Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Jacques Thienpont: «На самом деле, мы просто фермеры»

17.07.2019, Персона Автор: Ольга Пиневич-Тодорюк

Звездная пара – винодел Жак Тьенпон (Jacques Thienpont, Дома Le Pin, L’IF и L’Hêtre) и Фиона Моррисон (Fiona Morrison – управляющий директор известной виноторговой компании Thienpont Wine, Master of Wine и винный консультант Brussels Airlines) рассказали эксклюзивно Drinks+ о своем семейном бизнесе, увлечениях, работе и планах.


Drinks+: Г-н Жак, г-жа Фиона, несколько слов о вашей семье. Как вы познакомились, насколько велика ваша семья и кто в ней за что отвечает?

Фиона Моррисон и Жак Тьенпон (далее – Ф.М.&Ж.Т.): Мы встретились в Бордо в 1997 году и были представлены друг другу кузеном Жака, Франсуа – бордоским негоциантом. У нас двое детей, Жорж, ему 21 год и Уильям, ему 20. На данный момент они проходят обучение в Бельгийском университете. И так мы все годы курсируем между Бельгией и Померолем. Жак присматривает за поместьями в Бордо, а Фиона управляет бизнесом, который связан с работой негоцианта в Бордо. На самом деле мы тесно сотрудничаем по всем проектам.


D+: Традиционно наш любимый вопрос, почему вы выбрали вино, как оно появилось в вашей совместной жизни?

Ф.М. & Ж.Т.: Жак вырос в семье, связанной с вином, и для него было естественно связать свою жизнь с семейным бизнесом своего дяди, а затем начать делать вино в Бордо. Фиона заинтересовалась вином в раннем возрасте, дегустируя вино с отцом, а затем руководила винным объединением, еще когда училась в университете. После нескольких лет в журналистике она начала работать как винный импортер в Соединенных Штатах. Когда мы впервые встретились, заочно знали друг о друге, у нас обоих был большой опыт в винном бизнесе.


D+: Могли бы описать свою жизнь в 5-7 словах, буквально в паре предложений.

Ф.М. & Ж.Т.: Разнообразная, занятная, связанная с вином, путешествиями, знакомством с новыми людьми, гибкая, трудолюбивая, приносящая радость.

D+: Г-жа Фиона, Вы много путешествуете, насколько мы поняли, общаясь с Вами, часто бываете вдалеке от семьи. Как любите проводить время, возвращаясь домой, находясь рядом с мужем, детьми?

Ф.М.: Выходные дома с семьей довольно простые  – прогулки с собаками, велосипедные путешествия, совместное приготовление еды, встречи с друзьями семьи. Каждый год мы стремимся проводить отпуск вместе в прекрасных местах, где можем наслаждаться природой и заниматься спортом. Мы стараемся, чтобы выходные были свободными, потому что мальчики возвращаются из университета и тогда мы вместе всей семьей.


D+: Когда вы не занимаетесь производством, дегустацией или продажей вина, что каждый из вас любит делать больше всего – есть ли хобби?

Ф.М. & Ж.Т.: О, их множество: опера, музыка, архитектура, искусство – посещение музеев, галерей, концертов и т. д. Спорт – велосипед, пеший туризм, плавание. Наши мальчики любят плавать и кататься на лыжах вместе с нами. Путешествия по множеству интересных мест. Любим проводить время с нашими большими семьями в Великобритании или во Франции, где мы разделяем винную собственность с сестрой Жака и ее семьей, в Côtes de Castillon.


D+: Когда упоминают персону Жака Тьенпона, то говорят, что гламурный образ Le Pin за границей находится в контрасте с самим виноделом. Как это выражается и почему вообще используют такое сравнение?

Ж. Т.: Зачастую образ владельца винодельни ассоциируется с шиком и экстравагантностью. На самом деле мы просто фермеры, мы следим за нашим урожаем, отслеживаем погоду и вегетацию; берем во внимание все тонкости и детали виноделия, и в этом нет ничего пафосного.

Конечно, очень весело наряжаться и ходить на модные дегустации и ужины в Le Pin, но это абсолютно не важная часть нашей работы. Люди вне винного бизнеса, которые встречают нас во время этих событий, наблюдают красивую сторону винного бизнеса, но видели бы они нас всего за несколько часов до этого, когда мы работали в джинсах и ботинках в подвале или на виноградниках 🙂 .


