Внимание!

На сайте используются cookie файлы

The site uses cookie files

Данный сайт имеет возрастное ограничение!

This site has age restrictions!

Я подтверждаю, что мне, увы, уже давно исполнилось 18 лет
I confirm that I have 18 years!

Анна Горкун: «Задача номер 1 – вопреки всем сложностям, оставаться лидером»

27.05.2018, Персона

В наиболее критическом положении оказались украинские предприятия, чьи производственные мощности и сырьевые базы оказались «по ту сторону» раскола. Один из лидеров нашей отрасли – винзавод «Инкерман» – вошел в число тех, кому приходится не только вместе со всем украинским бизнесом бороться с проблемами сегодняшнего дня, но и заново возводить аннексированный базис. О том, как сегодня живет бренд «Инкерман», обозревателю D+ рассказала генеральный директор одноименного Торгового дома Анна Горкун.

D+: Наверное, самая острая и актуальная проблема бренда «Инкерман» – крымский вопрос. Поэтому, простите, но мы начнем с него. Расскажите, пожалуйста, о происхождении виноматериалов для производства украинской ТМ «Инкерман» (как тихих, так и игристых вин).
А.Г.: Пока законодательство позволяло осуществлять товарооборот с Крымом, мы завозили сырье на материковую Украину из своих крымских хозяйств, входящих в группу Компаний International. Безусловно, мы рассматривали тот риск,  что регуляторная база может измениться  в любой момент. Поэтому сформировали на нашей новой площадке в Новой Каховке стратегические запасы виноматериалов.

К сожалению, этот стратегический резерв был небезграничен, и мы достаточно быстро его выработали.  Честно говоря, тогда мысль о том, что граница может быть закрыта,  а любые торговые операции будут запрещены, и мы не сможем использовать собственные активы, казалась абсурдом. Очень хорошо помню события 2-х летней давности, когда в Верховной Раде было несколько законопроектов относительно того, каким образом Украина будет строить свои отношения с территорией Крыма.

Один из вариантов предполагал, что полуостров станет свободной экономической зоной и торговые операции будут возможны. Потом парламентарии пересмотрели свой подход и сказали, что никаких операций с Крымом быть не может вообще.На сегодняшний день, к сожалению, мы не можем ничего завезти из Крыма – ни одного декалитра собственных виноматериалов крымского происхождения. Благодаря своевременно сформированному стратегическому запасу виноматериалов мы смогли перестроить стратегию и бизнес-модель без ущерба для качества конечного продукта.

Наша нынешняя стратегия – поиск и отбор лучшего сырья, которое можно приобрести как в Украине, так и за ее пределами. Предпочтение мы отдаем украинским производителям, и только в том случае, если не можем найти качественное сырье на внутреннем рынке, ищем альтернативу за рубежом. Мы работаем с лучшими производителями сырья в Молдове. А недавно я вернулась из Македонии, где также знакомилась с потенциальными партнерами. Учитывая, что это валютные контракты с ценой в евро- и долларах, в условиях нашей курсовой нестабильности это негативно сказывается как на себестоимости, так и на цене готовго продукта для конечного потребителя. Качественное и, соответственно, недешевое импортное сырье, закупленное в валюте, существенно удорожает  стоимость бутылки. В результате мы попадаем уже не в массовый сегмент рынка, а более высокий – премиальный. Качество – это то, чем мы не готовы жертвовать и я уверена, что наши потребители это оценят.

На внутреннем рынке сырья мы работаем с большим количеством партнеров. За счет собственной сырьевой базы «Инкерман» всегда покрывал порядка 60% потребностей в виноматериалах, т.е. у нас всегда были дополнительные внешние поставщики. Это нормальная мировая практика, так работают глобальные лидеры винодельческой отрасли – большую часть винограда выращивают и перерабатывают сами на своих мощностях, а часть закупают и перерабатывают в  хозяйствах, максимально отвечающих их требованиям к качеству. Мы работаем с большими хозяйствами первичного виноделия в Одессе, Херсоне и Николаеве – это регион, который максимально приближен к Крыму и, разумеется, он является приоритетным для нас.

