого качества за пределами Калифорнии. И вовсе не для того, чтобы побороться с французами.


Александра Воропай, бренд-менеджер винного направления компании DDS +:

Вас, как столь опытного и бывалого человека в винном мире, вероятно, трудно чем-либо удивить… Была ли лично для Вас победа калифорнийских вин на Парижской дегустации в 1976 году потрясением или Вы были уверены в результате?

С.С.: Из 10 вин в каждой категории, на самом деле, мы были довольны только двумя из пяти лучших, но и такая арифметика, конечно же, принесла бы им заслуженное признание. Однако, поверьте, когда огласили  результаты, никто не был удивлен сильнее, чем я. Я не ожидал, что вина из Калифорнии победят с таким счетом, и, хотя в долгосрочной перспективе эта история принесла выгоду и Франции, но в то время…

… это был не тот результат,

которого я хотел получить в городе, где жил и работал.

Он был шоком для меня

D+: С какой целью Вы провели повторно Парижскую дегустацию в 2006 году: есть версия, –  чтобы восстановить отношения с французскими виноделами :). Но ведь Вы понимали, что может случиться то, что случилось 🙂 и Калифорния снова победит? Хотели убедиться в тенденции? И какая была реакция ваших французских партнеров в 2006, после очередного фиаско?

С.С.: После дегустации в 1976 году бордосцы утверждали, что результаты неверны, так как их вина были слишком молодыми. Я снова проводил дегустацию в мае 1986 года в Нью-Йорке, только с красными винами, и вместо двух калифорнийских каберне, прогнозируемых в первую пятерку, в лидеры вышли три. Это вызвало у меня снова столько проблем в Бордо, что я отказался от дегустации на 20-летие Judgement of Paris, и только по просьбе лорда Ротшильда из Англии и Роберта Мондави из Напы я согласился провести дегустацию в 2006 году.

Последняя доказала простую истину, что в начале 1970-х вина Бордо почивали на лаврах, а калифорнийцы делали все возможное, чтобы сделать вино наилучшим. К началу 2000-х годов ситуация изменилась, и это наглядно продемонстрировала неслепая дегустация вин винтажа 2000 года.


Александра Воропай: Образцы, взятые для дегустации в 2006 году, находились в частной коллекции у Вас лично или Вам пришлось их выкупать у других коллекционеров?

С.С.: Все калифорнийские вина были получены от самих производителей, а весь флайт бордо куплен у лучших торговцев в Лондоне.


D+: Возвращаясь в 1976 год,  –  почему Вы решили выставить на ринг против американцев только одну страну  – многолетнего лидера  –  Францию? Не Италию, где, судя по информации в интернете, жили в детстве, не Австралию или ЮАР?

С.С.: Все не так: я не жил в детстве в Италии, и в 1976 году вина из Австралии и Южной Африки (все еще закрытые из-за апартеида) не были известны в Европе. В то же время, мой магазин находился в Париже, а вино, которое мы выставили от Калифорнии, было из сортов Шардонне и Каберне Совиньон, поэтому логично, что мы взяли тогда лучшие образцы из Бургундии и Бордо, чтобы сравнить их вслепую.


Павел Мнухин, сомелье Oysters Cava Bar, соучредитель WINETIME ACADEMY, основатель дегустационного клуба Symposium:

Верите ли Вы и сейчас, что Калифорния круче Бордо и Бургундии?

С.С.: Конечно, вина из Калифорнии более мощные, чем вина из Бордо и Бургундии, так как климат намного теплее. Я задумался над тем, что Вы имеете в виду под определением «круче, лучше». Есть некоторые очень и очень хорошие вина в Калифорнии, но я также уверен, что сегодня и в течение еще примерно двадцати лет вина из Бургундии и Бордо будут становиться все лучше и лучше.

Но напомню: «Лучшее» –  в глазах смотрящего

D+: Простите, но вот интересно: как могло случиться, что такие опытные дегустаторы не просто поставили высокие отметки калифорнийским винам, а поставили их потому, что, судя по всему, приняли их за французские? Вы тоже были в судейской команде, но знали, что собой представляют вина Долины Напа? А как объяснить прокол остальных – ведь настоящий профи способен в слепой дегустации узнать терруар и даже винтаж – не то, что спутать вина разных континентов?

С.С.: Я не согласен. Я и моя партнерша по Парижской дегустации Патриция Галлахер (Patricia Gallagher) дегустировали вина, но наши записи не были учтены в рейтинге. Во всяком случае, хотя мы знали, какие вина выставлялись, мы не знали, в каком порядке они были поданы – это была слепая дегустация. Во время дегустации вина выносились одни за другими, в темных бокалах, поэтому у дегустаторов не было возможности сравнить 10 вин бок о бок, как это было бы сегодня.