D+: Как бы вы описали природу, пейзажи, виноградники Помероля?

Ф.М. & Ж.Т.: Помероль стал монокультурным – сплошные виноградники, вокруг не так много деревьев. Сорок лет назад, когда Жак купил Le Pin, все было по-другому: были поля и огороды, больше деревьев и даже ипподром. Плато Помероль имеет высоту всего около сорока метров, но это ценная часть аппелласьона.

Старая национальная дорога усажена красивыми платанами, она прорезает аппелласьон на севере, к югу виноградники более пологие и примыкают к Cheval Blanc и Figeac, двум очень известным поместьям Сент-Эмильона. На востоке небольшая река Барбанн отделяет Помероль от аппелласьона Лаланд-де-Помероль, где почвы богаче, а на западе виноградники соприкасаются с городом Либурн.


D+: В не столь отдаленном прошлом Помероль характеризовался как территория с множеством небольших поместий, однако теперь семьям трудно удержать свою землю в собственности. Почему?

Ф.М. & Ж.Т.: До того, как лучшие померольские владения стали такими знаменитыми и дорогими, это была земля крестьянского земледелия. В прошлом 800 гектаров Помероля были поделены между 180 производителями, 50 из которых имели менее одного гектара лоз. Затем, чтобы гарантировать качество, согласно законодательству, все вина Помероля обязали производить в пределах наименования, поэтому виноделам, которые владели небольшими участками земли, пришлось стать перед дилеммой: построить погреб, что дорогое удовольствие, или продать свои виноградники.

Наполеоновские законы наследования гласят, что каждый член семьи получает наследство, а если семьи большие, то некоторые предпочитают иметь деньги, нежели небольшую часть виноградника. Сейчас земля стала настолько дорогой, а сам аппелласьон так мал, что теперь каждый хочет владеть частью этого волшебного терруара.


D+: На данный момент так называемым монополистам, крупным компаниям, а не семейным бизнесам принадлежит все больше и больше шато региона. По Вашему мнению, как это влияет на винный бизнес, как с точки зрения виноделия, так и с точки зрения продаж, позиционирования вина на международных рынках?

Ф.М. & Ж.Т.: Да, так оно и есть. На данный момент в Помероле все меньше семейных имений, к сожалению. Ранее все друг друга знали, была более уютная атмосфера. Но, с другой стороны, крупные компании обладают огромными ресурсами и многое сделали для маркетинга и продвижения Помероля, так что, возможно, вина из нашего аппелласьона стали намного более известными за последние десятилетия. Само плато Помероля обладает разнообразными почвами, поэтому и стили, и качество сильно различаются. Вина удовлетворят любые вкусы, действительно, весь международный рынок. Ценовая политика подходит для любого желающего импортировать, так как мы являемся единственным великим аппелласьоном Бордо, которое не имеет классификации сортов.


D+: С 1979 года Вы приобрели первый гектар Le Pin, насколько изменилась стоимость земли за эти годы?

Ж.Т.: Я купил первый гектар Le Pin в 1979 году за миллион французских франков. И все, особенно семья, думали, что платить за виноградник такую цену, – сумасшествие. Последняя сделка в Помероле, состоявшаяся пару лет назад, оценила один гектар виноградных лоз в более чем пять миллионов евро, так что, как вы можете видеть, произошло невероятное повышение цены.


D+: Г-н Жак, Вы очень давно занимаетесь виноделием в Помероле, и всегда лично принимаете участие в процессе. Менялся ли стиль вин с годами? Опишите органолептику идеального для Вас вина.

Ж.Т.: Я делаю вино настолько естественно, насколько это возможно, с минимальным вмешательством. Вино производится на винограднике, а не в погребе, поэтому, если стиль изменился, я думаю, это, скорее, естественная эволюция, которая связана с возрастом виноградных лоз или изменениями климата.