Крым формировал порядка 30% сырьевой базы Украины. Многие производители, у которых были заводы на материке, тоже были зависимы от виноградников в Крыму,  и  в результате геополитических переделок вся отрасль оказалась в ситуации дефицита сырья. Дальше последовал абсолютно неурожайный 2014-й год. Цены на виноматериалы, которые имелись на материке, взлетели. И тут, как лакмусовая бумажка, начинает действовать индикатор – каким образом ведет себя на рынке тот или иной производитель. Возможно всего два варианта стратегии: первый – можно стараться максимально оптимизировать стоимость за счет использования самого дешевого виноматериала низкого качества, и тем самым обеспечить стабильную цену для конечного потребителя. Или второй вариант – не идти ни на какие компромиссы с качеством и повышать цену на свою продукцию.  Мы пошли по второму пути, поэтому цены на нашу продукцию выросли существенно.

К сожалению, делать качественное вино и работать в стабильной цене сейчас не реально. Наверное, в плюс-минус стабильной цене остались те, у кого собственные виноградники полностью покрывают потребности производства, и у кого была ранее заложена достаточно высокая маржа, которую они чуть уменьшили и потребители не ощутили ценовых колебаний. Но я бы сказала, что это может быть применимо только к маленьким, нишевым хозяйствам, но не к крупным производителям промышленного вина  массового сегмента.

D+: Как все это отразилось на продажах?
А.Г.: Поначалу продажи всей категории вина упали. Есть объективные факторы, из-за которых наши продажи в абсолютном выражении сократились. Ушла территория Крыма, которая занимала существенную долю в структуре наших продаж. Потеряна стратегически важная для нас восточная часть Украины, удельный вес которой в наших продажах всегда был значительным. Кроме того, как я сказала, мы не были готовы работать с сырьем низкого качества,  соответственно, подняли цену. Это тоже повлияло на потребительское настроение.
Тем не менее, сейчас объемы производства растут и объемы продаж восстанавливаются. У нас есть в Украине многолетние партнеры, которые дают нам возможность обеспечивать потребителя продуктом высокого качества. На текущий год мы увеличили наши планы производства до 12 млн бутылок тихого и 2,2 млн бутылок игристого вина (в прошлом году последнего было изготовлено 800 тысяч).

D+: Какой серьезный рывок по игристым! Вы ощущаете рост спроса?
А.Г.: Рынок показал, что он готов поглощать игристое вино, как губка воду. Этот рынок очень быстро восстанавливается, чего, к сожалению, не скажешь о рынке тихих вин. Надо понимать, что наше игристое – это есть новый вектор развития  для ТМ «Инкерман». И для нас очень важно, что потребитель с готовностью принял это новшество. Для нас данный проект – это звездочка на погонах. Мы им безумно гордимся. Но большой всплеск продаж и дистрибуции также связан с тем, что мы нашли стабильных поставщиков виноматериала.
Мне кажется, это емкая ниша, которая будет развиваться, и ее объемы будут расти.

Примечательно: если смотреть аналитику по рынку, то потребление тихих вин находится в более-менее стабильной плоскости с некоторым трендом отрицательной динамики. В нем также происходит внутреннее перераспределение – предпочтение все больше отдается импортным винам, меньше интерес к отечественным. Однако уже года три подряд рынок игристых вин стремительно растет. Когда мы только запустили свой продукт в 2013 году, и смотрели показатели продаж по рынку за 2011 и 2012 гг., то не могли поверить, что прирост по игристым в целом по рынку достигал 200%! Сегодняшние данные показывают, что только по брютам у нас продажи выросли почти на 70%.