Только когда белые или красные вина демонстрировали особенно высокий уровень алкоголя или имели низкую кислотность, дегустаторы признавали его калифорнийским. Вы должны помнить, что в 1976 году вряд ли кто-либо из судей ранее пробовал вино из Калифорнии, и это означало, что, если они дали вину высокую оценку, они объективно признали его неотъемлемое качество.

Bride Valley Vineyard Landscape

Александра Воропай: Какие ещё интересные парадоксы Вам приходилось наблюдать в винном мире?

С.С.: Их слишком много. Винный мир похож на калейдоскоп: каждый раз, когда вы просматриваете его, изображение совершенно иное и никогда не может быть воспроизведено заново.


D+: Действительно ли Вы назвали фильм «Боттл шок» «глубоко оскорбительным» (deeply insulting) из-за неточностей. Что изложено не так?

С.С.: Лейтмотивом этого фильма была версия о том, что мой магазин в Париже работал плохо, лучшие винодельни не поставляли мне вино, и поэтому я стремился провести эту дегустацию, чтобы получить известность. Реальность была полностью противоположной.

Вот почему я говорю о фильме: «Больше чушь, чем шок»

D+: Можно ли сказать, что Ваша книга ‘Wine – A way оf Life’  –  история Вашей насыщенной и богатой винной жизни – в какой-то мере явилась ответом на фильм с целью рассказать правду о себе?

С.С.: Вовсе нет, это было просто желание рассказать мою историю своими словами.

D+: В своем интервью нашему журналу Фиона Тьенпон назвала ее как одну из лучших книг в современном винном мире. Каким Вам видится читатель – это профессионал или любитель вина?

С.С.: Я надеюсь, что это и профессионалы, и любители, но это не обязательное условие. Это история жизни, рассказанная самым простым способом. Если Фиона и назвала эту книгу важной, то, вероятно, потому, что моя винная жизнь охватывает самые интересные пять десятилетий, которые когда-либо переживал винный мир.

D+: В книге множество разнообразных историй. Какая для Вас стала самой откровенной, над которой Вы долго размышляли – рассказывать или нет?)

С.С.: Конечно, «Парижская дегустация» –  история, которая у всех на слуху и единственная, которая заслуживает целую главу.

Александра Воропай: Вы наверняка коллекционируете вина? Сколько бутылок насчитывает Ваша коллекция? Какое самое старое вино, которое хранится у Вас? Вы коллекционируете преимущественно Францию?

С.С.: Около 3000 бутылок, 65% французского, 15% итальянского и немного испанского, 15% Нового Света и 5% Порт. Самая старая бутылка  –  это порт «Тейлор» 1977 года.

Инна Петрух, шеф-сомелье Le Silpo, винный тренер:

Какая встреча с вином была наиболее запоминающейся? С каким вином хотели бы встретиться (продегустировать) через 5-10 лет?

C.C.: На первый вопрос затрудняюсь ответить. Второй, я хотел бы узнать больше о Санджовезе, особенно о Кьянти Классико.

Инна Петрух: Вина ближайшего будущего – это тренд сорта, региона или стиля?

С.С.: У хорошего вина должно быть происхождение, поэтому это точно не сорт.

Инна Петрух: В связи со сменой климата и вкусовых предпочтений, какие из некогда аутсайдерских вин могут занять лидирующие позиции?

С.С.: Вирджиния в США, Британская Колумбия в Канаде и любой прохладный климат, высокогорные виноградники.

Олег Кравченко, шеф-сомелье и соучредитель WinBar, Киев:

Насколько в дальнейшем в мире сохранится противостояние Новый Свет – Старый Свет?

С.С.: Мне кажется, что нет причин продолжать это противостояние, но, вероятно, так будет всегда. Самая важная вещь, которую Парижская дегустация дала миру вина, заключалась в разрыве шаблона, когда неизвестные качественные вина можно было бы попробовать вслепую и сравнить с известными винами. Причем дегустаторы-профессионалы вынесли нетрадиционное решение, однако их суждения уважаемы и принимаются к сведению.

Олег Кравченко: В какой стране Нового Света, по Вашему мнению, терруарность выражена больше всего?

С.С.: Вероятно, Чили, из-за огромной разницы между виноградниками с севера (очень жарко) на юг (довольно холодно).

Олег Кравченко: В течение следующих 10 лет какие сравнительно новые европейские винодельческие страны выйдут в топ?

С.С.: Италия и Испания, но особенно Италия.

D+: Какие винные регионы являются самыми недооцененными в мире?

С.С.: Южная Африка, так как внутренняя валюта (рэнд) очень слаба. Португалия – по качеству.

D+: Если бы была возможность стереть границы, в каком месте на земле существует идеальный виноградник, идеальный терруар, где можно создать идеальное вино?