Я всегда использовал 100% новый дуб для выдержки вин и проводил малолактическую ферментацию в бочках с очищением только яичным белком после 18-месяцев выдержки. Вина Le Pin сделаны из 100% Мерло, выращенного на гравии с оксидом железа, поэтому они имеют естественный богатый вкус с нотами жареного кофе и трюфеля. Как только вы познаете аромат вин Le Pin, вы сможете обнаружить его в каждом винтаже, хотя, конечно, стиль меняется в зависимости от урожая.


D+: С кем из энологов консультируетесь?

Ж.Т.: Для анализа нашего вина мы используем лабораторию Дэни Роллан, которая находится практически по соседству, в деревне Катуссо. Я использую энолога исключительно как врача, звоню Дэни, только если у меня есть проблема. Мы очень хорошие друзья и я ценю ее советы.

D+: Какую технику могли бы назвать гордостью своей винодельни? Вы – сторонники инноваций, традиций или совмещения этих подходов? Какие процессы оборудованы в русле этих ваших убеждений?

Ж.Т.: Нет никакой техники, существуют только процессы.

Виноделие  – это не техника,

а внимание к мелочам и точность

Нас привлекают инновации, и если есть лучший, и более эффективный процесс, он нас заинтересует. Однако, должны сказать, что мы все-таки традиционалисты. Я всегда повторяю Фионе, что мы не будем менять мой 40-летний способ производства вина только ради инноваций.

Конечно, что действительно важно, так это работа на виноградниках, которая выявила различия между участками. Мы винифицируем эти участки по отдельности, в соответствии с возрастом виноградных лоз, их энергией, типами почвы и воздействием. И это тенденция, которая затронула весь регион Бордо, и вина стали намного лучше благодаря этому. Мы должны воздать должное моему двоюродному брату Александру Тьенпону и его сыну Гийому в Vieux Château Certan, еще одному нашему семейному шато в Помероле, поскольку именно они курируют процессы на виноградниках Le Pin для нас.

D+: Что Вы думаете о биодинамике, органике и прочих подобных тенденциях в виноградарстве? Используете ли какие-то из этих приемов?

Ж.Т.: Конечно, наше виноделие – это естественный прогресс. Мы не используем пестициды или гербициды и очень осторожны в отношении применяемых нами методов лечения. Делаем это только в случае крайней необходимости.


D+: На вашем веб-сайте мы читали, что вы (мистер Тьенпон) иногда спорите о «безумных винах». О чем эти дебаты? Как вы относитесь к «гаражным винам»?

Ж.Т.: Это, скорее, что-то из прошлого, когда на рубеже тысячелетий в регионе появилось много новых микро-виноделен. Они смотрели на Le Pin и вдохновлялись. Это были очень маленькие винодельни, а вина продавались очень дорого. Честно говоря, большинство из них не сохранилось. Их называли «гаражными винами», потому что именно так в прошлом прозвали Le Pin, когда я впервые стал делать вина в небольшом помещении под домом.

Сегодня этого дома больше не существует, с 2011 года у нас новая винодельня, так что, думаю, мы тоже выросли. Я должен также добавить, что в начале своей деятельности я продавал вина Le Pin очень разумно. Был успех с различными критиками, дистрибьюторами, а также с прессой. Все зарабатывали деньги, продавая Le Pin, и потребитель был счастлив. Я, по-сути, позволил рынку самому определить цену и создать репутацию нашего вина.


D+: Г-жа Фиона, Вы представляли семейные вина в азиатских странах. Расскажите подробнее о путешествии? Как прошла презентация? Довольны ли Вы результатом?

Ф.М.: Мы, на самом деле, путешествуем по работе не так уж и много, у нас есть бренд-амбассадор. К примеру, двоюродный брат Жака, Франсуа Тьенпон, продает наши вина через свою компанию-негоцианта. Но недавно мы впервые были во Вьетнаме и очень впечатлились энергией, знаниями и трудолюбием этого народа. Конечно, наши вина хорошо известны в Японии, Сингапуре, Китае и Гонконге, и это для нас достаточно зрелые рынки. Мы уважаем наших клиентов и видим их довольно регулярно либо в Бордо, либо на выставках в их странах.

 

D+: Ощущали ли разницу во вкусах европейского и азиатского почитателя? Какое вино/винтаж из вашего портфеля оказалось фаворитом в Азии? Был ли опыт с местным пейрингом?