D+: Информация по брютам радует – мы еще лет 8 тому назад прогнозировали развитие спроса на брют, даже, помнится, убеждали наших производителей не опасаться делать на него ставку. То, что в конце концов процесс пошел, говорит о естественной эволюции, о развитии культуры потребления вин в Украине.
А.Г.: Это так, и мы за собой чувствуем важную миссию. Но, говорить о том, что наконец-то эволюционный процесс пошел и, что наш потребитель начал массово переключаться на сухие вина, рано. К примеру, наша коллекция Winemaster Selection, которая изначально задумывалась как линейка исключительно сухих вин, не нашла на нашем рынке широкого признания. Мы хотели дать потребителю попробовать тот стандарт, который сегодня во всем мире принимается за норму, но потребитель тогда, в не столь далеком 2012-ом, был не готов к европеизированным вкусам. Правда, как оказалось, это было не совсем оправданное решение.

Никогда не стоит навязывать свой вкус кому-то. Ведь рынок виноделия в Украине сложился не за один день и не просто так. Да, наше население больше склоняется к потреблению полусладких вин, но в этом нет ничего плохого. Полусладкие вина могут быть качественными, они могут быть вкусными, могут быть нарядными, могут быть яркими. В конце концов, каждому решать, что ему есть – рыбу, мясо, салат, манную кашу. То же самое и с вином. Главное, чтобы тот, кто поднимает бокал, – четко понимал, что у него в бокале.

D+: Какие марки производятся сегодня в Украине?
А.Г.: На сегодняшний день у нас есть коллекция молодых вин, классическая коллекция, Winemaster Selection и игристые вина.

D+: Ваши игристые вина разливаются на предприятии «Одессавинпром». Расскажите, пожалуйста, как происходит сотрудничество, как отстраиваются друг от друга марки, разливаемые на одном и том же предприятии (ведь, как известно, сегодня в Одессе на этом заводе льются многие игристые страны).
А.Г.: Процесс происходит под нашим постоянным контролем. Мы самостоятельно отбираем виноград, наблюдая за ним от лозы до постановки бутылки на полку в магазине. Как в Новой Каховке (Херсонская обл.), где производятся наши тихие вина, так и в Одессе, где разливается игристая группа вин, с 9 утра до 6 вечера на предприятии находятся наши сотрудники, у которых есть доступ на все этапы производства и они контролируют процесс. Но и любая площадка, которая производит готовую продукцию, бережет свою репутацию.

Опытные виноделы «Одессавинпрома» тоже контролируют, согласовывают с нами отобранное сырье для нашей продукции, следят, чтобы оно соответствовало их и нашим требованиям к качеству. Так что идет командная работа. Дальше начинается процесс производства и розлива под контролем нашего винодела и директора по качеству. А когда производственный процесс завершен, из рук производителей в руки торговли уходят опломбированные автомобили с готовой продукцией.

D+: Какова Ваша, как юриста, позиция в отношении крымских брендов в целом, которые зарегистрированы в Украине и льются на материке? В частности, как Вы видите будущее «Массандры», «Нового Света».
А.Г.: Как юрист, я бы не ставила в одну плоскость «Массандру», «Новый Свет» и «Инкерман». Торговая марка «Инкерман» находится в частной собственности, а первые две – государству. Мы вкладываем в свой бренд, и делаем все, чтобы он рос. Я считаю, что государство, как собственник, должно не менее бдительно относиться к своим торговым маркам, и так же, как и мы, поддерживать их и развивать. Как вы знаете, «Новый Свет» сейчас производится на Харьковском заводе шампанских вин, но там его производят по технологии акратафоров. Как мне кажется, и судя по тому, что я слышу по отзывам на рынке, – это не то игристое, которое было в Крыму. Учитывая, что на материковой Украине сегодня нет госпредприятий, на которых была бы возможность выдержки по классической технологии и нет возможности использовать то сырье, которое производилось в Крыму, я бы провела тендер и среди частных заводов на территории Украины, выбрала тот, который смог бы делать качественный продукт. А когда Крым вернется в Украину, незамедлительно вернула бы ТМ назад государству. С «Массандрой» должна быть аналогичная ситуация. Если сейчас эти марки не поддержать, их место быстро займут импортные производители.