С.С.: Как сказал Ремингтон Норман, в своей вступительной презентации в Academie Internationale du Vin, «возможно, самый большой терруар в мире еще не обнаружен». И это было 20 лет назад. Терруары освоены людьми, которые и должны открывать их в первую очередь.

Иван Бачурин, президент Ассоциации сомелье Украины:

Знакомы ли Вы с украинскими винами и каковы их перспективы?

С.С.: К сожалению, нет, но мне бы очень хотелось.

D+: По Вашим наблюдениям, существует ли очевидная разница между европейским, азиатским и американским сомелье? Или английским и французским?

С.С.: Слишком сложно ответить на этот вопрос. Конечно, есть различия, просто потому, что люди отличаются друг от друга.

D+: Вы основали L’Academie du Vin, первую во Франции частную винную школу. Наверное, это было непросто – вспомните, как это было? Чем Ваша школа отличалась от других?

С.С.: Основание L’Academie du Vin было вызвано запросом моей англосаксонской клиентуры узнать больше о вине. Чтобы удовлетворить этот запрос, нужно было создать винную школу, так что это было совсем не сложно.

D+: Что собой представляла Ваша работа над Christie’s Wine Course? Существует ли этот курс сегодня?

С.С.: По просьбе Майкла Бродбента в 1982 году я создал Christie’s Wine Course, в значительной степени основанный на курсах, которые мы проводили в Париже. Мы с Майклом и многие другие преподавали до 2012 года. Christie’s закрыли школу в 2015 году.

D+: А работа в Индии – что Вы там делали и как обстоят дела с этим бизнесом сейчас?

С.С.: Я создал компанию под названием The Wine Society of India, которая существовала около 7 лет, набрав до 12 000 членов, но из-за трудностей ведения бизнеса в Индии она никогда не приносила прибыль. Компания была закрыта около 5 лет назад.

D+: Вы руководили винным отделом в Harrods. Что Вам запомнилось ярче всего в этой работе, что было самым сложным и почему Вы попрощались с этим универмагом?

С.С.: Когда я пришел туда в июле 1991 года, департамент работал плохо, был скучный выбор вин. Когда я уходил в январе 1992 года, дела шли уже намного лучше, выбор вин был хорош, но руководство Harrods никогда не проявляло заинтересованности встретиться со мной лично и что-то обсудить.

D+: Вспомните, как Вы стали сотрудничать с Decanter, кто Вас вовлек и что привлекло в такой работе?

С.С.: В 1980-х я уже написал несколько известных книг о вине, поэтому, когда я вернулся в Лондон из Парижа в 1991 году, было логично, что Decanter пригласил меня к сотрудничеству.

D+: Согласны ли Вы с мнением, что сегодня люди стали меньше читать? Что думаете о влиянии на потребителя мнения журналистов, Инстаграм-блоггеров?

С.С.: Люди читают меньше, потому что думают, что у них меньше времени, но на самом деле их время уходит на iPhones и так далее. Любой, кто выдает информацию о вине, полезен, если эта информация действительно правдива, но в Инстаграме, безусловно, слишком много мнений. Я советую всем, кто спрашивает меня, как им покупать вино, «найти торговца вином, которому можно доверять». То же самое и с информацией, лучше использовать меньшее количество источников.

D+: На сегодняшний день в винном мире высокое значение имеет мнение винных критиков, они влияют на продажи и потребление вина. Как считаете, насколько их оценки объективны, принимая во внимание их возможную финансовую заинтересованность?

С.С.: Если у них есть возможный финансовый интерес, вряд ли их мнение будет объективным.

D+: Расскажите о Вашем правиле Three P’s.

С.С.: Очень просто: P1 – место, где находятся виноградники, как правило, хорошее место; P2 – человек, которому принадлежит виноградник или который делает вино, обычно хороший человек, и, если он/она плохой человек, они будут делать плохое вино.

P1 + P2 = P3 – это продукт и, как правило, качественный

D+: Ваш относительно новый собственный бизнес – Bride Valley Vineyard – очередной революционный шаг на пути к винным переворотам? Вы приобрели в бургундском питомнике саженцы и посадили в Англии виноград, на месте бывших овечьих пастбищ, принадлежавших вашей жене Белле, чтобы делать игристое вино. Вскоре нам стоит ожидать очередной слепой Парижской дегустации по игристым Англия:Франция :)?

С.С.: Уже проводилось множество дегустаций английского игристого против шампанского. На том же уровне цен английские вина чувствуют себя неплохо, но при более высоком уровне цен  – шампанское работает лучше.

D+: Ericde Rothschild прокомментировал этот Ваш шаг так: ‘Welcome to the Club’. Что он имел ввиду?