Ф.М.: Азиатские потребители, возможно, более предприимчивы, чем большинство европейцев, которые выросли на классических пейрингах. У азиатской кухни другой профиль вкуса  – больше специй, больше умами – было очень интересно наблюдать, как она хорошо сочетается с нашими винами.

Когда мы находимся в азиатских странах, особенно в Японии и Вьетнаме, сами очень любим пробовать местную кухню. Вина Помероля с их большим процентом Мерло хорошо сочетаются с богатой, довольно острой пищей. Нам просто нужно быть осторожными, выбирая винтажи, в которых танины стали более мягкими. Винтажи 2011 и 2012 уже созрели для отличного азиатского фудпейринга и мы представляли их в нашей поездке.


D+: Г-н Жак, г-жа Фиона, Вы позиционируете свой бизнес как семейное виноделие, а также являетесь крупным негоциантом. Как совмещаются эти два разных процесса?  Если говорить на языке цифр, сколько процентов в ваших сердцах занимает каждое из этих занятий?

Ф.М. & Ж.Т.: Все подразделения нашего бизнеса – часть винного опыта. Винодельческий бизнес семьи начался еще в 1842 году. Когда дедушка Жорж Тьенпон купил свое первое поместье, его также уважали как винного негоцианта. Оба крыла нашего бизнеса работают вместе достаточно естественно, слаженно. Конечно же, если мы будем заботиться о выращивании лоз и производстве наших вин, мы будем так же заботиться о том, как вина распределяются и продаются по всему миру. Это часть одного целого, так же, как в Бургундии с топовыми Винными Домами.

D+: Как отбираете вина для Торгового Дома Тьенпон? Назовите, пожалуйста, пятерку лидеров.

Ф.М.: Мы, конечно, продаем вина, которые хотели бы пить сами. Мы не выбираем те, которые считаем слишком дубовыми, слишком концентрированными или экстрагированными.

Наш стиль – элегантность и свежесть.

Невозможно выбрать пять лучших вин

Если говорить о количестве проданных бутылок, то бестселлером является вино Château Pellebouc, которое производит брат Жака Baudouin Thienpont, оно продается примерно за 9 евро. А вот с точки зрения престижа, мы рады продать некоторые из величайших имен в Бордо и Бургундии, включая Vieux Chateau Certan, Petrus, Lafleur, Haut Brion, Raveneau, Marquis d’Angerville и Grivot. На самом деле, великих вин множество.


D+: Могли бы подробнее рассказать о принципах продаж? Какие инструменты задействуете: дегустационные залы, фьючерсы, аукционы и т.д.

Ф.М.: Вино лучше всего продается, если использовать индивидуальный подход, наш опыт и наши дегустационные возможности. Мы доступны для наших клиентов, даем им советы и знания, однако в нашем распоряжении и хорошая команда продавцов во главе с племянником Александром. Да, мы проводим дегустации и продаем вина Бордо en primeur, но Le Pin при этом закрыт для публичных посещений.

Каждую неделю мы проводим дегустации для частных клиентов, группы молодых людей, которые только начинают работу с вином, дегустации для сомелье, дегустаций в необычных местах, таких как галереи и магазины, и множество ужинов для виноделов в топ-ресторанах. У нас есть информативный веб-сайт со всеми дегустационными заметками на трех разных языках, и мы предоставляем достаточно много информации о поместьях и виноделах.


D+: Часто виноделие идет рука об руку с ресторанным бизнесом. Были ли у вас такие мысли или планы? Если да, расскажите, пожалуйста, подробнее.

Ф.М. & Ж.Т.: Категорически – нет. Владеть рестораном –  не наш бизнес. Он требует много времени и самоотверженности 24 часа в сутки. Но мы очень тесно сотрудничаем со многими ресторанами и понимаем проблемы их бизнеса.


D+: Г-жа Фиона, Вы – очень разносторонняя личность. Помимо виноделия, продвижения, Торгового Дома, еще ведете блог, пишете книги, выступаете перед аудиториями. Расскажите о самых для вас интересных, важных проектах.

