Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Джанфранко Фино: «Мы с Симоной отправились в наше невероятное винное приключение!»

12.06.2019, Персона Автор: Погорецкая Мария

Drinks+ побывал в Мандурии, в гостях у «Короля Примитиво». Нас принимали по-королевски, правда, в небольшом гараже, переделанном под винодельню.


Вино увлекает людей, и люди, легко поддавшись новому, бросают свои «дипломные» профессии и меняют не только свои жизни, но и вносят кардинальные перемены в имидж региона, а иногда – в историю целой страны. Одним из таких стал Джанфранко Фино. Он начинал как агроном и профессионал в оливковом бизнесе, а сегодня известен в Италии и за рубежом как «Король Примитиво».

Винный поток закружил и его жену Симону, которая спокойно и счастливо работала юристом, но… однажды вышла на яхте в море, где и повстречала свою судьбу. С тех пор пара продолжает мчаться по жизненным волнам – то взбираясь на гребни славы, то с захватывающей дух скоростью уносясь в неведомую даль.

Drinks+: Медиа прозвали Вас «Королем Примитиво» – могли ли предположить, когда только искали участок в зоне Мандурия, что признание придет так быстро? Возможно, имелся бизнес-план, сроки окупаемости проекта – расскажите о своих надеждах того времени.

Джанфранко Фино: Благодаря делению винодельческих регионов и описанию терруаров, нам удалось найти интересные зоны. Кроме того, мы были сфокусированы на поиске участков со старыми лозами, потому получить выразительные вина оказалось довольно просто –

«… мы были уверены в успехе» (с) Джанфранко Фино

И, как водится в интересных фильмах, сделаем несколько «флешбэков». Вернемся в прошлое, когда молодой Джанфранко Фино решил стать виноделом.


D+: Кем был Ваш отец, как это повлияло на выбор профессии?

Д.Ф.: Мой отец был главой Министерства обороны, поэтому его работа никак не связана с моей.


D+: Кто привил Вам любовь к вину?

Д.Ф.: Моим учителем в области сельского хозяйства был известный журналист, винный и гастрономический критик – Луиджи Веронелли.


D+: Где учились, кем в детстве мечтали стать?

Д.Ф.: Я учился в энологической школе Локоротондо. Затем поступил на сельскохозяйственный факультет Университета Базиликаты (г. Потенца). Еще ребенком я ощущал тягу к виноделию. Фактически в 13 лет, больше даже ради забавы, начал ухаживать за небольшим виноградником возле отцовского дома.

D+: Как познакомились с Симоной?

Д.Ф.:  Я встретил Симону в море :). Если точнее, она пришла ко мне на курс – я был инструктором парусного спорта.


D+: В какой области вы с Симоной работали до того момента, как основали собственную винодельню? Правда ли, что профессионально занимались оливковым маслом? Что входило в Ваши обязанности?

Д.Ф.: Да, я занимался производством оливкового масла. В частности, отвечал за контроль и качество продукции по системе, разработчиком которой был Веронелли. В то время Симона уже получила высшее юридическое образование, работала адвокатом.


D+: Как подбирали винодела, какие требования выдвигались к кандидатам?

Д.Ф.: Братья Чиро и Томмасо – наши мастера винного погреба, но они не виноделы в привычном понимании. В первую очередь, я искал людей, увлеченных миром вина. Правда, Чиро посещал энологическую школу. И хотя у них не было профессионального опыта, они показали себя отличными сотрудниками, потому что четко и своевременно следовали моим указаниям.


D+: У Вас, мы знаем, маленький коллектив – как распределяются роли?

Ж.Ф.: Да, у нас мини-команда, но нам удается охватить все три составляющие винодельческого производства: виноградник, погреб и маркетинг.


D+: Как строятся отношения с дистрибуторами и байерами: к Вам сегодня напрямую обращаются фирмы-закупщики.  Планируете ли в дальнейшем поменять принцип работы – к примеру, перейти на бордоскую схему фьючерсов и негоциантов?

Ж.Ф.:  Нет, продажа наших вин построена через коммерческие сети и ряд зарубежных импортеров. Релизы равномерно распределяются по энотекам всей Италии.

Gianfranco Fino и Roberto Capobianco

D+: Но ведь уже сегодня весь урожай выкупается на стадии en primeur?