С.С.: Иметь в своей собственности виноградники – это всемирный клуб, но за его фразой скрывалась легкая ирония, ведь это не клуб по интересам, виноделие – нелегкий проект.

D+: В своей книге Вы рассказываете об этом проекте в главе, которую назвали ‘Poacher turned Gamekeeper’. Расшифруйте, пожалуйста, название.

С.С.: Браконьер превратился в инспектора-лесника. Это простое выражение, которое подразумевает присоединиться к противоположной стороне, по отношению к той, на которой вы находились ранее.

D+: Что стало с фермой Вашей жены, как легко она согласилась отдать землю пастбищ под виноградники в зоне рискованного климата?

С.С.: Только 28 акров из 200 находятся сегодня под виноградными лозами, а виноградникам в целом необходимо 50 акров. На остальных пасутся овцы, их кто-то выращивает.

D+: Некоторые винодельни специально заводят овец для уничтожения сорняков на виноградниках – используете ли вы симбиоз растений и животных?

С.С.: Овцы едят траву и сорняки между лозами, вот и все.

D+: Вы называете собаку Maud членом винодельческой команды. Какие у нее должностные обязанности?

С.С.: Собаки любят бегать между лозами, и каждому винограднику нужна как минимум одна собака :).

D+: Ваше отношение к биодинамическим и органическим винам. Это маркетинг или необходимость, новый уровень эволюции винного мира?

С.С.: Я восхищаюсь органическими виноградниками и особенно биодинамическими, поскольку они дают возможность лозе самой постоять за себя.

D+: Ваши лозы дали первый урожай в 2011 году, сегодня уже три наименования вина поступают в продажу в разные страны – от Северной Европы до Японии и Тайваня. Можете сказать, как они продаются?

С.С.: У меня действительно нет стратегии, но представьте, что баланс 70/30 UK/Export хорош. Мы открыли дегустационный зал и Wine & Art Room, что привлекает постоянных клиентов B2C.

D+: По каким каналам Вы продвигаете вина – выставки, конкурсы, онлайн платформы? Вообще, нуждаются ли Ваши вина в дополнительной рекламе или Ваше имя – гарантия внимания к ним?

С.С.: Я не рекламирую их – у меня минимальный бюджет. Я намерен построить бренд на основе качества и, конечно же, на признании моего имени.

D+: За Вашу карьеру Вы испытали несколько финансовых взлетов и ряд падений. Что для Вас важнее всего в работе, каков Ваш принцип?

С.С.: Не сдаваться!

D+: Как, по Вашему мнению, влияет брексит на развитие винного бизнеса?

С.С.: Я не представляю, разве что через обменный курс.

D+: Каких еще переворотов ждать от Вас винному миру?

С.С.: Мое новое издательское предприятие – Academie du Vin Library, действительно очень многообещающее и окажет большое влияние на мир винных книг.


Блиц D+

Вы продавали вино, продвигали вино и производили вино. Какая из этих ролей Вам дается легче всего?

 – Во всех этих ролях я рассказывал о вине, и это то, что я умею делать хорошо.


Парижская дегустация – оглядываясь назад, что принесла больше: славы или проблем?

– Славы и очень много.


Самое большое достижение в жизни?

– Создание L’Academie du Vin в Париже.


Причина самых крупных провалов?

– Доверял слишком многим людям.


Чем хотели бы еще заниматься, если бы жили в мире, где нет вина?

 – Это немыслимо.


Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и любимый пейринг (хотя, как известно, Вы считаете, что вино не для еды, а для настроения).

 – Я не могу ответить на этот вопрос, так как пью для настроения, а не для еды, и мое настроение часто меняется, как и вино, которое всегда соответствует моему настроению.


Любимое кино :).

Настоящий фильм Judgement of  Paris, который так и не был снят из-за препятствий Уоррена Винарски (винодел в Долине Напа, основатель и бывший владелец винных погребов Leg’s Leap). Он заявил: «Мне не нужен этот фильм для моего наследия».

Но это было не только его наследие,

это было наследие Калифорнии и мира.


Досье D+

Правила Парижской дегустации

Это была слепая дегустация, вино подавалось в темных бокалах. Оценки выставлялись по 20-балльной системе. Критерии оценок не регламентировались, что предоставляло судьям свободу руководствоваться исключительно собственным мнением.

Рейтинг вин, отмеченных судьями, выводился как среднее арифметическое. Оценки Патриции Галлахер и Стивена Спурье не были приняты во внимание, учитывались баллы только от экспертов из Франции.

 

Фото: www.oregonwinepress.com, FB Bride Valley Vineyard, aloksama.com, rumasingh.com, Decanter, academieduvinlibrary.com, www.wechianti.com

 
Календарь событий