Ф.М.: Все мои проекты – я и мой опыт. Я очень общительный человек, люблю встречаться с людьми. В начале моей карьеры опыт в области коммуникации и маркетинга вина показал, что пояснение сути вина, обмен энтузиазмом и знаниями, а также опыт дегустаций – это неотъемлемая часть винного бизнеса. Мы не должны забывать, что вино – сложная тема, и если сможем облегчить ее понимание, то нашим клиентам станет намного комфортнее с ним работать. Я была счастлива получить квалификацию Master of Wine. Она научила меня многому, научила общаться с вином.


D+: Вы принимали участие в составлении винной карты «Брюссельских авиалиний». Каков ее принцип и как выбираете бренды? Какова ваша роль в этом проекте?

Ф.М.: У нас есть дегустационная комиссия, состоящая из одного или двух экспертов-энологов и команды из «Брюссельских авиалиний» – бортпроводники, обслуживающий персонал, каждый имеет право голоса.

Мы дегустируем вина вслепую и ищем те, которые будут иметь хороший вкус на большой высоте.

Это вина, где преобладают фрукты и свежесть, не слишком танинные.

В итоге выбор зависит от цены и вкуса, поэтому окончательный вердикт делается вместе с руководством «Брюссельских авиалиний».

Я не обязательно выбираю известные бренды, хотя всегда интересно, когда в перечне слепой дегустации стоят Jackson Family или Torres. Я хочу, чтобы этот список стал путешествием, открытием, поэтому в перечне для дегустаций есть вина и производители из других стран, о которых никто никогда не слышал. Наконец, я очень горжусь тем, что у нас хороший выбор бельгийских вин, поэтому каждый месяц или около того мы стараемся предлагать также домашнее вино.


D+: Обычному человеку даже трудно представить, что такое процесс консультации клиентов Сhristie’s, – что Вы периодически делаете. Приоткройте, пожалуйста, занавес – как все происходит? Вы сами покупаете и продаете вина через аукционы? Какая максимальная цена была на ваше вино, какая рекордная партия выкупалась в таком случае?

Ф.М.: Я перестала работать с Christie’s некоторое время назад, когда взяла на себя управление негоциантской компанией. Просто не хватало времени, еще и возник небольшой конфликт интересов при продаже вина через нашу собственную компанию, и в работе с аукционным Домом. Я уважаю ведущие аукционные Дома  –  Bonham’s, Christie’s, Sotheby’s. Но считаю, что лучший способ купить первые вина мира – это как можно скорее после их выпуска обратиться к надежному импортеру или негоцианту, либо непосредственно в поместье.

D+: Согласна, но вот, кстати: любой ли желающий импортер может купить вина Le Pin? Как посоветуете действовать тому, кто хотел бы продавать ваши вина в своей стране?

Ф.М.: К сожалению, Le Pin производит очень мало вина  – всего от 5000 до 6000 бутылок в год, поэтому у новых импортеров шансов нет. Мы работаем с одними и теми же компаниями уже несколько десятилетий и очень преданы им.

Наши вина распродаются за полчаса,

а если бы мы открыли продажи,

то получили бы огромный лист ожидания

Единственный шанс купить наши вина – это хорошие бизнес-отношения с одним из негоциантов, входящих в небольшую группу тех, кто работает с нами. И, конечно же, мы осознаем, что купить Le Pin очень сложно.


D+: Какие планы на будущее?

Ф.М. & Ж.Т.: Продолжать усердно работать, делать хорошее вино, наслаждаться вином, помогать следующему поколению семьи –  нашим двоюродным братьям и сестрам, которые уже работают вместе с нами. А также – хотим помочь нашим двум сыновьям  взять на себя ответственность после нас… В конце концов.