Д.Ф.:  Да, уже в течение нескольких лет мы продаем наши вина по предзаказам. И теперь знаем наперед, сколько бутылок данного винтажа будут проданы сразу после розлива.


D+: Поделитесь планами по развитию виноградников и созданию нового здания винодельни – судя по Вашим подходам, это будет нечто инновационное и яркое?

Д.Ф.: Несмотря на современный дизайн новой винодельни, мы будем на виноградниках  продолжать соблюдать строгие агрономические критерии, к примеру, радикальную обрезку, ограничение урожайности и т. д.


D+: Поговорим о Вашем решении отказаться от DOC Primitivo di Manduria и понизить статус вин до IGT. Были ли сомнения? И какие именно ограничения категории DOC стали решающими в принятии Вами решения?

Д.Ф.: На самом деле, наши корпоративные правила еще более регламентированы и строги, чем виноделие в рамках DOC Primitive di Manduria. Скажем, DOC Manduria предоставляет возможность сбора 90 центнеров ягод с гектара, но наш винтаж никогда не достигал этого уровня – не более 20 центнеров.

Таким образом, выход из DOC имел ряд веских причин,

в том числе и то, что мы всегда работали в более ограниченных условиях,

чем регулируемый формат производства DOC.

 Другими словами, мы продолжаем беречь и сохранять наше винное наследие, состоящее из старых виноградных лоз, которые традиционно культивируются на высоких стволах как деревья.


D+: Благодаря каким качествам апулийские сорта Primitivo и Negroamaro, имевшие не очень хороший имидж еще несколько лет тому назад, показались Вам привлекательнее, чем более популярные виноградные сорта в других регионах Италии?

Д.Ф.: Нашим предпочтительным и даже привилегированным выбором было автохтонное виноделие – производство из местных виноградных сортов, которые, помимо прочих особенностей, на протяжении многих лет доказали свою высокую устойчивость к глобальному потеплению, в отличие от других международных сортов (Мерло, Каберне и т. д.). Так мы можем производить уникальные вина и, в то же время, с лучшими характеристиками по органолептическому профилю.


D+: Вы пошли по сложному пути и в результате… – невероятно быстро пришли к славе! Но, наверное, это только со стороны – быстро и просто. Ведь были и неудачи, и тяжелые времена. Поделитесь, какие самые драматичные события случались на пути к успеху, что помогало преодолеть проблемы?

Д.Ф.: В самом начале, без поддержки моего близкого союзника, которым сегодня является моя жена Симона, – и не желая отклоняться от производства качественных вин, – я не имел четкого представления о том, как продвигать свои вина на международной арене. К счастью, в тяжелый момент досрочного расторжения контракта с моим дистрибьютором, Симона приняла решение оставить свою юридическую практику и последовать за мной в новом направлении. Таким образом, разрыв с дистрибутором, проблемы с ним связанные,  стали решающим моментом для маркетинга наших вин. И мы с Симоной отправились в наше невероятное винное приключение!


D+: Какие приемы биодинамики применяются на предприятии Gianfranco Fino?

Ж.Ф.: Мы косим сорняки в междурядьях, используем зеленое (сидеральное – прим. ред.) удобрение и другую органику, в частности, навоз 500P.


D+: Благодаря каким нюансам технологии удается так корректно работать с бочкой, сохранив уникальный вкус вина? Расскажите и о бочках – ведь они у вас разные и по-разному влияют на вкус.

Д.Ф.: Мы используем французский дуб для нашей линейки «крю», 50% новых и 50% бочек повторного использования. Кроме того, у нас есть специальные бочки для биодинамики от бондарни Tonnellerie Sylvain, благодаря особому тепловому этапу деревообработки которых нам удается сохранить естественную ароматику наших вин. Дерево, даже если оно новое, никогда не лукавит – при умелом обращении не испортит органолептических характеристик вина.

D+: Какую из Ваших идей при создании вина Вы назвали бы самой революционной?

Д.Ф.: Натуральная на 100% техника винификации подразумевает аэрацию, доступ кислорода (этот метод называется макро-оксигенацией) во время процесса мацерации.


D+: Есть ли экспериментальные участки на Вашем винограднике, если да, то какого рода работы ведете и какова их цель?