D+: «Инкерман» в сознании людей – это тоже крымская марка. Что сейчас представляет собой бренд?
А.Г.: «Инкерман» – это бренд с давней историей, неразделимой с Крымом. Мы этим гордимся и хотим, чтобы так и оставалось. Сегодня – это на 100% украинская торговая марка, но пока без крымского сырья. Я очень надеюсь, что у нас будет конструктивный диалог хотя бы в торговых операциях между частными лицами. Если государственная политика будет последовательна и стабильна, мы будем готовы инвестировать в экономику Украины, будем искать производственные площадки, чтобы приобрести их в собственность, будем высаживать виноградники, будем по-прежнему ответственными и добросовестными налогоплательщиками. Но должна быть отдача от государства.

Я думаю, вы в курсе, что виноградорско-винодельческая отрасль сегодня единственная в сельском хозяйстве, которая не получает ни копейки государственной помощи. Более того, сегодня у нас, по сути, существует двойной акциз – мы платим акциз за 0,01 копейки, а сама акцизная марка стоит 27 копеек. Все очень хитро и совершенно не в интересах развития внутреннего рынка. При этом мы должны еще заплатить 5% с выручки, полученной в сетях, которая от цены с учетом НДС, акциза, со всеми отчислениями, которые платишь в сети за trade-маркетинг. Получается налог на налог. Такое вот украинское know how. Кроме этого, у нас забрали сакраментальный полуторапроцентный сбор.

Сейчас не понимаешь, где надо больше времени проводить: в офисе, развивая бизнес, или слушая в министерствах, какие новшества хотят внести в качестве законопроектов. Мы пытаемся объяснить, что, руководствуясь недальновидной политикой и целями, сегодня собрав в бюджет увеличенные поступления, правительство придет к тому, что завтра некому будет эти бюджетные наполнения осуществлять. Раньше внутри отрасли имелась конкуренция.

Сегодня все стали братьями по несчастью, консолидируются, объединяются, готовят общую информацию – чтобы законодатели увидели, по какой цене закупается сырье, сколько тратится на маркетинг, столько налогов платится, у кого, сколько гектаров виноградников, сколько содержим сотрудников, и т.д., лишь бы обосновать всю пагубность налогового гнета. И если нам сейчас еще добавят дополнительный повышенный акциз или сбор, – то отчисления упадут. Мы объединились с водочниками и пивниками – по инициативе пивников в Price Water House Coopers был заказан талмуд аналитики, расчетов, который показывает, как меняется бюджет Украины в зависимости от того, какую политику государство в части налогов имплементирует в отношения алкогольной отрасли с параллелями по Европе. Показали, что если сейчас и получится собрать больше предыдущего периода, то каждый следующий период идет по наклонной. Попросили представителей Price Water House Coopers быть готовыми выступить, но в Минфине сказали, что никто не просил отраслевые ассоциации заказывать исследование. Более того, там его даже не захотели посмотреть, не говоря уже о том, чтобы обсудить. После этого подняли акцизы, от которых особо пострадали коньячисты и водочники.

А сейчас готовят законопроект, который идет вразрез с имплементацией требований Европейского Союза. В нем акцизы с 0,01 грн поднимутся до 0,02 грн, хотя в Европе вино – это продукт питания, который в принципе не облагается акцизом.

Наша компания за последние годы написали несколько законопроектов, направленных на создание программы развития виноградарско-винодельческой отрасли. Мы просили найти хоть какие-то варианты по поддержанию отечественного виноделия. Не можете помочь деньгами, создайте условия, в которых отрасль будет развиваться, разрешите рекламу – пусть отечественный продукт будет иметь право выйти на экраны телевизора. Ведь на сегодняшний день у нас еще одна реальная проблема – импорт вытесняет отечественный продукт с полок.

D+: Анна, традиционный вопрос о планах.
А.Г.: Вперед и только вперед. А глобально, в планах создать из Украины сильную, мощную винодельческую страну.

Фото: visti.ks.ua

 
Календарь событий