И традиционный блиц-опрос от D+:

Фиона Морриссон:

  1. Если бы Вы не пришли в виноделие, то стали бы…
  • Писателем.
  1. Как строится рабочий день: во сколько подъем, первоочередные дела, в котором часу день завершается?
  • Я не совсем жаворонок, встаю около 7:30. Утро начинается с ванны или плавания. Приоритетные задачи: всегда есть так много дел в течение дня, будь то в офисе с моей командой, консультации клиентам, посещение производителей, написание дегустационных заметок, исследование вин. День заканчивается, когда я ложусь спать (стремлюсь сделать это до полуночи), и часто после дегустации или ужина. А еще здорово, когда мне удается взять двух наших собак на прогулку, чтобы справиться со стрессом!
  1. Самая важная для Вас книга – как чтение для души, а также самая актуальная книга о виноделии – помощник в профессии.
  • Слишком сложно ответить – я люблю книги, как и вина, и не смогу сделать выбор в пользу одной. Недавно Библиотека Academie du Vin – новый издательский дом, созданный Стивеном Спуррье, – переиздала культовую книгу Майкла Бродбента «Дегустация вин». Она изумительна, поражает своими четкими советами и некоторыми замечательными историями.
  1. Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое, – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и пейринг.
  • Опять же, я не могу выбрать только одно вино. Извините, я против этого, я верю в огромное разнообразие и выбор вин со всего мира. Я люблю немецкий рислинг и винтажное шампанское, обожаю чистые Burgundies и Chave’s Hermitages. В моем погребе есть вина со всего мира от Henschke’s Hillof Grace до Ridge’s Monte Bello. Что касается пейринга, люблю жареную рыбу и овощи, выращенные в домашних условиях.
  1. Любимое место, где готовы провести всю жизнь.
  • На данный момент мы живем в нашем семейном доме, где Тьенпоны обосновались еще с 1612 года. После проведения первых десятилетий своей жизни в качестве кочевника, я долго жила в Hofte Cattebeke в Etikhove, Бельгия, и мне также импонирует это поместье.
  1. Самая интересная для Вас винная дорога, назовите, пожалуйста, пару наиболее привлекательных мест для посещения.
  • Это винная дорога, по которой я все еще путешествую сегодня, и все новые приключения, и вина, которые мне еще предстоит открыть.
  1. Создали ли Вы уже вино своей жизни – какое? Или еще работаете над этим?
  • Каждое вино, которое мы производим, является частью моей жизни, и, надеюсь, впереди их будет еще очень много.

Жак Тьенпон:

  1. Если бы Вы не пришли в виноделие, то стали бы…
  • Архитектором.
  1. Как строится рабочий день: во сколько подъем, первоочередные дела, в котором часу день завершается?
  • Я встаю без четверти семь и несу Фионе чай, чтобы разбудить ее!:) Приставить мой нос к собакам, здороваясь, – первоочередная задача :). Накормить собак и кур, читать газеты и делать то, что мне нравится. Я в отпуске – на своей работе!
  1. Самая важная для вас книга – как чтение для души, а также самая актуальная книга о виноделии – помощник в профессии.
  • Я не очень усердный читатель. Тем не менее, последние несколько лет под влиянием Фионы я начал читать некоторые романы. Давным-давно я читал книги о виноделии. Конечно, я в курсе винодельческих новинок с помощью статей и семинаров, много общаюсь с друзьями и коллегами, затем мы обобщаем эти беседы.

      4. Любимое вино, которое можете выпить по будням и самое дорогое – которое пьете по праздникам. Если можно, то укажите и пейринг.

  • Как настоящий бельгиец, я люблю свое пиво, и если я пью вино на неделе, это VCC (сокращение от Vinde Consommation Courante – вино на каждый день) или Vieux Château Certan! По праздникам я люблю пробовать местные вина, в каждом винодельческом регионе есть очень хорошие вина, чтобы удовлетворить мое любопытство.

     5. Любимое место, где готовы провести всю жизнь.

  • Я – всего лишь последнее кольцо в длинной цепочке поколений, которые имели честь жить в семейном доме с его историей и легендами, и какая сегодня роскошь наслаждаться тишиной нашего окружения!

     6. Самая интересная для вас винная дорога, назовите, пожалуйста, пару наиболее привлекательных мест для               посещения.

  • Все винные дороги могут чему-то научить меня – как в Новом Свете, так и в Старом.

     7. Создали ли Вы уже вино своей жизни – какое? Или еще работаете над этим?

  • Каждый год мы создаем вино нашей жизни. Материал для придания этой формы такой тонкий, тонкий и уникальный. Существует мистика вечной эволюции, которой мы призваны наслаждаться в любой момент.

 

 
Календарь событий