Д.Ф.: Мы начали с этого… В прошлом мы провели тщательную селекцию для каждого виноградного клона; каждый год мы можем предсказать потенциал каждого отдельного участка виноградника.

D+: Отличаются ли приемы по уходу за лозами, которым 50 – 90 лет, от ухода за молодыми растениями?

Д.Ф.: Наш протокол применяется однозначно как для молодых, так и для старых лоз.


D+: Сколько винограда получаете с них?

Д.Ф.: 20 центнеров винограда с гектара виноградников со старыми лозами и 40 центнеров с молодых лоз.


D+: Сажаете ли новые лозы и каких сортов? Какие вина планируете создавать?

Д.Ф.: С 2015 года мы работаем над проектом: negramaro rosè классическим методом.

D+:Как оцениваете последний винтаж: каких характеристик ожидать в будущих Es, Jo и Se, и каков объем релизов на 2019 год?

Д.Ф.: Согласно дегустаций, проведенных в январе, винтаж линеек Es и JO 2018 года предвещает винам заметное изящество и элегантность, за что мы благодарны дождливой весне и умеренному температурному режиму летом. Совершенно невозможно спрогнозировать урожай 2019 года, поскольку результат тесно связан с климатом.

D+: Поговорим о маркетинге: в каких выставках, конкурсах участвуете в 2019 году?

Д.Ф.: Наши ключевые промоушн-активности: Prowein в Дюссельдорфе, Vinitaly в Вероне и Merano Wine Festival.


D+: Открываете ли информацию о коммерческих сделках: в какую страну увозят больше всего Ваших вин?

Д.Ф.: Мы продаем вина не только на национальном уровне, но и экспортируем в другие страны  Европы и на другие континенты.


D+: Какие рынки Вас интересуют?

Д.Ф.: Самые интересные рынки для нас –  Германия и Швейцария.

D+: Какая винная линейка пользуется наибольшим спросом, как считаете, за счет чего?

Д.Ф.: Самым востребованным лейблом является вино Es, ведь Примитиво – родная лоза Италии.

D+: Устанавливаете ли лимиты на продажи вин, закладываете ли коллекцию собственных винтажей? (Признаемся, мы поучаствовали в уничтожении части ваших запасов – с одной стороны, мы очень вам благодарны за великодушие, с другой – понимаем, что, с точки зрения профессионалов, мы поступили безответственно:  молодой винодельне обязательно нужно оставлять в достаточном количестве релизы, чтобы следить за развитием и делать выводы в дальнейшем).

Д.Ф.: Ежегодно мы откладываем 10% бутылок для частной коллекции.

D+: Каково это было получить звонок с заказом вина Es 2008 для праздничного стола самой королевы Дании – Маргрете II или для саммита глав государств «Большой восьмерки»?

Д.Ф.: Эмоции были потрясающими, истинное удовлетворение происходящим.

D+: Как видите свою целевую аудиторию Gianfranco Fino: супермаркет, ХоРеКа или элитный бутик?

Д.Ф.: Нашей основной целевой аудиторией являются HoReCa и винные бутики.


D+: Как формируются цены на винтаж 2018 года, как и кто определяет, по какой цене продавать?

Д.Ф.: Обычно каждые два года мы увеличиваем стоимость на несколько евро.


D+: Вы назвали игристое в честь Симоны. Какими терминами описали бы это вино? В чем сходство с характером Симоны Натале Фино? 🙂

Д.Ф.: Симона – девушка прямолинейная, она не «подсахарит» реальность.

Другими словами, она сильная женщина, а наше игристое отражает все эти характеристики.

В вине прослеживается четко выраженная индивидуальность одновременно со сбалансированной идентификацией места происхождения.

D+: Считаете ли, что мечта жизни сбылась? Или есть новая?

Д.Ф.: Я доволен карьерой винодела и сейчас работаю над реализацией новой мечты – над строительством винодельни и нового погреба.

 


Досье D+

Примитиво – автохтонный сорт, главенствующий на юге Италии, в частности, в регионе Апулия. До недавнего времени, в том числе до успеха вин Джанфранко Фино, сорт имел низкий рейтинг и использовался для производства заурядных вин.

 

Фото: www.gianfrancofino.it, Vivi il Vino, Simona.Natale & Gianfranco Fino(FB), @vitogallo, Simona Giacobbi

 
Календарь событий